Видеосъемка в военкомате допустима, если я против?

Где разрешено вести фото- и видеосъемку

Видеосъемка в военкомате допустима, если я против?

Вопрос осуществления гражданами фото и видеосъемки в различных местах уже не раз поднимался и рассматривался в различных источниках информации, в том числе в сети Интернет.

Тому, кто умеет искать информацию, ответы на свои вопросы по данной теме найти несложно.

Поскольку тема фото и видеосъемки в магазинах, торговых центрах, органах внутренних дел, судах, на улице и так далее, достаточно актуальна, мы тоже решили разместить статью на своем сайте по такой теме.

Поскольку информации очень много и ее легко можно найти в сети Интернет, ничего нового писать в статье мы не будем.

Статья будет объемной и будет состоять из найденных различных материалов сети Интернет.

То есть мы объединим в одном посте главные и лучшие статьи, из которых Вы с легкостью сможете понять, что разрешено и что запрещено, где можно снимать, где нельзя.

Кроме того, в конце статьи Вас ждет официальный ответ Минского городского исполнительного комитета от 20 апреля 2017 года по теме осуществления фото и видеосъемки в различных местах.

Поехали.

24 июля 2012 года Марина Воробей / TUT.BY

Читать полностью:  //news.tut.by/society/301175.html

Всякого рода «девайсы» сделали нашу жизнь значительно интереснее. Фотографировать теперь стало проще. Не нужно носить громоздкий фотоаппарат, достаточно достать мобильный телефон, который всегда под рукой.

В связи с этим вопрос, что фотографировать можно, а что нельзя, стал актуальным для всех и каждого. Особенно он интересен потому, что в некоторых местах нам запрещают вести фото- и видеосъемку совершенно необоснованно. TUT.

BY с помощью юриста Дмитрия Лабазинского решил разобраться в этом.

То, что выставлено на всеобщее обозрение, — можно

О том, что в магазинах фотографировать можно, мы уже писали. Не возбраняется делать фото прилавков, витрин или ценников в гипермаркетах, универмагах, бутиках и даже ювелирных магазинах. И знак на входе (зачеркнутый фотоаппарат) не может быть препятствием для фотосъемки.

Где еще разрешено фотографировать каждому — это на рынках, в ресторанах, клубах, барах. Можно вести съемку на спортивных соревнованиях, на вокзалах и в аэропортах. А также в учреждениях здравоохранения и банках.

Вместе с тем часто охранники, другие сотрудники заведения не разрешают фотографировать в указанных местах, мотивируя это коммерческой тайной.

Однако, Гражданский кодекс РБ (ст. 140) определяет, что «информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности«.

Так, информация, к которой свободный доступ имеет каждый, не может быть признана коммерческой тайной.

Поэтому фотографировать и снимать на видео прилавки, кассы и даже сотрудников службы охраны заведения можно сколько угодно.

Последние же не вправе запрещать или приостанавливать съемку, удалять с фотоаппарата записи и, тем более, применять физическую силу. Если же сотрудники охраны делают это – стоит вызвать милицию.

Другой наиболее часто встречаемый из аргументов запрета съемки — защита авторских прав. Мол, товары на прилавках выложены определенным образом, витрина оформлена нестандартно и так далее.

Меж тем в законе об авторском праве и смежных правах говорится, что «фотографическое произведение, произведения архитектуры, изобразительного искусства могут быть воспроизведены, переданы в эфир или по кабелю, а также сообщены для всеобщего сведения иным образом в случае, если такие произведения постоянно находятся в месте, открытом для свободного посещения. При этом изображение таких произведений не должно являться основным объектом воспроизведения, передачи в эфир, передачи по кабелю или иного сообщения для всеобщего сведения, а также не должно использоваться в коммерческих целях».

«Таким образом, можно фотографировать витрины, картины на выставках и т.д. Главное – не использовать фото в коммерческих целях, в частности – не создавать, к примеру, такие же картины или тиражировать копии, выставлять их на всеобщее обозрение», — говорит юрист Дмитрий Лабазинский.

