Срок давности для предъявления требований кредиторов

Материальный интерес имеет значение для исчисления срока исковой давности

Срок давности для предъявления требований кредиторов

В 2006 г. ФНС России обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании сельскохозяйственной артели несостоятельной. В отношении артели была введена процедура наблюдения, а спустя 3 месяца она была признана банкротом.

Вступившим в законную силу определением арбитражного суда от 29 декабря 2011 г., вынесенным в рамках дела о банкротстве артели, признаны незаконными действия конкурсного управляющего, выразившиеся в необоснованном завышении текущих расходов на оплату юридических услуг привлеченного управляющим Общества.

Как установил суд первой инстанции, данные действия привели к выбытию из конкурсной массы более 1 млн рублей 11 марта 2010 г. ФНС в рамках дела о банкротстве обратилась в суд с заявлением о взыскании этой суммы с конкурсного управляющего, однако в удовлетворении требования было отказано в январе 2014 г.

в связи с пропуском срока исковой давности.

В ходе конкурсного производства в реестр требований кредиторов артели были включены требования на сумму более 8 млн рублей. Конкурсным управляющим сформирована конкурсная масса, от реализации которой получено почти 5,3 млн рублей. Данные денежные средства были израсходованы на погашение текущих обязательств. Требования кредиторов, включенные в реестр, остались непогашенными.

Определением арбитражного суда от 19 ноября 2014 г. конкурсное производство в отношении артели завершено. После этого суд взыскал с ФНС как с заявителя по делу о банкротстве более 830 тыс. руб., в пользу конкурсного управляющего – вознаграждение в размере почти 500 тыс. руб., а также вознаграждение за оказанные услуги в пользу привлеченных лиц.

Сославшись на то, что действия конкурсного управляющего привели к уменьшению конкурсной массы и к нехватке средств для погашения возникших впоследствии судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, переложенных на ФНС, налоговый орган в 2017 г. обратился в арбитражный суд с иском к конкурсному управляющему.

Суд удовлетворил требования, исходя из того, что обращение ФНС основано на возмещении им как заявителем расходов по делу о банкротстве, возникших вследствие неправомерных действий арбитражного управляющего. Возможность предъявления такого требования появилась только после взыскания с нее этих расходов.

С учетом этого суд признал срок исковой давности непропущенным.

Также он указал, что ранее поданное уполномоченным органом заявление о возмещении убытков, рассмотренное в деле о банкротстве, имело под собой иное основание, являлось, по своей сути, косвенным иском, направленным на защиту интересов должника и всех его кредиторов путем взыскания денежных средств в конкурсную массу.

Апелляция, отменяя решение суда первой инстанции, исходила из пропуска срока исковой давности, согласившись с наличием у ФНС права на иск в материальном смысле.

Как указал суд, недостаточность имущества, в связи с которой оплата расходов по делу о банкротстве была возложена на налоговый орган, находится в причинно-следственной связи с действиями, совершенными конкурсным управляющим в 2010 г.

, то есть за пределами срока исковой давности. Суд округа согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

ФНС обратилась с жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просила отменить решения апелляции и кассации. Рассмотрев доводы жалобы и материалы дела № А14-3727/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла ее подлежащей удовлетворению.

Как указала Судебная коллегия, суды апелляционной инстанции и округа не учли, что начало течения срока исковой давности связано с моментом осведомленности налогового органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий, при этом моменты получения истцом информации о самих действиях ответчика и о нарушении ими его прав могут не совпадать (п. 1 ст. 200 ГК РФ). В таком случае исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

ВС сделал вывод, что, обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели, ФНС, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагала, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов. Предъявляя иск к управляющему, налоговая служба преследовала защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Таким образом, указал ВС РФ, суды апелляционной инстанции и округа не приняли во внимание, что заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора.

Верховный Суд пояснил, что срок исковой давности для ФНС России как кредитора артели начал течь с момента осведомленности о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника, поскольку именно с этого момента кредитор не мог не знать о нарушении его права на получение причитающегося из конкурсной массы. «О нарушении же права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет. Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось», – указал ВС РФ.

Судебная коллегия также отметила, что после завершения конкурсного производства в отношении артели ФНС могла возражать против возложения на нее данных расходов в пределах сумм убытков, причиненных конкурсным управляющим, указывая на необходимость отказа в удовлетворении его требования, однако возражения не были рассмотрены судом при разрешении обособленного спора о взыскании вознаграждения. По смыслу разъяснений, изложенных в абз. 3 п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. № 97, если вопрос (возражение) о снижении вознаграждения арбитражного управляющего не был рассмотрен судом при установлении соответствующего вознаграждения, участвующее в деле о банкротстве лицо вправе потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы. Таким образом, не исключалась возможность предъявления ФНС России иска о возврате управляющим суммы вознаграждения налоговому органу.

