За переписку в соц сети по поводу закладки наркотиков могут привлечь к уголовной ответственности?

Вербовка в соцсетях. Как нанимают делать

За переписку в соц сети по поводу закладки наркотиков могут привлечь к уголовной ответственности?

«Мы даем стабильную работу в городах, где мы открыты, с возможностью карьерного роста до оптового склада. График работы – по умолчанию – ежедневно, но сможете обсудить варианты с куратором. Заработная плата – при выполнении ежедневного плана – от 40000 р/нед., выплаты еженедельно на карту или на КИВИ».

Так описали рабочее предложение петрозаводчанину Олегу [имя героя изменено], на которое он откликнулся в социальной сети. В паблике, посвященном вакансиям, он увидел объявление с заманчивой зарплатой. Никаких подробностей, чем нужно будет заниматься, в записи на стене не значилось.

 В социальных сетях подобных объявлений огромное множество, и размещают их в открытых и совершенно безобидных местах.

Я решил выяснить, что ж там надо делать-то. Просто стало интересно. Я написал, и мне сразу предложили продолжить беседу в «Телеграме». Я туда зашел и написал: «Хочу подробности по вакансии». Меня мгновенно попросили назвать, из какого я города и какой у меня возраст. После того как я выполнил эти условия, мне ответили, что да, в моем городе есть большой объем работы.

Пример объявления, в котором нет конкретики, чем занимается компания, предлагающая вакансию.

На вопрос «Что нужно делать?» Олегу прислали огромный текст, в котором говорилось, что работа не предполагает контактов с людьми, зато предполагает контакт с запрещенными веществами, которые в чате называли «аромомиксы и курительные смеси (закладки)» [здесь и далее приводим орфографию и пунктуацию без изменений].

О спайсах и о том, как их распространяют, хорошо известно не только наркополицейским. В прошлом году корреспондент «Петрозаводск говорит» смог побывать на рейде ФСКН с сотрудниками и спецназом, во время которого были задержаны люди, искавшие те самые «закладки».

Товар разносят по городу курьеры: упакованные наркотические вещества прячут в землю во дворах жилых домов или в лесопарковых зонах, после чего потребителям отправляют описание геолокации опасных «секретиков». Курьеру нужно незаметно оставить товар, а затем подробно описать указанное место, снабдив пояснение скриншотами из онлайн-карт.

Курьерам советуют хорошенько запоминать местоположение «клада», а для лучшего результата «бормотать» все на диктофон, «чтоб потом дома понять свою болтовню и сделать нормальное описание».

Г- гуманность

Сегодня в распоряжении нашей редакции оказалась переписка с теми, кто организует систему доставки запрещенных курительных смесей.

Противозаконная деятельность построена как самый настоящий бизнес, а среди предполагаемых сотрудников даже проводят что-то вроде пропаганды здорового образа жизни, говоря о вреде наркотиков.

Олег встретился с нашим журналистом, чтобы рассказать, как ему предлагали стать наркокурьером, завести собаку и не привлекать внимание бабушек. Данной перепиской молодой человек поделился не только с изданием, но и с представителями правоохранительных органов.

Средняя зарплата в Карелии, по данным Карелиястата, в первом полугодии 2017 года составила 34562,6 руб. Те, кто имеют опыт поиска работы, знают, что в реальности найти вакансию с зарплатой в 30 тысяч рублей в Петрозаводске не так-то просто.

Неудивительно, что предложение зарабатывать по 40 тысяч в неделю (а именно такую оплату обещают курьеру за разнос 30 «закладок» в день) имеет свою аудиторию.

Еще в прошлом году во время брифинга на тему отравлений спайсами в Карелии руководитель аппарата антинаркотической комиссии Ростислав Казаков прогнозировал, что число преступлений, связанных с распространением наркотиков, будет расти в связи со «сложной финансовой ситуацией и низким уровнем жизни».

Подчеркивалось, что распространители синтетических наркотиков изобретают все новые способы сбыта товара, прибегая к современным технологиям. Беседа с потенциальным «сотрудником» Олегом тоже из сайта «ВКонтакте» быстро переместилась в мессенджер «Телеграм», считающийся более скрытым от спецслужб способом онлайн-общения.

Вопрос безопасности, который встал перед Олегом, когда он понял, что речь идет о наркотиках, не остался без ответа. Два главных правила для курьера: не потреблять самому и соблюдать полную секретность.  