Еще одна частая причина, которой мотивируют запрет снимать в разных местах, — частная собственность. Даже о товаре, выложенном на полках в супермаркетах, говорят, что до тех пор, пока вы его не купите, фотографировать нельзя.

Некоторые ссылаются на статью 210 Гражданского кодекса: «Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, а также распоряжаться им иным образом».

Ссылающийся совершает фундаментальную ошибку, причисляя сбор информации об имуществе к «пользованию» или «распоряжению» этим имуществом, считает юрист Дмитрий Лабазинский. Продолжая подобный ход мыслей, можно объявить «пользованием» вообще любой сбор информации, включая пристальное рассматривание. Поэтому данный запрет неправомерен, т.е. фотографировать можно.

Интересная ситуация сложилась с храмами. В законе нет ни слова о запрете вести в них фото- или видеосъемку. Но во многих храмах висят запрещающие таблички. Представители святилища обычно говорят, что неумелый фотограф или вспышка могут испортить росписи и фрески на стенах. С другой стороны, удивляет порой возможность фотографировать за деньги…
Государственные органы

Журналисты и не только сталкиваются с запретом фотографировать сотрудников милиции при исполнении, чиновников («не разрешаю, и все»). На съемку приходится спрашивать разрешение. Между тем делать это необязательно.

Один из основных принципов работы госорганов – гласность. Конституция декларирует право «на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов».

Согласно же Закону «Об информации, информатизации и защите информации», доступ к информации о деятельности государственных органов ограничиваться не может. Исключение — когда речь идет о госсекретах.

Коридоры и кабинеты министерств, комитетов, ведомств — общественные места, а не личная территория того или иного чиновника. Поэтому люди вправе фотографировать милиционеров, судей, прокуроров, министров при исполнении обязанностей, не мешая нормальной работе сотрудников и не нарушая при этом права других лиц.
Про понравившуюся особу

Казалось бы, какие трудности могут возникнуть с обычным прохожим, если уж в госорганах фотографировать можно. Однако при фотографировании и последующем использовании изображения физического лица без его согласия все-таки есть некоторые ограничения.

В соответствии со ст. 18 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» «сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляются с согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь».

Остается только выяснить, что можно отнести к «информации о частной жизни» и насколько это требование ограничивает свободу фотографа.

Первая часть той же статьи относит к информации о частной жизни «в том числе сведения, составляющие личную и семейную тайну, тайну телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, касающиеся состояния его здоровья».

Этот перечень, конечно, не исчерпывающий, но более полного определения в законодательстве нет.

Таким образом, можно говорить о том, что съемка человека в обычной обстановке при условии, что контекст фотографии не раскрывает личную или семейную тайну либо данные о здоровье физического лица, Законом «Об информации, информатизации и защите информации» не ограничивается.

Ст. 151 ГК РБ, содержащая перечень принадлежащих человеку нематериальных благ, защищаемых законом, также не говорит ничего определенного о его внешности, образе и, следовательно, фотографическом изображении.

К нематериальным благам отнесены «жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу акта законодательства, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом». Конечно, можно говорить о расширительном толковании данной статьи «по аналогии», но привлечь к ответственности фотографа на основании такого толкования вряд ли получится.

В то же время ст. 40 Закона РБ «О средствах массовой информации» содержит некоторые ограничения по использованию изображений физических лиц в СМИ.

«Распространение в средствах массовой информации материалов, подготовленных с использованием аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки физического лица без его согласия, допускается только при принятии мер против возможной идентификации данного лица посторонними лицами, а также при условии, что распространение материалов не нарушает конституционных прав и свобод личности и необходимо для защиты общественных интересов, за исключением случаев распространения таких материалов по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством».

Четкие ограничения по использованию изображений граждан содержит также Закон РБ «О рекламе». В рекламе не допускается использование образов или высказываний граждан Республики Беларусь без их согласия или согласия их законных представителей, говорит п. 9 ст. 10 данного нормативного акта.

Согласие на использование образа ребенка (до 18 лет) в рекламе или СМИ могут давать их законные представители (родители, опекуны).

Иных ограничений на осуществление фотосъемки физических лиц и последующее их использование в настоящее время законодательство не содержит. Возможно, это говорит об определенном пробеле в регулировании данного вопроса.