Относительно затрат на расходы, понесенные на вознаграждения третьим лицам, ВС РФ указал, что при рассмотрении обособленных споров о взыскании с уполномоченного органа в пользу третьих лиц вознаграждения за услуги, оказанные ими в процедурах банкротства, ФНС в качестве возражения в принципе не могла ссылаться на внутренние отношения кредиторов с арбитражным управляющим, касающиеся предыдущего расходования конкурсной массы. Поэтому в данной части в рамках упомянутых обособленных споров расходы в любом случае подлежали взысканию с налогового органа, при этом взыскание не освобождало виновное лицо от выплаты заявителю компенсации в возмещение возникших убытков.

В результате Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение в апелляцию, при этом указав, что суду апелляционной инстанции следует проверить заявление конкурсного управляющего о пропуске налоговым органом срока исковой давности, исходя из приведенного Судебной коллегией толкования положений п. 1 ст. 200 ГК РФ.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры», руководитель практики «Банкротство» Кирилл Горбатов оценил определение ВС РФ как крайне важное, поскольку оно не только процессуально отменяет принятые судебные акты, но и содержит разъяснения, имеющие существенное значение для правоприменения.

Как отметил эксперт, судом справедливо разъяснено, что исковая давность по иску уполномоченного органа об убытках к управляющему начала течь с момента образования юридического состава: во-первых, незаконное завышение управляющим расходов в деле о банкротстве; во-вторых, недостаточность конкурсной массы для удовлетворения требований кредиторов; в-третьих, возложение на ФНС соответствующих расходов по делу о банкротстве. Также, по его мнению, очень важно положение о том, что в объеме взыскиваемых убытков должно учитываться не только неправомерно полученное вознаграждение управляющего, но и расходы на специалистов, необоснованно привлеченных арбитражным управляющим.

Юрист юридической фирмы Art De Lex Юлий Ровинский обратил внимание на указание ВС РФ, что, помимо непосредственного нарушения права и определения надлежащего ответчика, важно учитывать материальный интерес лица, обращающегося с требованием.

«В настоящем деле уполномоченный орган, по сути, дважды взыскивал с арбитражного управляющего убытки, основанные на одних и тех же обстоятельствах.

Однако в первом случае убытки взыскивались для удовлетворения требований ФНС как кредитора в деле о банкротстве, а в другом – во избежание дополнительных расходов заявителя по делу о банкротстве.

То есть исчисление срока исковой давности ставится в зависимость от цели лица, обращающегося с требованием», – отметил юрист.

По мнению эксперта, с учетом обстоятельств рассматриваемого дела позицию Верховного Суда РФ следует признать справедливой, однако следует быть аккуратным с применением предложенного подхода и соблюдать баланс интересов сторон.

«Выявление материального интереса для целей исчисления срока исковой давности в данном случае позволило “обойти” не только срок исковой давности, но и судебный акт, которым был разрешен спор между теми же сторонами по тем же обстоятельствам.

В итоге конкурсный управляющий понес гражданско-правовую ответственность за действия, которые были совершены им около 6 лет назад (если исходить из даты подачи уполномоченным органом последнего иска), что может затрагивать принцип правовой определенности участников гражданского оборота», – констатировал Юлий Ровинский.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/materialnyy-interes-imeet-znachenie-dlya-ischisleniya-sroka-iskovoy-davnosti/

Юридические советы. Об особенностях сроков в ликвидационных процедурах и при вступлении в наследство

Срок давности для предъявления требований кредиторов

Говоря о сроках исковой давности, мы совсем упустили из виду другую категорию сроков — на совершение юридически значимых действий, которые формально не являются сроками исковой давности, но по своим последствиям к ним приравнены.

Среди наиболее значимых сроков следует упомянуть сроки предъявления кредиторских претензий и сроки вступления в наследство. Объединяет эти категории то, что они возникают в связи со смертью правоспособного лица: физического — буквально, либо же юридического — в переносном смысле, после процедуры ликвидации.

В обоих случаях в связи с ликвидацией правоспособного лица возникает вопрос о разрешении кредиторских требований, которые возникли еще «при жизни», а также о правонаследовании (правопреемственности) в отношении имущественных прав и обязанностей прекратившего свое существование физического или юридического лица.

Говоря о ликвидации юридических лиц, следует назвать два существенно важных срока: во-первых, это срок на подачу в хозяйственный суд конкурсными кредиторами письменных требований к должнику-банкроту, во-вторых — срок на подачу кредиторских требований вкладчиков ликвидированного банка.

Ликвидация банков и всех прочих юридических лиц происходит согласно двум разным законам, которые имеют свои особенности. Согласно ч. 1 ст. 23 закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» установлено следующее императивное правило:

Конкурсные кредиторы по требованиям, возникшим до дня возбуждения производства по делу о банкротстве, обязаны подать в хозяйственный суд письменные заявления с требованиями к должнику, а также подтверждающие их документы в течение тридцати дней со дня официального опубликования объявления о возбуждении производства по делу о банкротстве.

Отсчет срока на заявление денежных требований кредиторов к должнику начинается со дня официального опубликования объявления о возбуждении производства по делу о банкротстве.

Указанный срок является предельным и возобновлению не подлежит.