Конечно, я спросил про законность. Ведь если поймают, то могут посадить. Меня заверили, что если соблюдать все меры безопасности, которым научит куратор, то вы не попадетесь.

За время липового устройства на «работу» Олег пообщался с тремя представителями сети распространителей.

Первый сообщил основную информацию о вакансии, второй должен был принять документы и допустить до третьей ступени – куратора, который работает непосредственно с распространителем и рассказывает о точках, где находится «клад».

Система устроена так, чтобы человек не смог соскочить после первого раза, поэтому первые десять «закладок» не оплачиваются.

Работа наркокурьера похожа на плохой детективный сюжет. Олега несколько раз проконсультировали, что с закладками вести себя придется очень осторожно и неприметно. Если заказываешь такси, чтобы забрать товар, то садиться в машину нужно не у своего дома, а где-нибудь подальше. Выходить из автомобиля тоже лучше подальше от места, где лежит клад.

Перед тем как собираешься забрать закладку, «нужно просто прогуляться по улице, наблюдая чтоб вокруг никого не было, чтоб без лишних глаз вы могли забрать клад  (Обращаем внимания на окна, на то нет ли где камер в которые вы можете попасть, на рядом стоящие машины, и на прохожих)». Делать собственные закладки нужно ехать уже в другой район.

– Мне сказали, что закапывать надо на 15-20 сантиметров в глубину и смотреть, чтобы тебя никто не видел в окна и чтобы не было камер, – рассказал Олег.

Чтобы устроиться на работу, Олегу предложили два варианта: первый – сделать несколько своих собственных фотографий с паспортом, отправить видео с кодовым словом, которое меняется каждый день. В этом же видео куратор попросила Олега ответить о мотивации на новом поприще.

Есть при приеме на работу наркокурьером и атрибуты собеседования на престижные вакансии. Например, соискатель заполняет анкету, один из пунктов которой – причины увольнения с предыдущей работы. Второй вариант – без документов: платишь 5 тысяч рублей и можешь начинать работать.

Анкета для “соискателя”

Продавцы “аромасмесей” всячески пытаются убедить человека в безопасности всего происходящего. Если кого-то пугает отправка фотографий паспорта, то можно заплатить.

Если необходимых “входных” 5 тысяч нет, то вежливый собеседник сообщит, что “доки” нужны только для того, чтобы проверить человека по “черному списку”, а страница прописки, чтобы в случае исчезновения курьера с товаром, его можно было найти. 

– Думаю, что когда люди оказываются в безвыходной ситуации и ищут подработку – быстрые легкие деньги, вполне вероятно, что они соглашаются на подобное. Я не знаю, платят ли там на самом деле те деньги, которые обещают. Вполне вероятно, что люди разносят десять бесплатных “закладок”, и им ничего не платят. Мне кажется, что это так.

Хотя наркоманов у нас полно: я видел этих людей, которые ищут “закладки”. Я как-то шел по Перевалке, подходил к железнодорожному мосту, а они ковырялись в земле. Что два взрослых человека могут искать в траве под мостом со словами “он сказал, что это где-то здесь”.  

Перед тем как отпустить Олега в поле делать пробные “закладки”, куратор предложил ему сделать тестовое задание: описать три места, куда можно было бы спрятать товар. С фотографиями и адресами. После этого Олег сообщил, что передумал заниматься этой работой. 

– После того как я отказался заниматься всей этой историей, ко мне обращались еще несколько раз.

Видимо, у них настроено что-то вроде таргетинга, потому что через некоторое время мне в сообщения во “ВКонтакте” стучались с предложениями со словами “есть предложение заработать в твоем городе” и так далее.

Подумали, что, может быть, с первого раза человек не стал этим заниматься, так, может, со второго согласится. Я просто отклонял эти предложения, – рассказал Олег.

По данным МВД Карелии, за прошедшие девять месяцев сотрудники полиции выявили 629 наркопреступлений. В 80% случаев нарушение закона связано с “новымии психоактивными веществам”.

Спайс (аромамиксы), как считают правоохранители, является наиболее “коварным” запрещенным веществом в плане схемы распространения .

Часто его начинают потреблять группами, после чего зависимые люди стараются записаться в ряды курьеров, чтобы делать “закладки” или иметь доступ к интернет-магазинам, в которых продают наркотики. 

Согласно статье 228.1. УК РФ за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов гражданину грозит до 20 лет лишения свободы.

По информации пресс-службы республиканского МВД, на днях петрозаводский суд приговорил к 15 годам лишения свободы участника “сетевого” интернет-сбыта запрещенных веществ.