Кстати, в России, не говоря уже про страны Запада, вопрос стоит более строго. Так, в Гражданском кодексе Российской Федерации (статья 152.

1) прописано: «Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина».

То есть любого изображения, а не только сообщающего о частной жизни. Но такое согласие не требуется, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Нельзя полностью или частично

Запрещено фотографировать на борту самолета. «Пассажирам независимо от занимаемой должности запрещается: пользоваться видео-, фото-, кинокамерами, биноклями и радиоаппаратурой» (п. 80 Авиационных правил воздушных перевозок государственной авиации РБ, утвержденных Постановлением Министерства обороны).

При прохождении пограничного контроля.

«Физическим лицам запрещается совершать действия, направленные на подстрекательство сотрудников к нарушению установленного порядка осуществления пограничного контроля, в том числе: вести фото-, видеосъемку, разговоры по мобильным средствам связи, совершать иные действия, препятствующие осуществлению пограничного контроля» (п. 1.4 Постановления Государственного пограничного комитета Республики Беларусь от 30.04.2009 № 28 «О порядке прохождения пограничного контроля в пунктах пропуска через государственную границу Республики Беларусь гражданами РБ, иностранными гражданами и лицами без гражданства»).

Нельзя вести съемку в судах

Источник: //www.zakonoved.by/gde-lyubym-licam-razresheno-vesti-foto-i-videosemku/

«Уберите камеру!», или где снимать запрещено

Видеосъемка в военкомате допустима, если я против?

Для одних фотография – это увлекательное хобби, для других – способ неплохого заработка. Третьи так самовыражаются: делают экстравагантные селфи, делятся снимками своих обедов, перекусов, подарков и путешествий. При всем этом не стоит забывать, что фотография – это не только творчество, но и своеобразный сбор информации, который регулируется законом.

Чтобы разобраться в юридических нюансах, прежде всего, разграничим два понятия – создание снимков и их распространение. Поскольку 20 статья Конституции РК гарантирует нам свободу слова и творчества, то и фотографировать можно свободно.

То есть: для себя, на память, чтобы лично любоваться этой фотографией, вы можете снимать все и с любых ракурсов. Что же касается распространения своих фоторабот в СМИ и социальных сетях – публиковать можно только то, что не запрещено законом.

Есть перечень сведений, которые разглашать априори нельзя. Сюда относятся государственные секреты или иные охраняемые законом тайны (коммерческая, банковская, врачебная), а также пропаганда наркотиков, порнография и так далее. С полным списком можно ознакомиться здесь. За их разглашение последует наказание по статьям 185, 223 или 321 УК РК.

Кроме прямого запрета, есть ряд случаев, когда на распространение снимков всегда требуется разрешение. Рассмотрим каждый из них:

Человек в общественном месте. По закону, согласие изображаемого лица не требуется, если:

1) данное лицо присутствует или участвует в зрелищных культурно-массовых, социально значимых в области культуры, спортивно-массовых мероприятиях, собраниях, митингах, шествиях или демонстрациях и иных публичных мероприятиях;

2) распространяемая информация содержит изображение лица и сведения, связанные со служебной и (или) публичной деятельностью данного лица, а также опубликована самим лицом, его законным представителем или уполномоченным лицом в источниках, доступ к которым не ограничен. (Статья 14, пункт 1-1 Закона «О СМИ».)

Если вышеперечисленное – не ваш случай, и вы хотите опубликовать где-то снятого вами человека – спросите его разрешения на публикацию.

Иначе вы нарушите 145 статью Гражданского кодекса РК, которая защищает изображение граждан.

Конечно, охрана изображения не запрещает его получения, но если человек прямо возражает против того, чтобы его снимали, лучше принять это во внимание и прекратить съемку.

Частная собственность. Реализуя свое право собственности, человек может запретить снимать в его квартире, на даче, принадлежащем ему земельном участке и так далее.

Однако он должен оповестить о своем запрете заранее. Сделать это можно в виде таблички или объявления в устной форме.

Поэтому, когда к вам подходит охранник или хозяин собственности и сообщает, что здесь фотографировать нельзя, вы обязаны прекратить съемку.