Сказанное выше очень важно: данный срок не является процессуальным и никаким способом не подлежит восстановлению. Еще раз подчеркну: никаким способом, невзирая ни на какие уважительные причины! Данный срок является пресекательным.

Среди некоторых юристов бытует мнение, что не все так однозначно: согласно ч. 2 ст. 25 данного закона суд в предварительном заседании должен рассмотреть все кредиторские требования — как признанные должником, так и отклоненные и не внесенные в реестр кредиторских требований распорядителем имущества.

В качестве примера обычно ссылаются на судебный прецедент — постановление ВХСУ от 3 февраля 2016 года по делу №922/1220/14, согласно мотивировочной части которого кассационная инстанция посчитала правомерным включение в реестр кредиторских требований ОАО «Укрсоцбанк», подавшего свои требования после истечения установленного срока.

Однако при этом забывают указать, что уже в постановлении ВХСУ от 31 марта 2016 года все по тому же делу №922/1220/14 коллегия судей пришла к иному выводу:

Как установил суд апелляционной инстанции, кредитор — ПАО «Укрсоцбанк» не воспользовался своим правом быть участником производства по делу в качестве конкурсного кредитора, поскольку в установленный законом срок не обратился в хозяйственный суд с соответствующим заявлением и в связи с этим не получил права на обжалование постановления о признании должника банкротом.

В целом же суды придерживаются общего правила ч. 1 ст. 23 закона и ни при каких обстоятельствах не включают в реестр кредиторские требования, заявленные после истечения 30-дневного срока.

В отношении банков действует специальная процедура — согласно Разделу VIII закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Согласно ч. 5 ст. 45 данного закона установлена следующая процедура:

5. В течение 30 дней со дня опубликования сведений об отзыве банковской лицензии, ликвидации банка кредиторы вправе заявить Фонду о своих требованиях к банку. Требования физических лиц-вкладчиков в пределах гарантированной Фондом суммы возмещения по вкладам не заявляются.

В случае назначения уполномоченного лица Фонда, которому делегированы Фондом полномочия в части составления реестра акцептованных требований кредиторов, кредиторы заявляют о своих требованиях к банку такому уполномоченному лицу Фонда.

Следует иметь в виду последствия пропуска такого срока: согласно ч. 1 ст. 49 закона все кредиторские требования, поступившие по истечении вышеуказанного срока, считаются погашенными.

Смерть физического лица порождает, по сути, схожие последствия с ликвидацией юридического лица — это вопрос о передаче прав и обязанностей покойного его наследникам. Наследственное право является столь важным разделом гражданского права, что ему посвящена Шестая книга ГК Украины.

Сроки вступления в наследство определены в ст. 1270 ГК Украины:

1. Для принятия наследства устанавливается срок в шесть месяцев, который начинается со времени открытия наследства.

2. Если возникновение у лица права на наследование зависит от непринятия наследства или отказа от его принятия другими наследниками, срок для принятия им наследства устанавливается в три месяца с момента непринятия другими наследниками наследства или отказа от его принятия.

Если оставшийся срок менее трех месяцев, он продлевается до трех месяцев.

Пропуск данного срока влечет за собой утрату права на наследство (ч. 1 ст. 1272 ГКУ):

Если наследник в течение срока, установленного статьей 1270 настоящего Кодекса, не подал заявление о принятии наследства, он считается не принявшим его.

Следует признать, что наследственные дела — одни из наиболее распространенных в практике гражданских дел. Однако в силу юридической малограмотности сплошь и рядом приходится наблюдать картину: нотариус отказал во вступлении в наследство, поскольку были безнадежно пропущены сроки, предусмотренные ст. 1270 ГК Украины.

Что делать? Для разрешения подобных проблемных коллизий предусмотрены ч. 2–3 ст. 1272 ГК Украины, согласно которым:

2. По письменному согласию наследников, принявших наследство, наследник, пропустивший срок для принятия наследства, может подать заявление о принятии наследства нотариусу по месту открытия наследства.

3. По иску наследника, пропустившего срок для принятия наследства по уважительной причине, суд может определить ему дополнительный срок, достаточный для подачи им заявления о принятии наследства.

Данное правило демонстрирует редкое исключение: суд своим решением дает дополнительный срок на подачу заявления не суду (что бывает при восстановлении процессуальных сроков), а нотариусу! При этом, в отличие от процедур ликвидации юридических лиц, здесь уважительные причины могут стать основанием для продления срока принятия наследства.

Не лишним будет напомнить: согласно ч. 2 ст. 1269 ГКУ заявление о вступлении в наследство наследник должен подать нотариусу лично. По доверенности этого сделать нельзя.

Однако далеко не всех касаются сроки принятия наследства, а только тех совершеннолетних граждан, кто проживал от завещателя отдельно.

Правила ч. 3–4 ст. 1268 ГК Украины существенно упрощают вступление в наследство для наиболее типичных ситуаций:

3. Наследник, который постоянно проживал вместе с наследодателем на время открытия наследства, считается принявшим наследство, если в течение срока, установленного статьей 1270 настоящего Кодекса, он не заявил об отказе от него.