Всего за девять месяцев силовики отправили в суд три уголовных дела в отношении трех преступных групп, занимавшихся бесконтактным сбытом наркотиков.

В полиции популярность наркотиков в обществе связывают с толерантным отношением к запрещенным веществам в молодежной культуре и глубоким проникновением в ее атрибутику, сленг, а также с тем, что люди не осознают собственную ответственность за распространение.

Сотрудники полиции всегда призывают не закрывать глаза на проблему в доме, в классе, в коллективе. Не убеждать себя тем, что “рассосется”, “утрясется”, “само пройдет”, все в их возрасте пробуют и т.д.

Следует незамедлительно обратиться к медикам, к наркологам. Часто родители с сарказмом отвечают, мол, ребенка сразу поставят на учет и ему будет испорчена жизнь. Безответственность такой позиции поражает.

Источник: https://ptzgovorit.ru/shortread/kak-petrozavodchaninu-predlagali-delat-narkozakladki

Все способы борьбы с фейками в России и за рубежом

За переписку в соц сети по поводу закладки наркотиков могут привлечь к уголовной ответственности?

Контекст

В Госдуму РФ внесен пакет законопроектов, направленных на борьбу с недостоверной информацией, публикуемой под видом общественно значимых достоверных сообщений.

За распространением в СМИ и интернете фейков, создающих угрозу жизни гражданам, предлагается установить штраф до 1 миллиона рублей.

Этот документ можно рассматривать как итог долгосрочной планомерной работы по выбору наиболее оптимальных средств для обеспечения общественной безопасности в Рунете. 

Почему юристы считают российский законопроект одним из наиболее прогрессивных для данной сферы наглядно объясняется в таблице РАПСИ, объединяющей весь мировой опыт последних лет. 

Авторы законопроекта отмечают, что «неконтролируемое распространение недостоверной информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, может… создать реальную опасность жизни и здоровью граждан, привести к массовым беспорядкам, создать угрозу государственной, общественной или экологической безопасности».

В России не скоро будут забыты крайне неприятные провокации, устроенные в сети после трагедий этого года в Кемерово и Керчи. Ранее похожий случай сопутствовал наводнению в Крымске. Однако тема фейков почти в равной степени актуальна для всего мира.

Например, в Индии не менее 25 человек в последние месяцы подверглись самосуду и были убиты толпой из-за распространявшихся в мессенджере WhatsApp ложных сообщений о том, кто якобы виноват в тяжких преступлениях – похищении детей, грабежах и изнасилованиях.

В результате, WhatsApp в Индии под давлением правительства страны ограничил возможности переадресации сообщений.

Ранее, чтобы препятствовать этому, мессенджер ставил метку, позволяющую идентифицировать сообщения, которые не являются оригинальными и были пересланы.

Министерство электроники и информационных технологий Индии выразило руководству мессенджера «глубокое неодобрение» по поводу распространения «безответственных и взрывоопасных сообщений». 

Тема фейков в последние годы звучит на крупнейших дискуссионных площадках. В частности, она стала ключевой на зимней парламентской сессии ОБСЕ. Поиск антифейковой стратегии внесен в число приоритетов во многих странах Европы и США.

Об угрозе фейковых новостей сделал свое заявление даже Папа Римский Франциск: сравнивая их со змеем-искусителем в Библии, он отметил, что «нам необходимо разоблачать подобные змеиные тактики, используемые для маскировки, чтобы нанести удар в любое время и любом месте». 

Предшественником российского законопроекта, пожалуй, следует считать проект, обнародованный Еврокомиссией.

Согласно нему программы обмена сообщениями и другие цифровые службы будут обязаны предоставлять данные пользователей правоохранительным органам в течение 10 дней после получения запроса. Для экстренных случаев указан срок в 6 часов.

Документ предусматривает распространение правил на все технологические компании, которые могут располагать так называемыми электронными доказательствами, необходимыми для проведения уголовных расследований, независимо от территориального расположения самих компаний и их серверов.

В их числе соцсети, включая и , «облачные сети», реестры доменных имен, а также пользовательские форумы на платформах электронной коммерции — «цифровые рынки, которые позволяют потребителям и/или трейдерам заключать однородные транзакции».

При этом следует отметить, что новый российский законопроект – один из самых гуманных среди документов, направленных на регулирование этой проблемы, в сравнении со своими зарубежными аналогами. 