Снятые до этого момента кадры (при отсутствии знаков о запрете съемки) являются вашей собственностью. Попытки охранника или сотрудника полиции удалить их или изъять флешку с камеры – уже посягательство на ваше имущество. Такие действия уместны только при составлении протокола.

Владельцы торговых центров, ресторанов, кафе, в свою очередь, могут устанавливать свои правила поведения посетителей, но не запрет на съемку ввиду действия здесь публичного договора.

Причем их правила не должны противоречить законодательству РК. Запрещение снимать здесь является самоуправством: вы должны выяснить у главы охранной службы, почему вам запрещают снимать.

Если проблема не решается, лучше обратиться письменно в надзорный орган.

С подобным самоуправством столкнулся известный алматинский фотограф Максим Золотухин. В парке «Кок-Тобе» ему запретили снимать, требуя оплаты. При этом внутреннее распоряжение, на которое ссылались охранники, запечатлеть ему не дали. После привлечения внимания общественности инцидент разрешился: администрация парка принесла извинения и сообщила, что фотографировать на горе можно бесплатно.

«Современная техника в принципе позволяет фотографировать все, что угодно, не привлекая внимания. Если ты делаешь хорошие, качественные снимки, ты должен показать, что ты пришел, снимаешь. Запрещают – драться же не полезешь.

Если есть определенный запрет, ты можешь что угодно доказывать, но в этот момент фотосъемка не получится. Тебе надо будет искать руководителя, службу безопасности или отдел маркетинга.

Если не получается решить на месте, привлекаешь внимание общественности и в принципе вопрос, как правило, решается в твою пользу», – сказал Максим Золотухин.

Суд и исправительные колонии. Это третий пункт в нашем списке. Фотографировать участников судебного процесса можно только с их разрешения. То же касается исправительных учреждений – съемку можно вести в них только с разрешения администрации.

Здесь же отметим объекты стратегической важности. Для своего личного архива снимать их мы имеем полное право, а вот для специальной съемки, конечно, потребуется разрешение.

В государственных организациях запреты на фото- и видеосъемку могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

Прямого запрета на съемку в медицинских учреждениях также не существует.

Но, взяв в руки камеру, помните о внутренней самоцензуре и праве каждого гражданина на неприкосновенность его частной жизни.

Съемка в самолете тоже не запрещена. Раз пассажирам можно пользоваться электронной аппаратурой после набора высоты и выхода на курс, следовательно, и фотографировать можно. А вот на съемку из иллюминатора некоторые авиакомпании вводят запреты – наличие их следует уточнять в частном порядке.

Съемка в церквях проводится с разрешения настоятеля храма или церковнослужителей, съемка с крыш зданий – с разрешения их владельца.

«Просто так, конечно, на крышу здания никого не пустят. Это достаточно опасное место и без должного опыта рисковать не стоит. Главное выяснить, кто принимает решение о допуске, а затем идти к нему, договариваться. Где-то можешь показать свои фотографии. Где-то письмо принесешь от организации, для которой снимаешь», – пояснил Максим Золотухин.

Что можно снимать смело и без разрешения, так это ценники в магазинах. Цены и внешний вид полок – это вовсе не коммерческая тайна, ведь они находятся в открытом доступе. Кроме того, возможность снимать товар и цены вам гарантирует 26 статья закона «О защите прав потребителей».

Книги тоже можно фотографировать, но в разумных пределах. Нарушением авторских прав будет считаться, если вы отснимете книгу целиком или ее значительную часть, а затем распечатаете. Снять же отдельную страницу на фотоаппарат – не преступление.

Сотрудники библиотек, запрещая фотографировать, в большинстве своем вынуждают читателей пользоваться их платным ксероксом, что, к слову, можно вполне считать «навязанной услугой». Между тем, вы вправе фотографировать и музейные экспонаты, кроме тех, что находятся на реставрации или в хранилище музея.

Здесь может быть уместен только запрет на съемку со вспышкой, если она может повредить состоянию объекта.

Таким образом, все зависит от намерений. Поэтому всегда спрашивайте себя, с какой целью вы снимаете. Уважайте права других людей и не позволяйте нарушать свои!