4. Малолетнее, несовершеннолетнее, недееспособное лицо, а также лицо, гражданская дееспособность которого ограничена, считаются принявшими наследство, кроме случаев, установленных частями второй-четвертой статьи 1273 настоящего Кодекса.

Поэтому даже если кто-то и упустил срок в шесть месяцев на обращение к нотариусу для открытия наследственного дела, но постоянно проживал с завещателем, то будет даже проще не искать уважительные причины пропуска срока, а просто доказать совместное проживание на момент открытия наследства — и тогда наследник автоматически будет считаться вступившим в наследство в силу ч. 3 ст. 1268 ГК Украины.

Вместе с тем не следует думать, что сроки предусмотрены только для наследников. Временные рамки установлены и для их кредиторов. Согласно ч. 2–3 ст. 1281 ГК Украины предусмотрено следующее:

2. Кредитору наследодателя необходимо в течение шести месяцев со дня, когда он узнал или мог узнать об открытии наследства, предъявить свои требования к наследникам, принявшим наследство, независимо от наступления срока требования.

3. Если кредитор наследодателя не знал и не мог знать об открытии наследства, он вправе предъявить свои требования к наследникам, принявшим наследство, в течение одного года от наступления срока требования.

Как и во всех прочих случаях пропуска срока на совершение юридически значимого действия, для кредиторов установлены аналогичные последствия: если срок пропущен, то кредитор утрачивает права на свое требование — ч. 4 ст. 1281 ГК Украины.

Никакой судебной процедуры восстановления данного срока не предусмотрено, ведь он не является процессуальным. Единственная зацепка для кредиторов — оговорка о том, что срок исчисляется со дня, когда кредитор узнал или мог узнать об открытии наследства. Подобная норма абсолютно аналогична правилу ч. 1 ст. 261 ГК Украины о начале отсчета срока давности.

Суд не может восстановить данный срок, но в случае спора можно обратиться с иском в суд, где тот даст оценку соблюдения сроков предъявления кредиторских требований в общем порядке, наряду с оценкой других доказательств по делу.

И, в завершение темы, еще раз напомним, что срок на обжалование неправомерных действий исполнителя по завещанию составляет один год, и он относится к числу сроков исковой давности — согласно ч. 2 ст. 1293 ГК Украины.

Источник: https://racurs.ua/1429-uridicheskie-sovety-ob-osobennostyah-srokov-v-likvidacionnyh-procedurah-i-pri-vstuplenii.html

– Верховный Суд Республики Беларусь

Срок давности для предъявления требований кредиторов

Статистические данные

По состоянию на 31 мая 2021 года остаток неоконченных дел об экономической несостоятельности (банкротстве) составил 182 дела.

По данным делам поступило 320 заявлений, жалоб, из которых:

большую часть обращений составили заявления управляющих об утверждении начальной цены имущества должника, выставляемого на торги, снижении начальной цены имущества (88%),

ходатайства управляющих о понуждении к передаче документов и сведений в связи с неисполнением органами управления должника – юридического лица, должником – индивидуальным предпринимателем указанной обязанности (4%),

заявления антикризисных управляющих об освобождении от исполнения обязанностей антикризисного управляющего и назначении нового управляющего (2%),

жалобы кредиторов на действия (бездействия) управляющих (1%),

заявления о защите требований кредиторов, ходатайства кредиторов о восстановлении пропущенного срока для рассмотрения требования кредитора (5%).

Судебная практика

1.1. Жалобы на действия (бездействия) управляющего.

В соответствии с пунктом 14 приложения 16 к Налоговому кодексу Республики Беларусь (далее – Кодекс) за рассмотрение жалоб, не указанных в пунктах 2, 5, 6 и 10 приложения 16 к Кодексу, уплачивается пошлина в размере 0,5 базовой величины, что составляет 12,25 руб.

Пример.

экономический суд Витебской области поступила жалоба ОАО «П» на действия управляющего в деле об экономической несостоятельности (банкротстве) УП «ПМС».

В нарушение указанного требования законодательства жалоба на действия управляющего не оплачена государственной пошлиной.

Судом предложено ОАО «П» в срок до 03.04.2021 оплатить государственную пошлину в сумме 12,25 руб. и предоставить суду документы, подтверждающие оплату пошлины.

В связи с не оплатой государственной пошлины суд возвратил жалобу на действия управляющего.

Возвращение судом жалобы не лишает заинтересованное лицо права повторно обратиться в экономический суд с жалобой при оплате государственной пошлины.

Пример.

Отсутствие обоснования, вызвавшего необходимость подачи ходатайства о замене управляющего, является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства.

В экономический суд поступило ходатайство участника общества с ограниченной ответственностью «Е» о замене управляющего на другое лицо. В ходатайстве указано на то, что основанием для его заявления послужило ненадлежащее исполнение обязанностей управляющего, предусмотренных статьей 77 Закона: не проведена надлежащим образом работа, направленная на поиск и возврат имущества должника.