Так, государственный департамент США собирается в связи с распространением новой проблемы требовать от всех претендентов на американскую визу подавать свои имена в социальных медиа, предыдущие электронные адреса и номера телефонов.

Новые правила будут применяться к практически всем претендентам на иммиграционные и неиммиграционные визы.

В заявках на визы будет содержаться список соцсетей и требования предоставить все свои имена в этих социальных медиа за последние пять лет.

В целом, следует признать, что до сих пор не выработана единая, наиболее эффективная стратегия борьбы с фейковой информацией. Это одна из наиболее актуальных задач для международной правовой мысли, в которой российские специалисты могут стать законодателями мод. 

Рассмотрим основные методы борьбы с недостоверной информацией, публикуемой под видом общественно значимых достоверных сообщений, от наиболее прогрессивных в сторону нарастания жесткости экспериментов, опробованных за рубежом. 

Методы борьбы с фейкамиПрименение в РоссииЗарубежный опыт

Источник: http://rapsinews.ru/incident_publication/20181221/292876054.html

«Подкиньте себе совесть»

За переписку в соц сети по поводу закладки наркотиков могут привлечь к уголовной ответственности?

Дмитрия Федорова, погибшего при невыясненных обстоятельствах накануне Нового года, в соцсетях прозвали «омским Голуновым».

Молодой человек был найден обезглавленным через 10 дней после того, как разместил на своей странице в «ВКонтакте» видеообращение о том, как правоохранители вложили ему в карманы наркотики, после чего продержали сутки в отделе полиции № 7 «без права на звонок и на адвоката».

Дмитрий Федоров. Фото из личного архива

В 5 часов вечера 15 декабря на ул. Химиков, где Дмитрий встречался с коллегой по работе, на обратном пути к остановке к нему подъехал автомобиль «Лада Гранта», из которого вышли два росгвардейца.

Сказали, кто-то похожий на него на этой улице распространяет наркотики. Попросили показать документы и все, что есть в карманах, выложить на капот.

Дальше один из стражей порядка залез в его карман: оттуда выпал сверток.

Последовал приказ: «Подними». Дмитрий машинально подчинился, оставив на пакете свои отпечатки. После чего услышал: «Ну теперь, парень, ты пропал».

Между тем, как следует из рассказа Федорова, боец Росгвардии вложил еще четыре свертка в его карман. По вызову росгвардейцев подъехала дежурная машина отдела полиции с оперативниками, которые провели личный досмотр.

Так произошло, по словам Дмитрия, его задержание. Никакой иной версии случившегося, говорит депутат Омского горсовета Дмитрий Петренко (к нему задержанный обратился за помощью после возбуждения уголовного дела), у следствия нет — не только по этому эпизоду, но и по дальнейшим. В материалах дела, по сведениям депутата, нет ни одного внятного документа, подписанного следователем.

Что происходило с Дмитрием Федоровым с 17 до 19 часов, когда начался досмотр, следствию неизвестно. Сам он рассказывал, что росгвардейцы и опера его уговаривали «во всем сознаться», и тогда возможен условный срок, а иначе определят в СИЗО, где его все равно «сломают», он даст нужные показания и отправится на зону. Дмитрий, как сказал его друг Григорий Панкратов, выбрал «меньшее из зол».

Дмитрий Федоров. Фото из личного архива

Блеф на брифинге

После того как о «странном самоубийстве» заговорили соцсети и федеральные СМИ, полиция спешно собрала брифинг, где предъявила общественности видео досмотра от 15 декабря, как «доказательство» того, что Дмитрий был наркодилером: его «признание», наркотические вещества, «найденные» в кармане, а также гаджет с перепиской в мессенджере, «подтверждающей», что обвиняемый распространял наркотики.

вышло неубедительным: запись, как заметил депутат Петренко, «склеена фрагментарно», движение губ Дмитрия Федорова не попадает в такт его речи, часть своего «признания» он вообще «произносит» закрытым ртом.

Полицейский, проводящий досмотр, знает заранее, сколько свертков должно быть и в каком кармане, а также где находится гаджет с адресами «закладок», который при изъятии почему-то не был опечатан.

оперативной съемки с признанием Дмитрия Федорова вызвало вопросы адвоката

Но самое интересное, в материалах уголовного дела этой «главной улики» нет. Как нет в нем и видеозаписи личного досмотра, где у подозреваемого изымаются «неопровержимые доказательства».

В тот же день 27 декабря, когда проводился брифинг, в Первомайском суде состоялось заседание по жалобе адвоката Дмитрия (а после его гибели — адвоката его семьи) Игоря Суслина, поданной им в порядке статьи 125 УПК — о непредоставлении вещественных доказательств.