8 идей для заработка на дому

Идем в театр: как правильно выбрать спектакль

Сила благодарности: как правильно говорить «спасибо»

Не считаем звездочки – «генералят» все!

Жить медленно: пять аргументов «за»

Совместимость пар: проверьте союз на прочность

Источник: //www.ktk.kz/ru/blog/article/2018/04/19/94255/

Почему не всё можно снимать на видео? О законе и ответственности

Видеосъемка в военкомате допустима, если я против?

Мы так привыкли к видеосъёмке, охраняя наше имущество и бизнес, что часто забываем об ответственности. Мы редко обращаем внимание на то, что случайно попадает в наш объектив. Эта случайность может довести до суда, потому что не всех и не всё можно снимать на видео

От видеорегистраторов на автомобилях и систем внешнего наблюдения до съёмки сотрудников на работе — предприниматели применяют видеосъёмку не только для сохранения имущества или охраны порядка, но как превентивные меры в отношении представителей власти или сотрудников компании.

И если на видео попал кто-то, кто совсем этого не хотел, суд может встать на его сторону, ведь окажется, что съёмка была противозаконной.

Фото-, кино-, теле- или видеосъёмка — это процесс фиксации фактов на соответствующие носители. По закону, это может существенно нарушать определенные личные неимущественные права граждан.

Как закон защищает тех, кто не хочет, чтобы его снимали на видео?

В Гражданском кодексе Украины указано, что людей нельзя снимать на фото или видео без их согласия — письменного или устного в зависимости от обстоятельств, при которых производится съёмка.

Невмешательство в личную и семейную жизнь при проведении фото-, кино-, теле- и видеосъёмок руководствуется статьёй 307 Гражданского кодекса Украины

В Конституции Украины тоже говорится об обязательном согласии граждан на сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации. То есть без их согласия этого делать нельзя, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека.

Согласно Закону «Об информации», под конфиденциальной понимают информацию о физическом лице и информацию, доступ к которой ограничило физическое или юридическое лицо для всех, кроме субъектов властных полномочий.

Не во всех публичных местах можно снимать. Это правда?

Публичные (общественные) места — это те, где:

  • могут присутствовать те, кто не относится к членам семьи или близким знакомым
  • где человек не надеется уединиться или каким-то образом раскрывать свою частную жизнь с уверенностью, что этого никто не увидит

То есть улицы, площади, людные места, комнаты для переговоров или рабочий кабинет, где можно встретить посторонних.

Открытые фото и видеосъёмка в общественных местах абсолютно законны и для них не нужно письменное согласие граждан. Но в отдельных случаях нельзя снимать, даже открыто, в тех местах, которые признаны местами личного пользования (туалеты, раздевалки, ванные комнаты). Поэтому в магазинах, парных и туалетах заведений это запрещено законом.

Нельзя снимать без разрешения в транзитных зданиях, зданиях суда, правительственных зданиях. Если это мешает милиции, пожарным или медицинским работникам, съёмка тоже запрещена.

Нельзя снимать в общественных местах, которые являются частной собственностью, при условии, если есть предупреждение о запрете съёмок.

Должен ли сотрудник соглашаться на видеосъёмку в офисе?

Несмотря на то, что на предприятии/в офисе могут быть помещения, которые подпадают под понятие публичности (рабочие кабинеты, конференц-залы), это не значит, что в таких местах можно снимать без согласия сотрудников или рабочих.

Но ежедневное выполнение трудовых обязанностей нельзя назвать мероприятием публичного характера.

В так называемых публичных местах съемка разрешена. Но Кодекс Законов о труде обязывает работодателя проинформировать работника под расписку об условиях труда. То есть согласие работника на съёмку должно быть выражено письменно.

Отсутствие письменного согласия на видеосъемку на рабочем месте дает основания считать запись незаконной.

Каким должно быть видеонаблюдение в публичных местах?

наблюдение должно быть открытым. Камеры наблюдения в общественных местах должны находиться на видном месте, или же по крайней мере должно быть предупреждение о проведении съемок или наблюдения. Если камеры скрыты или отсутствует предупреждение о видеонаблюдении или съёмке, такая видеозапись незаконна.