Заявителем не представлены суду кандидатуры нового антикризисного управляющего для назначения в дело о банкротстве ООО «Е».

Экономический суд пришел к выводу о необоснованности заявленного ходатайства, его неподтвержденности имеющимися в деле доказательствами. Факты недобросовестного или ненадлежащего исполнения обязанностей управляющим по делу судом не установлены.

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Пример.

16.06.2018 в экономический суд Витебской области поступила жалоба собственника унитарного предприятия на действия (бездействие) управляющего в производстве по делу о банкротстве ЧПТУП “А”.

В обоснование своего заявления собственник ЧПТУП “А” указала, что управляющий в нарушение требований статьи 77 Закона ненадлежащим образом исполняла свои обязанности: к отчетам управляющего не прилагались выписки о движении денежных средства по основному счету должника, отсутствовали сведения о реализации имущества должника; документы должника находятся у собственника и не приняты; управляющим нарушены требования законодательства в части проведения оценки имущества должника; часть движимого имущества должника, стоимость которого составляла более ста базовых величин, продана без проведения торгов; управляющим не приняты меры по обеспечению сохранности имущества должника, результатом которого явилось возгорание принятого в ведение управляющего здания.

Изложенные в жалобе доводы о нарушении управляющим требований законодательства в части проведения оценки имущества должника, о не принятии управляющим документов по финансово-хозяйственной деятельности должника получили свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Управляющий вопрос о проведении внутренней оценки имущества должника с судом и общим собранием кредиторов не согласовывал, не ко всем отчетам о своей деятельности прилагал документы, указанные в части 2 статьи 148 Закона.

Доводы, изложенные заявителем о несогласии с возмещением за счет средств должника командировочных расходов управляющего, также признаны судом обоснованными, поскольку размер расходов, связанных с временным проживанием управляющего и его проездом к месту нахождения должника и обратно, в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона, суд не устанавливал.

Доводы заявителя о непринятии управляющим мер по обеспечению сохранности имущества должника, результатом которого явилось возгорание принятого в ведение управляющего здания, не подтвердились.

В связи с изложенным, экономический суд признал жалобу на действия (бездействие) управляющего частично обоснованной и подлежащей удовлетворению.

1.2. Ходатайства антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) о понуждении к исполнению обязанности по передаче управляющему бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей

В соответствии со статьей 86 Закона со дня вынесения судом определения об открытии конкурсного производства органы управления должника – юридического лица, должник – индивидуальный предприниматель в срок, установленный судом, но не превышающий десяти дней, обязаны обеспечить передачу управляющему бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей. В случае неисполнения органами управления должника – юридического лица, должником – индивидуальным предпринимателем указанной обязанности управляющий не позднее трех дней после истечения срока, в течение которого должна быть обеспечена передача бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей, должен обратиться в суд с ходатайством о понуждении указанных органов или лиц к исполнению этой обязанности.

Пример.

Определением экономического суда Витебской области от 30.03.2021 по заявлению кредитора возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) частного транспортного унитарного предприятия Ф. (далее – частного предприятия Ф.) и открыто конкурсное производство.

В ходе производства по делу о банкротстве поступило ходатайство управляющего о понуждении бывшего директора частного предприятия «Ф» передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию, печати и штампы, материальные и иные ценности.

Определением о возбуждении производства по делу и открытии конкурсного производства экономический суд обязал учредителя (и руководителя) частного предприятия «Ф» в 7-дневный срок со дня возбуждения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) обеспечить передачу управляющему всех дел должника, бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей.

Согласно представленной управляющим экономическому суду информации передача бухгалтерской и иной документации, печатей и штампов, материальных и иных ценностей должника антикризисному управляющему учредителем (и руководителем) частного предприятия «Ф» обеспечена не была.

В этой связи суд ходатайство антикризисного управляющего удовлетворил, обязал учредителя (и руководителя) частного предприятия «Ф» передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию, печати и штампы, материальные и иные ценности частного предприятия «Ф».

Применительно к части второй статьи 205 ХПК экономический суд допустил немедленное исполнение определения.

1.3. Защита требований кредиторов

Согласно части 1 статье 89 Закона кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение двух месяцев со дня опубликования сообщения об открытии конкурсного производства.

Эти требования направляются управляющему по почтовому адресу должника или иному почтовому адресу, указанному в тексте объявления об открытии конкурсного производства, а также в хозяйственный суд, осуществляющий производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве).

Требования кредиторов направляются управляющему вместе с документами, позволяющими установить размер указанных требований.

Управляющий рассматривает предъявленные требования кредиторов не позднее семи дней после их получения, по итогам их рассмотрения вносит соответствующие записи в реестр требований кредиторов и о результатах рассмотрения письменно уведомляет кредиторов в срок, не превышающий семи дней со дня получения требований (часть 2 статьи 89 Закона).

Частью 6 статьи 89 Закона установлено, что требования кредиторов, по которым управляющим не выдвинуты возражения в срок, указанный в частях 2 и 4 Закона, признаются установленными в предъявленном размере и подлежат удовлетворению в соответствии с очередностью, определенной статьей 141 Закона.