Как оказалось, и у старшего следователя ОП № 7 СУ УМВД России по Омску Екатерины Чайки их нет.

— На мои вопросы она четко отвечала: «У меня нет этой видеозаписи. — Вы ее получали? — Нет. — Она вам передавалась? — Нет. — Вы по ней назначили экспертизу? — Нет. — А где она находится? — У оперативных работников».

Такими же были ответы следователя на вопросы адвоката о гаджете, в котором содержатся, как рассказывали на брифинге ответственные лица омской полиции, геометки и фотографии 15 «закладок».

Следователь не видела этого гаджета — он находится с 15 декабря у оперативников, то есть у «людей с непонятным процессуальным статусом».

Времени для фальсификаций, говорит депутат Дмитрий Петренко, предоставлено им более чем достаточно.

Заседание в Первомайском суде произвело сильное впечатление на Игоря Суслина, представляющего Московскую городскую коллегию адвокатов «Стратегический партнер».

Его мнение: люди, проводившие брифинг, все в довольно высоких чинах (полковники, подполковники) порочили имя погибшего, называя его «наркодилером» не только до решения суда (что не допускается законодательством), но и не дождавшись результатов экспертизы.

«Это чудовищно, просто чудовищно…У меня нет слов», — не сдерживает эмоций Игорь Суслин на . Адвокат задает вопрос: на каком основании, не имея ни записи досмотра, ни гаджета, следователь возбуждает уголовное дело?

Дмитрий Федоров. Фото из личного архива

Подкладки

Дмитрий Петренко пишет в телеграме, что «возбуждено оно на основании материалов проверки оперативно-разыскного мероприятия». Но оказывается, и этих материалов у Екатерины Чайки до сих пор нет, ей их не передали, заявила она в суде.

Между тем адвокату удалось раздобыть запись с камер видеонаблюдения, которые зафиксировали «оперативно-разыскные мероприятия» (ОРМ).

Просмотрев ее, Игорь Суслин пришел к выводу, что его подзащитный не преувеличил, когда рассказывал, как после ночи в полиции, в 11 утра 16 декабря оперативник его инструктировал, в каких местах на улице Химиков ему следует указать в присутствии понятых на закладки: всего их должно быть 15.

«Но я не запомню столько, — говорит на записи Дмитрий. — Ничего, сколько-нибудь покажешь, тебе зачтется», — отвечает опер.

Вот что сказал «Новой» бывший сотрудник правоохранительных органов, не пожелавший себя назвать: на улице Химиков немало видеокамер, например, там находится супермаркет «Магнит», и если бы Дмитрий делал там «закладки» (по «данным полиции», он этим занимался аж с октября 2019 года), его неизбежно должны были зафиксировать камеры наружного наблюдения. Но в уголовном деле такого видеоматериала нет.

Проколы обыска

Тот день, 16 декабря, был у Дмитрия Федорова довольно насыщенным: с 14 до 15 часов — допрос у Екатерины Чайки.

Через час с лишним после его окончания в отдел полиции приехала назначенный следствием адвокат и не глядя подписала протокол допроса, а Дмитрию посоветовала сотрудничать со следствием, не отпираться, собирать положительные рекомендации, и тогда будет суд в особом порядке, и, возможно, условное наказание.

В тот же день, если верить протоколу, прошел обыск у него дома — в квартире на ул. Кирова. Но эти сведения не заслуживают доверия. Во-первых, под ними нет подписи следователя. Во-вторых, там сказано, что при сем присутствовал Дмитрий, а он в это время — с 18.20 до 19.00 находился на ул. Заозерной в отделе полиции.

В-третьих, как выяснил депутат Петренко, одна из понятых при этом обыске Елена Еремеева приходится родной тетей следователю Чайке: в соцсетях нашлась фотография, на которой они стоят в обнимку.

К тому же тетя определенно не проживает по адресу, указанному в протоколе (ул. Тюленина, д. 19), — такого дома на карте города нет.

Второго понятого по фамилии Беззубов депутат Петренко, как он сам говорит, «искал его всеми способами», но безрезультатно.

Елена Еремеева (слева) оказалась родственницей старшему следователю по делу Дмитрия Федорова Екатерине Чайке (справа). Фото из социальных сетей

Из отдела полиции Федоров вышел 16 декабря под подписку о невыезде. Возбужденное уголовное дело по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств в особо крупных размерах») грозило ему лишением свободы на срок от 10 до 20 лет.