Чем отличается съёмка в местах личного пользования?

Иначе относятся к проведению съёмок в частных местах. Места личного пользования — это помещения или отдельные комнаты в помещениях, например, туалеты, раздевалки, ванные комнаты, квартиры.

Это и другая частная собственность, которая занимает определенную территорию (частный дом и придомовая земельная территория).

Без разрешения того, кого снимают в этих местах, съёмка на видео и фото- запрещена.

Но и здесь есть исключения в проведении съемок. В Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что подразделения, которые осуществляют такую деятельность имеют право негласно снимать информацию с каналов связи, применять другие технические средства получения информации только по решению суда.

При этом проводить оперативно-розыскную деятельность и фото-, кино- и видеосъёмку, другим частным организациям или лицам запрещено.

Какое бывает согласие на съёмку?

1. Ясно выраженное согласие. Согласие, данное в письменном виде. Наилучший вариант получения согласия. Лучше всего подходит для фотосъёмок, поскольку на фото не видно, предоставил ли человек устное согласие.

2. Устное согласие. Перед камерой, устное выражение согласия на съёмку и трансляцию результатов съёмки в СМИ. Часто используют журналисты.

3. Молчаливое согласие. Это когда человек знал и видел, что его снимают на фото или видеокамеру, но не выразил своих возражений относительно проведения съёмок. Молчаливое согласие — это и обычный кивок перед камерой после вопроса о согласии на проведение съёмок.

Что такое презумпция согласия и зачем она нужна?

В отдельных случаях согласие на съёмку предполагается. То есть считается, что человек согласился на съёмку, пока он не возразит против этого. К таким случаям презумпции согласия на снятие физического лица на фото или видео относятся открытые съёмки на улице, собрании, конференциях, митингах и других мероприятиях публичного характера.

Если человек возразил против фиксации, съёмку нужно прекратить, а моменты с его участием удалить. При этом не важно, снималось ли видео открыто или на «скрытую камеру».

Что делать, если человек согласился на съёмку, а потом передумал?

Но, кроме случаев запрета съёмки, Гражданский кодекс также предоставляет физическому лицу возможность защиты и тогда, когда оно предварительно согласилось сниматься. Человек, согласившийся на проведение съёмок в частных местах, может требовать немедленно прекратить снимать. И прекратить съёмку нужно сразу после этого.

В этом же случае человек может потребовать прекратить публично показывать ту часть съёмки, которая касается его личной жизни. То есть когда снят цикл передач об известной личности, в одной из которых она распространила информацию о своей личной жизни, а потом передумала обнародовать эту информацию, она вправе требовать изъять эту часть интервью из цикла.

Аналогично, когда фотограф сделал серию снимков и организовал выставку, то любой, кто считает, что та или иная фотография с его изображением нарушает его право на личную жизнь, он вправе требовать изъять эту фотографию из выставки.

Демонтаж отснятого материала или выставки довольно длительный и сложный, и поэтому те, кто проводили соответствующие съёмки по предварительному согласованию, имеют полное право требовать от передумавшего возместить все затраты, связанные с демонтажем. К расходам следует относить как реальные убытки, так и упущенный доход, а также моральный вред.

Материал подготовлен при информационной поддержке юридической компании «Центр Конфликтологии и Права».

Поделитесь полезной информацией с друзьями:

Источник: //ckp.in.ua/ru/articles/15352

Совет при Президенте Российской Федерациипо развитию гражданского общества и правам человека

Видеосъемка в военкомате допустима, если я против?

  • 01 Июня 2018
  • 11003 просмотра

Верховный Суд РФ (ВС РФ) признал незаконным решение призывной комиссии о выдаче так называемой справки-«уклониста» вместо военного билета молодому человеку, который не получал от военкома повесток для явки в военный комиссариат, и отменил решение районного суда о признании истца не прошедшим военную службу по призыву без законных оснований.

Данное определение ВС может изменить в сторону правового русла сложившуюся абсурдную судебную практику по делам о выдаче справок не служившим в армии молодым людям.