Управляющий рассматривает предъявленные требования кредиторов не позднее семи дней после их получения, по итогам их рассмотрения вносит соответствующие записи в реестр требований кредиторов и о результатах рассмотрения письменно уведомляет кредиторов в срок, не превышающий семи дней со дня получения требований.

Требования кредиторов, по которым управляющим выдвинуты возражения, рассматриваются в порядке, установленном статьями 92 – 96 Закона.

Согласно статье 92 Закона возражения по результатам рассмотрения управляющим требования кредитора (далее – заявление о требовании) направляются управляющему и в суд, рассматривающий дело об экономической несостоятельности (банкротстве), в письменной форме в срок, не превышающий семи дней со дня получения кредитором уведомления управляющего о результатах рассмотрения требования этого кредитора.

Пример.

Не приведение достаточного обоснования уважительности причин пропуска срока для рассмотрения требования кредитора является основанием для отказа в его восстановлении.

Антикризисный управляющий направил в экономический суд ходатайство кредитора о восстановлении пропущенного срока для рассмотрения требования кредитора, а также требование кредитора.

В ходатайстве кредитор просил восстановить пропущенный срок для подачи заявления о требовании на собрании кредиторов.

Причиной пропуска срока в ходатайстве указан большой объем работы в связи с прошедшей реорганизацией кредитора .

В силу статьи 93 Закона срок для подачи заявления о требовании, установленный частью первой статьи 92 Закона, может быть восстановлен собранием кредиторов или судом на основании ходатайства о восстановлении пропущенного срока, предусмотренного частью второй статьи 92 Закона.

Ходатайство о восстановлении пропущенного срока направляется кредитором управляющему для подачи его на рассмотрение собрания кредиторов или в суд. Собрание кредиторов или суд вправе признать причину пропуска уважительной и восстановить срок подачи заявления о требовании или признать причину пропуска неуважительной и отказать в восстановлении пропущенного срока.

Экономический суд пришел к выводу о том, что кредитор не привел достаточного обоснования уважительности причин пропуска срока, в связи с чем в восстановлении срока отказано.

Пример.

Должник обязан возместить расходы, связанные с оценкой имущества, за счет которого осуществлялось погашение задолженности перед бюджетом, при наличии документального подтверждения указанных расходов.

Кредитор – налоговая инспекция подал в экономический суд в порядке статьи 92 Закона заявление о требовании, в котором просил признать требование на сумму 406,44 руб., составляющую расходы по оценке имущества должника, обращенного в счет неисполненных налоговых обязательств.

14.11.2017 требование кредитора рассмотрено на собрании кредиторов; в принятии требования собранием отказано.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/ekonomicheskij/sud/vitebskoj/oblasti/sudebnaya/praktika/38c1a6b58d6741b9.html

8 вопросов по поручительству, на которые дал ответы Верховный суд РФ — Эксиора

Срок давности для предъявления требований кредиторов

8 вопросов по поручительству, на которые дал ответы Верховный суд РФ

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

Одним из наиболее распространенных способов обеспечения обязательства является поручительство. Большинство договоров поручительства заключается, как правило, в обеспечение кредитных обязательств.

Суды не всегда однозначно подходят к вопросам трактовки условий договоров поручительства, сроков их действия, судебной защите прав поручителей и кредиторов.

За последние годы судебная практика сформировала ряд позиций, которые помогут юристам разрешить спорные вопросы, связанные с договором поручительства.

1. В договор поручительства можно включить условие о праве поручителя на односторонний отказ от договора в случае неуплаты вознаграждения за выдачу поручительства.

По одному из дел суды нижестоящих инстанций посчитали, что условие об одностороннем отказе стороны от договора поручительства в связи с невыплатой вознаграждения за выданное обеспечение противоречит закону.

Три инстанции указали, что при таких обстоятельствах основания для прекращения поручительства отсутствуют. Суды отметили, что подобное основание прекращения поручительства не предусмотрено ст. 367 ГК РФ. При этом, по мнению судов, поручитель в таком случае должен воспользоваться иным способом защиты права.

В связи с невыплатой вознаграждения поручитель должен был предъявить должнику самостоятельный иск.

Отменяя решения судов нижестоящих инстанций, Верховный суд указал, что несмотря на то что ст. 367 ГК РФ не предусматривает возможность отказа от поручительства в случае невнесения должником суммы вознаграждения за выданное обеспечение, подобное условие договора является действительным.[1]

2. Включение в договор поручительства условия о его действии до фактического исполнения основного обязательства не является условием о сроке поручительства.

В соответствии с п. 6 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Согласно ст. 190 ГК РФ срок определяется календарной датой или истечением периода времени. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В одном деле стороны предусмотрели, что договор поручительства прекращается с момента фактического исполнения должником своего обязательства. Суды первой и апелляционной инстанции не усмотрели в указанных обстоятельствах несогласованности срока поручительства.