Собрать средства на московского адвоката Дмитрию помогли друзья. Игорь Суслин прибыл в Омск 17 декабря. Общение с местными правоохранителями его поразило:

— Полиция не хотела выдавать мне материалы уголовного дела, требовала подтверждения моего статуса. Я показал удостоверение, мне ответили: «Такие корочки у вас в Москве можно купить в любом подземном переходе». записей осмотра места происшествия до сих пор не могу добиться: если я не получу их или они будут повреждены, неслучайность смерти Дмитрия для меня станет очевидной.

18 декабря Федоров подал заявления в УФСБ и начальнику оперативно-разыскной части УМВД, где описал все, что происходило с ним на ул. Химиков и затем в отделе полиции. «Там столько подробностей, которые выдумать невозможно», — констатирует адвокат.

В заявлениях Дмитрий требовал привлечь к уголовной ответственности сотрудников Росгвардии, «подбросивших ему наркотические вещества», сотрудников полиции, «сфальсифицировавших доказательства».

Тогда же, 18 декабря, он записал видеообращение к своим подписчикам и друзьям с просьбой распространить его по всем соцсетям.

Дмитрий Федоров. Скриншот видео

Страшные странности

26 декабря у Федорова была назначена встреча с Петренко, а в 17 часов они с адвокатом Суслиным планировали навестить службу собственной безопасности Росгвардии по поводу поданной накануне жалобы.

В последний раз живым Дмитрия Федорова примерно в два часа дня видела его девушка Людмила. «У него не было мыслей о суициде. Я бы поняла, если б с ним что-то было не так. У него все всегда на лице написано».

Он ее подбадривал: «Готовься к свадьбе. Прорвемся!» Они прожили вместе 7 лет.

Последний его звонок — в 16.30. В это время, по сведениям Петренко, Дмитрий находился на улице Химиков, пытался найти очевидцев его задержания, которые подтвердили бы, что наркотики ему подкинули. После 16.30 он перестал выходить на связь.

Через полтора часа — в 18.10, Федоров оказался на другом конце города — на железнодорожных путях станции Привокзальная. По официальной версии, Дмитрий попал под пригородный электропоезд Омск — Татарская, шедший со скоростью около 40 км в час.

Руководитель Омского Следственного отдела Западно-Сибирского следственного управления на транспорте Владислав Ковалев на упомянутом брифинге описал ситуацию так: локомотивная бригада заблаговременно заметила мужчину, стоявшего за опорой около рельсов, стала подавать предупредительные сигналы, но когда до поезда оставалось 10 метров, человек был уже в колее, машинист применил экстренное торможение, но помочь он не могло. У следствия две версии — несчастный случай и суицид.

В тот же день депутат Петренко поехал в морг, добился, чтобы ему показали труп. Неправдоподобно, чтобы «поезд так ровно проехал по шее», утверждает Петренко. Побывал он и на месте трагедии вместе с невестой Дмитрия Федорова, его отцом, адвокатом. Там пятна крови пришлось им долго искать.

— Ее меньше, чем может уместиться в одном стакане. Все знают: когда перерезаны артерии, кровь бьет фонтаном. Там было бы на десятки метров все залито.

Медики, осматривавшие тело Дмитрия (правда, не называющие себя), в омских СМИ это опровергают: они видели «типичную железнодорожную травму — с размозжением мягких тканей, отрывом кожи, переломами костей черепа». То, что крови на снегу слишком мало, по их мнению, можно объяснить тем, что в тот день был сильный снегопад.

Сход граждан

 Om1.ru

4 января в гайдпарке, в нескольких остановках от центра Омска, прошла акция памяти Дмитрия Федорова с участием сотни человек — его сверстники, друзья. Они держали плакат: «Подкиньте себе совесть».

— Он был добрым, отзывчивым человеком, — рассказал музыкант Григорий Панкратов. — Все дни перед гибелью я находился рядом с ним и с Людмилой. Мы видели, он руки не опускал, готов был бороться. Мы будем добиваться правды.

Под требованием провести объективное расследование дела Дмитрия Федорова и привлечь фальсификаторов к уголовной ответственности подписались 80 человек. 9 января его передают в прокуратуру области.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2020/01/09/83380-podkinte-sebe-sovest?print=true

Новое дело о спайсах. Наркотиков нет, отпечатков нет, срок дали

За переписку в соц сети по поводу закладки наркотиков могут привлечь к уголовной ответственности?