26 апреля Судебная коллегия ВС РФ признала незаконным бездействие начальника отдела военного комиссариата Саратовской области по Кировскому, Волжскому и Ленинскому районам г. Саратова, который не уведомил надлежащим образом призывника Николая Б.

о необходимости явки в военный комиссариат для прохождения военной службы и отменила решение Ленинского районного суда г. Саратова о признании истца не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований. (//vsrf.ru/stor_pdf.

php?id=1649402)

Суд установил, что Николаю Б. была предоставлена отсрочка от призыва на военную службу до 31 октября 2015 года, так как он являлся аспирантом очной формы обучения “Саратовского государственного аграрного университета имени Н.И. Вавилова”.

29 января 2016 года Николаю назначали защиту диссертации, по итогам которой ему присудили ученую степень кандидата сельскохозяйственных наук.

В 27 лет Николай обратился в отдел военного комиссариата для получения военного билета. Однако призывная комиссия решением от 17 мая 2016 года признала его не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований.

Николай оспорил данное решение в районный суд.

В обоснование требований истец сослался на то, что от службы в армии он не уклонялся и подлежит зачислению в запас в связи с освобождением от призыва на военную службу ввиду наличия ученой степени.

Истец отметил, что решение о признании его не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, нарушает его трудовые права, наносит вред его научной и деловой репутации.

Но в удовлетворении искового требования суд первой инстанции (а затем и апелляционный) ему отказал, исходя из того, что на момент окончания действия отсрочки от призыва на военную службу призывник не достиг 27-летнего возраста, кандидатом наук не являлся и подлежал призыву на военную службу в период с 1 ноября 2015 года до 31 декабря 2015 года, то есть в течение двух месяцев.

Также суды пришли к выводу о том, что незаконного бездействия, выразившегося в неуведомлении призывника о необходимости явиться в военный комиссариат, должностным лицом военного комиссариата не допущено, поскольку материалы личного дела призывника содержат сведения о направлении в его адрес повестки 18 ноября 2015 года, однако от явки в военный комиссариат тот уклонился.

Судебная коллегия ВС Российской Федерации с такими выводами нижестоящих инстанций не согласилась, признав их основанными на неправильном применении норм права.

Судебная коллегия указала на то, что вопросы организации призыва граждан на военную службу регламентированы статьей 26 Федерального закона “О воинской обязанности и военной службе”. Призыв на военную службу организуют военные комиссариаты через свои структурные подразделения и осуществляют призывные комиссии.

На мероприятия, связанные с призывом на военную службу, граждане вызываются повестками военного комиссариата (пункт 3 названной статьи).

Граждане, подлежащие призыву на военную службу, обязаны получать повестки военного комиссариата под расписку (пункт 2).

Гражданин считается уклоняющимся от военной службы только в случае неявки без уважительных причин по повестке врученной ему лично под роспись, и привлекается к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 4).

Таким образом, именно на военный комиссариат возложена обязанность по надлежащему осуществлению мероприятий, направленных на организацию призыва на военную службу, в том числе по своевременному личному вручению под расписку повесток гражданам, подлежащим призыву.

Суд установил, что хотя в материалы личного дела призывника внесены сведения о направлении ему повестки, в то же время они не содержат данных о получении этой повестки лично призывником под расписку. Такие доказательства отсутствуют и в материалах дела.

При подобных обстоятельствах отказ суда в удовлетворении требований Николая о признании незаконным бездействия начальника отдела военного комиссариата, выразившегося в неуведомлении призывника надлежащим образом о необходимости явки в военный комиссариат, нельзя признать правильным.

«Выводы судов первой и апелляционной инстанций о законности обжалуемого решения призывной комиссии от 17 мая 2016 года являются ошибочными, основанными на неверном применении норм материального права» – отмечено в определении судебной коллегии ВС РФ.

В последние годы в правозащитные организации поступает большое количество обращений от граждан, которых подвергли дискриминации за то, что военкомат не выполнил надлежащим образом свои обязанности по вызову их на призывные мероприятия.

Особенно болезненно эта абсурдная ситуация, когда наказывают граждан, а не самих недобросовестных чиновников, отразилась на молодых госслужащих, которых стали увольнять с работы из-за выдачи им справки.