Верховный Суд, отменяя решения судов нижестоящих инстанций, отметил, что подобное условие договора не свидетельствует о согласовании сторонами срока поручительства, ввиду несоответствия правилам ст. 190 ГК РФ.[2] В данном случае к договору поручительства должны применяться правила п. 6 ст.

367 ГК РФ: кредитор может предъявить свои требования к поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства.

3. Прерывание срока исковой давности по требованию к должнику не затрагивает течение давности по требованию кредитора к поручителю.

Рассматривая спор по договору поручительства, суды трех инстанций пришли к выводу, что признание должником наличия неисполненных перед кредитором обязательств свидетельствует о перерыве срока исковой давности не только по основному обязательству, но и по выданному в обеспечение него поручительству. В данном деле представителем должника были подписаны акты сверки взаимных расчетов, подтверждавшие наличие задолженности. На основании ст. 203 ГК РФ арбитражные суды признали течение срока исковой давности прерванным как для должника, так и для поручителя.

Верховный Суд не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и указал, что по смыслу п. 1 и 3 ст. 308, ст. 364 ГК РФ сроки исковой давности по требованиям к основному должнику и поручителю исчисляются самостоятельно.[3]

4. Исполнившему основное обязательство поручителю может быть отказано во включении в реестр требований кредиторов должника в условиях его банкротства по причине возможной квалификации данного требования как обязательства, вытекающего из факта участия поручителя в организации-банкроте.

Суды не раз обращали внимание на то, что обязательства из договора займа, заключенного между учредителем (директором) и организацией, могут быть квалифицированы как корпоративные.

В таком случае учредителю (директору) может быть отказано во включении в реестр требований кредиторов организации — банкрота.

Аналогичную позицию занял Верховный суд и в отношении договора поручительства, заключенного между компанией и ее учредителем.

По одному из дел суд отменил акты трех инстанций о включении кредитора в реестр требований должника, ввиду необходимости проверки доводов о корпоративном характере правоотношений, возникших из договора поручительства.[4]

5. Условие договора о действии поручительства до момента расторжения трудового договора между поручителем и должником не соответствует законодательству.

В одном из дел суды нижестоящих инстанций подтвердили правомерность включения в договор поручительства нестандартного условия его прекращения. Так, договором было предусмотрено право поручителя на односторонний отказ в случае расторжения трудового договора с должником.

В данном случае интересы кредитора ставятся под угрозу, ввиду того, что трудовое законодательство предусматривает возможность расторжения трудового договора по инициативе работника. Сославшись на п. 1 ст.

310 ГК РФ, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций, предложив суду апелляционной инстанции указать закон, которым прямо предусмотрена возможность включения условия об одностороннем отказе по исполнению обязательств поручителя.

[5] Поскольку подобного положения действующее законодательство не содержит, полагаем, что суд укажет на незаконность подобного договорного условия.

6. Поручитель не может ссылаться на истечение срока предъявления исполнительного документа к основному должнику-банкроту как на основание для отказа в удовлетворении заявления о признании поручителя банкротом.

В одном из дел кредитором был пропущен срок для предъявления к исполнению исполнительного листа по взысканию задолженности с основного должника. Суды нижестоящих инстанций указали, что в таком случае кредитор не может требовать возбуждения дела о банкротстве поручителя по данному обязательству.

Однако Верховный Суд отметил, что в данном случае поручитель не может ссылаться истечение срока исполнительной давности.

[6] Отменяя судебные акты трех инстанций Верховный Суд отметил недопустимость переложения последствий собственного продолжительного неисполнения договорного обязательства на исправную сторону – кредитора.

7. При раздельном поручительстве, взыскание исполнившим обязательство поручителем уплаченных им денежных средств с иных поручителей в равных долях неправомерно.

По одному из дел обязательство должника было обеспечено несколькими поручительствами, выданными раздельно. Поскольку обязательства должника были исполнены одним из поручителей, апелляционная инстанция взыскала с иных поручителей денежные средства в равных долях, приходящихся на каждого из них.

Верховный Суд не согласился с указанной позицией и отметил, что договор поручительства предусматривал солидарную ответственность поручителя, исполнившего основное обязательство, по отношению к должнику, однако не содержал указания на солидарную ответственность поручителей между собой.

[7] Ввиду указанного у погасившего долг поручителя не возникает права регрессного требования к остальным должникам в равных долях.

Исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав, принадлежавших кредитору, в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства.

8. Кредитор имеет право подать в суд на поручителя, не дожидаясь его возражений по предъявленным требованиям. Пропуск кредитором срока предъявления требований к поручителю по причине непредставления указанных возражений не является уважительным.

По одному из дел суды трех инстанций удовлетворили требования кредитора о взыскании задолженности с поручителя. При этом суды признали злоупотреблением правом несоблюдение срока, установленного для направления возражений, касающихся требований по договорам поручительства, что привело к утрате кредитором возможности своевременного предъявления требований.

Верховный Суд не согласился с указанной позицией.[8] Действия или бездействие поручителя при рассмотрении предъявленных к нему кредитором требований не освобождают кредитора от соблюдения сроков, предусмотренных для предъявления в суд требований, связанных с поручительством, и не лишают его права обратиться в суд с иском к поручителю в установленные договором сроки.