24-летний житель Борисова Максим Макаров признан виновным в распространении наркотиков, совершенном организованной группой.

В его квартире не было спайсов, а на обнаруженных в тайниках закладках не нашли его отпечатков пальцев.

Всё обвинение строится на том, что он снял деньги с карточки друга, который действительно продавал наркотики. За это и тот, и другой получил по 15 лет колонии.

В организованной группе, как следует из материалов дела, было четыре человека. Тот самый Максим Макаров и его друзья: 23-летний Андрей Минич, 22-летний Максим Павловец и 21-летний Илья Ванглицкий.

В соцсетях еще можно найти их совместные фото — на озере, на шашлыках, на праздновании Нового года. Веселые, молодые и счастливые. По приговору суда ближайшие 15 лет они проведут в колонии. Все, кроме Максима Павловца. Он покончил жизнь самоубийством после того, как провел несколько дней в изоляторе.

Преступников нашли по переписке в интернете

По материалам дела, преступную группу создал самый младший из друзей — Илья Ванглицкий. В январе 2013 года он зарегистрировался на форуме по продаже курительных смесей. Вовлек в преступный бизнес Минича и Макарова, которые должны были руководить онлайн-магазином Buzzshop. Павловец был исполнителем — прятал закладки с наркотиками по тайникам.

Для общения, как это обычно бывает в случаях с продажей спайсов, ребята использовали мессенджеры с функцией шифрования. Деньги за товар получали на электронные кошельки, зарегистрированные на подставных лиц.

Прятали товар в плафонах на лестничных площадках, в горшках с цветами, на окнах и на крышах, забрасывали в почтовые ящики, закапывали на клумбах, оставляли возле лавочек. Всего оперативники нашли около 20 закладок.

Преступный бизнес просуществовал более двух лет. В апреле 2015 года друзей задержали.

Милиция вышла на обвиняемых после того, как в Борисове стали все чаще задерживать наркоманов и распространителей, которые закупались в Buzzshop. «Контрольную закупку» сделал один из оперативников. Вычислили, как продавец выходит в интернет. Засекли его соединения, в том числе в соцсетях. Этим человеком был Максим Павловец. Его друзей нашли там же, по переписке на страничке.

«Одного человека как организованную группу не оформишь»

Макарова и Ванглицкого задержали по дороге из России. При обыске у них нашли банковские карточки, на которые поступали деньги с продажи спайсов. Минича и Павловца взяли в Борисове.

Илья Ванглицкий вину в распространении не признал. Дома у него нашли дозу с психотропом, приспособление для курения спайсов и компьютер, на котором была переписка по поводу продажи наркотиков. На одной из закладок позже нашли его отпечатки пальцев.

Молодой человек на это заявил, что психотроп купил для себя, компьютером пользовались его друзья, банковские карточки он забрал в России по просьбе Минича, а закладку с психотропом просто подержал в руках, когда был в гостях у Павловца. Говорил, что понятия не имел, что кто-то из его товарищей занимается продажей запрещенных веществ.

Андрей Минич — единственный, кто признал вину (частично). Он рассказал, что осенью 2013 года начал работать «оператором» в Витебском магазине «Промекс» — до февраля 2014-го продавал миксы.

В сентябре 2014 года, по его словам, он вместе с Павловцом работал уже в Борисове — в том самом магазине Buzzshop. Деньги получал на карточку, которую «наниматель» оставил ему в тайнике.

Переписку вел со своего компьютера, но использовал модемы с сим-картами, оформленными на посторонних людей. Все сообщения шифровал.

Рассказал также, что иногда пользовался телефоном Макарова, так как тот случайно разбил его мобильный. Получается, был ему должен.

«Я не являлся организатором и руководителем преступной группы. Ни Макаров, ни Ванглицкий не знали, чем я занимаюсь. Отношение имели только я и Павловец», — заявил Минич в суде.

Максим Макаров вину не признал. До этой истории с наркотиками работал на «Борисовдреве», заочно учился в Полоцком университете. Он также ухаживал за парализованным отцом. В день задержания поехал в Смоленск, чтобы купить ему инвалидное кресло.

Минич попросил взять с собой Ванглицкого. Не стал особо объяснять, зачем. На месте выяснилось, что Ванглицкий должен был забрать банковские карточки для Минича. После этого остановились у супермаркета. Илья пошел в магазин, попросил Максима снять деньги. Тот, ничего не подозревая, направился к банкомату. До этого он уже снимал однажды деньги с карточки Минича в Борисове.