Дело дошло до того, что в уклонистах оказались и сотрудники МВД, не получившие повесток из-за бездействия сотрудников военкоматов, хотя сделать это было совсем несложно, так как данная категория граждан состоит на спецучете.

Определение Верховного Суда по указанному делу подтверждает то, о чем постоянно говорят правозащитники: так как призыв на военную службу организует и осуществляет государство, недопустимо перекладывать ответственность за невручение повесток на призывников.

Обратимся к тому, как сформулирована норма закона по выдаче справки, принятая в 2014 году.

При зачислении в запас гражданина по достижению им возраста 27 лет, если он

– не прошел военную службу;

– не прошел альтернативную гражданскую службу;

– не был освобожден от военной службы в силу здоровья и по другим основаниям;

– не пользовался весь срок от 18 до 27 лет отсрочками от военной службы,

призывная комиссия выносит решение о том, что гражданин не прошел военную службу по призыву, не имея на то законных оснований.

И тогда гражданину вместо военного билета выдается просто справка, и он не может 10 лет работать на государственной и муниципальной службе.

Вроде бы логично, что на госслужбу не берут тех, кто не исполняет государственные обязанности.

Однако депутаты, принимая данные поправки, сознательно или по неведению проигнорировали тот факт, что с 1994 года в России не КАЖДЫЙ призывник ОБЯЗАН проходить военную службу.

Каждый совершеннолетний молодой человек в России обязан стоять на учете в военном комиссариате и являться на призывные мероприятия по повесткам, врученным ему под расписку.

Обязанность проходить военную службу наступает лишь для тех годных к военной службе по состоянию здоровья, не имеющих отсрочек или освобождений от военной службы и убеждений, противоречащих несению военной службы граждан, кого государство на основе указов Президента России призывает в армию через военные комиссариаты.

Призыв на военную службу по указам Президента России осуществляется с 1994 года. Им определяется, сколько человек должны быть отправлены на военную службу в каждую призывную кампанию.

Просуммировав количество призванных с 1994 по 2017 год граждан, и разделив на общее количество призывников за данный период (эти данные есть на сайте Росстата), увидим, что за 24 года только треть граждан из общего количества молодых людей призывного возраста прошла военную службу по призыву. Остальные просто получали военный билет по достижению 27-летия и направлялись в запас.

Так было до 2014 года. Сейчас тем гражданам, у кого есть малейший «зазор» между отсрочками, хоть в один день, по достижении 27-ми лет выдают вместо военного билета дискриминирующую их справку, и точно также направляют в запас.

Необходимо подчеркнуть, что все это касается тех молодых людей, кому не были вручены повестки о явке в военкомат.

Граждане, которые получили от военкомата повестки под личную роспись и не явились по ним без уважительной причины, могут быть справедливо причислены к уклонистам. В отношении них сотрудники военкомата могут возбудить административное дело или передать материалы в следственные органы для возбуждения уголовного дела.

Но депутаты Государственной Думы, приняв данную норму, фактически приравняли к уклонистам и дискредитировали ту группу призывников, которые добросовестно выполняли свои обязанности, но не получали повесток о явке в военный комиссариат.

Принимая поправку по выдаче справки, депутаты обосновали ее необходимость тем, что это снизит число уклонистов. На самом деле, эта бездарная инициатива лишь создала дополнительные возможности для коррупции со стороны недобросовестных работников военкомата.

Например, 24 мая сотрудниками УФСБ России по Астраханской области прямо в салоне своего Lexus с поличным при получении взятки в сумме 50 тысяч рублей был задержан военком г. Астрахани полковник Фатых Утебалиев.

Отмечается, что это была лишь первая часть взятки, общая сумма которой должна была быть больше (//ast-news.ru/node/178437) .

Таким образом, благодаря депутатскому усердию, коррумпированные военкомы получили «девиденты» в виде возможности вымогать взятки с тех добросовестных призывников, которые попадают под категорию непрошедших военную службу без законных на то оснований.

Но теперь есть надежда, что определение ВС РФ остановит этот абсурд.

Источник: //president-sovet.ru/members/blogs/post/3432/

Законовед
Добавить комментарий