Таким образом, несмотря на широкое применение поручительства в сфере экономических отношений, практика до сих пор сталкивается с рядом трудностей, связанных с применением данного способа обеспечения обязательств.

* На основе указанного материала в журнале «Юрист компании» 2021 № 10 была опубликована статья юриста АБ «Эксиора» Татьяны Ивановой.

[1] Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2018 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2016

Источник: http://exiora.ru/ru/reviews/the-supreme-court-s-commentaries-on-8-issues-related-to-suretyship/

Вс рф разъяснил, как считать срок давности по претензиям к управляющему в деле о банкротстве | новости | линия права

Срок давности для предъявления требований кредиторов
16 февраля 2021 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Претензии к арбитражным управляющим со стороны кредиторов – частое явление в делах о банкротстве, при этом срок исковой давности для кредиторов и заявителей течет по-разному, пояснил Верховный суд (ВС) РФ.

Для кредитора он начинается тогда, когда он узнал о нарушении со стороны арбитражного управляющего, а для заявителя в деле о банкротстве – когда он объективно может получить информацию о совокупности негативных фактов, говорится в определении ВС, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

В 2006 году Арбитражный суд Воронежской области признал сельскохозяйственную артель “Николаевка” банкротом по заявлению ФНС России. Временным конкурсным управляющим назначили Владислава Журихина. В 2011 году тот же суд признал его действия незаконными. По мнению суда, В.

Журихин необоснованно завысил текущие расходы на оплату услуг ООО “Юрсервис”, что привело к выбытию 1 млн рублей из конкурсной массы. ФНС попыталась взыскать эту сумму с В.Журихина и вернуть ее в конкурсную массу, но получила отказ суда из-за пропуска срока исковой давности.

В ходе конкурсного производства в реестр требований кредиторов артели включили требования на сумму 8 млн рублей, которые так и не были погашены. В конкурсную массу удалось мобилизовать только 5,3 млн рублей, которые потратили на погашение текущих обязательств.

В 2016 году суд взыскал с ФНС как с заявителя по делу о банкротстве 832 тыс. рублей судебных расходов (вознаграждение В.Журихина и других привлеченных лиц). ФНС, в свою очередь, решила взыскать эту сумму с В.Журихина в качестве возмещения убытков, но тот настаивал на пропуске срока исковой давности.

Арбитражный суд Воронежской области поддержал налоговиков, пояснив, что пропуска не было.

ФНС обратилась за возмещением своих расходов как заявителя по делу о банкротстве, возникших из-за неправомерных действий арбитражного управляющего, а возможность подать такой иск появилась у службы только после взыскания с нее этих расходов, пояснил суд.

Апелляция и кассация пришли к другому выводу и отказали ФНС, они связали течение срока исковой давности с моментом, когда ФНС узнала о незаконных действиях арбитражного управляющего по расходованию средств должника, отметил Верховный суд.

Однако, по мнению ВС РФ, моменты получения истцом информации об определенных действиях ответчика и о нарушении его прав могут не совпадать, а значит, исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца о негативных последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Предъявляя иск, ФНС хотела минимизировать расходы на суд и выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Суды апелляционной инстанции и округа не учли, что спектр интересов у заявителя по делу о банкротстве объективно шире, чем у обычного кредитора (не только возместить убытки, но и избежать негативных последствий нехватки средств у должника на финансирование процедуры банкротства), напомнил ВС РФ.

Для обычного кредитора срок исковой давности наступает, когда он узнает о незаконных действиях управляющего; для заявителя по делу – когда он объективно может получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации этих расходов за его счет, пояснил Верховный суд. Требование ФНС возвратить гонорар управляющего и переложить на него расходы на оплату услуг привлеченных лиц является допустимым средством правовой защиты, так как именно он виновен в недостаточности средств должника на их покрытие, заключил ВС РФ.

Верховный суд отменил решения апелляции и кассации и вернул дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Во многих процессах эта позиция ВС РФ снимет вопросы о сроках исковой давности, и это положительный фактор для практики, но для управляющих это плохая новость, поскольку срок взыскания с них теперь однозначно увеличится, считает партнер адвокатского бюро “Линия права” Владислав Тепляшин.

По его словам, попытки недовольных кредиторов привлечь к ответственности арбитражного управляющего происходят практически в каждой процедуре банкротства.

“Два привлечения к административной ответственности в течение года по существенным нарушениям влекут дисквалификацию, и сейчас в стране сотни дисквалифицированных нарушителей. Имущественная ответственность встречается реже, но тоже становится регулярным явлением.

Основными причинами являются недостаток конкурсной массы и озлобление неудовлетворенных кредиторов, однако важна и невысокая квалификация многих управляющих, которые раньше никаким бизнесом не руководили”, – пояснил юрист “Интерфаксу”.

Источник: Интерфакс

Источник: http://www.lp.ru/comment_bankruptcy_statute_of_limitations

Законовед
Добавить комментарий