По сути, два этих эпизода являются ключевыми в обвинении Макарова. А также то, что он дружил с распространителями, и на его телефоне был установлен мессенджер с высоким уровнем шифрования и безопасности.

В его квартире не нашли наркотиков. На пакетиках с «солями», обнаруженных в тайниках, нет его отпечатков. Тем не менее, он осужден за незаконный сбыт в составе организованной группы.

Родные Максима считают, что его к этому делу присоединили для массовости.

«Им нужна была организованная группа,— говорит мать Макарова. — Реально распространяли Минич и Павловец. Но последний умер. А одного человека как организованную группу не оформишь, на 15 лет уже не отправишь. По сыну могу сказать: отпечатков нет, наркотиков нет, но срок ему дали».

Почему умер один из участников «организованной группы»

В приговоре нет имени Максима Павловца. Его, как и товарищей, задержали в начале апреля. Через три дня отпустили домой. По словам родных, вернулся он замкнутым, боялся выходить на улицу — думал, что за ним следит милиция.

Через несколько дней парня нашли мертвым в квартире. Он перерезал себе вены. Родные убеждены, что причиной стало то, что против него возбудили уголовное дело. В экспертизе отмечено, что на закладках с наркотиками были обнаружены его отпечатки пальцев.

Родных опрашивали о случившемся после смерти парня.

Сестра рассказала следователям, что очень удивилась, когда узнала, что Максима задержали за наркотики. Она не замечала, чтобы брат что-то употреблял. Не было у него и больших денег.

Бывшая девушка Павловца заявила, что Максим после задержания говорил ей, что ни в чем невиновен.

В суде свидетели изменили свои показания. Сестра вдруг вспомнила, что за два дня до смерти Максим рассказывал ей, что вместе с друзьями (обвиняемыми) ездил за товаром в Россию, потом все вместе фасовали наркотики по пакетам. Макаров, по ее словам, успел так хорошо заработать на спайсах, что даже купил себе машину.

А бывшая девушка Павловца заявила в суде, что за два дня до смерти тот сознался, что был причастен к распространению наркотиков. Рассказывал, что вместе с друзьями продавал «соли».

Андрей Минич считает, что обе девушки оговорили обвиняемых.

«Сестра Павловца винила меня в смерти своего близкого человека»,— заявил он при рассмотрении апелляции на приговор.

В суде зачитали слова девушки: «Я виню их, что они живы и здоровы. Ввязали моего брата, сделали из него дурочка».

Приговор вынесен, вопросы остались

15 лет лишения свободы — суровый приговор. Приговор, который вызывает сразу несколько вопросов.

Вопрос первый — о соразмерности наказания. Еще недавно такие сроки давали настоящим наркобаронам. Для сравнения: 15 лет прокурор запросил для бывшего чекиста, который, по версии следствия, «крышевал» международный наркотический синдикат с оборотом в 1,6 млн долларов.

Вопрос второй — о доказанности вины. Прежде всего, в отношении Максима Макарова, у которого дома не нашли наркотики, на закладках также не выявлены его отпечатки пальцев.

«Макарову причастность к преступлениям Минича была вменена лишь на основании дружеских отношений с ним. Но это не является основанием для привлечения к уголовной ответственности. Для облегчения труда правоохранительных органов достаточно посетить страницу в социальной сети, что позволит сделать выводы о наличии организованной преступной группы», — отмечала адвокат Макарова в суде.

И вместе с тем эта история еще раз показывает, что нужно думать, с кем дружишь и отмечаешь Новый год; кто пользуется твоим компьютером и телефоном; почему тебя просят снять деньги в банкомате или забрать карточку.

Приговор по делу Макарова и его друзей вступил в силу. Но обвиняемые все еще могут обратиться в Верховный суд.

Количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, с каждым годом растет. По данным Верховного суда, в 2013 году по ст. 328 УК было приговорено 2417 человек, в 2014-м — 3417 человек, в 2015-м — уже 3929 человек. В первом полугодии 2016 года за хранение и распространение наркотиков приговорили 1813 человек, оправдали только двоих.

В МВД сообщают, что за первое полугодие текущего года было выявлено почти 3,4 тысячи наркопреступлений, из них более 1,5 тысячи связаны со сбытом.

Источник: https://naviny.by/article/20161207/1481134676-novoe-delo-o-spaysah-narkotikov-net-otpechatkov-net-srok-dali

Законовед
Добавить комментарий