Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

Отпечатки пальцев, заключение в тюрьму и депортация «в качестве преступников»: Израиль разворачивает туристов из бывшего Советского Союза

Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

В конце марта Татьяна Макарова, 42-летняя учительница математики из Москвы, решила воспользоваться весенними каникулами, чтобы посетить Израиль.

Она забронировала номер в отеле Тель-Авива, купила билет на самолет и с нетерпением ждала возможности провести время на пляже «города, который никогда не спит» и святых местах Иерусалима.

Перед отъездом она убедилась, что у нее есть документы, которые необходимы при въезде в западные страны: обратный билет в Россию и подтверждение трудоустройства с места работы. Все было готово для идеального отдыха.

Но на паспортном контроле в международном аэропорту Бен-Гурион ее спросили о предыдущем визите в Израиль. На тот момент, несколько лет назад, она провела день в Эйлате после поездки в Египет, затем вернулась в Египет и оттуда улетела обратно в Россию.

Макарова была доставлена в комнату для допросов израильского аэропорта, где ее допрашивали сотрудники пограничного контроля. Следователи утверждали, что она была в Израиле два раза ранее, в 2008 и 2009 годах, но женщина настаивала, что посещала Израиль только один раз, в 2010 году.

(Позже выяснилось, что она была в стране один раз, но зимой 2009 года.)

«И тогда это началось», — рассказывает Макарова в телефонном интервью израильскому новостному изданию «Гаарец» (Haaretz). «Девушка, которая допрашивала меня по-русски, сказала: «Ты лжешь». Она начала бросать в меня документы, которые я ей дала. «Вот и все, убирайся отсюда, ты тратишь мое время. Подумай еще раз, и когда вспомнишь, вернись и скажи мне».

Макарова добавила, что «когда я вернулась к ней во второй раз, все началось сначала. Она начала разбрасывать документы и кричать, что я лгу и обманываю, что я приехала сюда по другой причине, а не для осмотра достопримечательностей».

Макарова не знает имени женщины, которая допрашивала ее изначально, или мужчины, который продолжил допрос после того, как ее выбросили из комнаты во второй раз, так как ни один из них не носил опознавательных знаков.

Она сообщила своей матери и сестре в Москве, что приземлилась в Израиле, но была задержана в аэропорту.

Через некоторое время ее вместе с четырьмя другими женщинами из бывшего Советского Союза увезли в автомобиле с решеткой и мигалкой на место содержания под стражей, которое сотрудники пограничного контроля назвали «иммиграционным центром».

«Они забрали все наши личные вещи, телефоны — все», — рассказывает Макарова. «Нам дали зубную щетку и зубную пасту, никаких полотенец или что-нибудь еще. Я была там с 31 марта до 3 апреля, а затем была депортирована.

Я не могу точно сказать, сколько я там пробыла, потому что у меня не было часов. Они ничего не объяснили. Я была в маленькой камере с решетками на окнах — около 20 квадратных метров — с еще восемью женщинами.

В камере напротив нас находилась женщина с двумя маленькими детьми».

Пресс-секретарь Главного управления по вопросам миграции заявила: «Татьяна Макарова рассказала, что приехала только для туризма и что она никого не знает в Израиле.

Это утверждение и другие утверждения, которые она сделала, оказались неправильными.

Пресс-секретарь также сообщила «Гаарец», что тот факт, что Макарова предоставила ложную информацию и отказалась «сотрудничать», привел к тому, что ей было отказано во въезде в Израиль.

Yle24.06.2018Haaretz03.07.2018
Татьяна яростно отрицает обвинения. Она говорит, что сказала следователям, что знает одну пару в Израиле, но они не знали, что она приедет с визитом. Она предложила иммиграционным властям позвонить супругам, чтобы проверить ее счет, но они проигнорировали ее просьбу.

Она смогла бесплатно отменить бронирование, но деньги, которые она заплатила за рейс, были потеряны. Она получила свой чемодан обратно через два месяца после неудачной поездки.

Всплеск выселений

Случай Татьяны Марковой не является чем-то необычным. В последние годы сотни мужчин и женщин из стран бывшего Советского Союза были позорно отправлены домой, когда они пытались въехать в Израиль. Многие сообщают, что они были унижены сотрудниками паспортного контроля, и говорят о травматическом опыте, связанном с лишением свободы в учреждении, которое ничем не отличается от тюрьмы.

После того, как в 2008 году Израиль и Россия подписали соглашение, устраняющее необходимость для их граждан получать въездные визы до посещения другой страны, Израиль подписал аналогичные соглашения с другими странами бывшего Советского Союза — Украиной, Белоруссией и Грузией — и несколько иное соглашение с Молдовой. Большинство соглашений были инициированы депутатами Кнессета и министрами от партии Исраэля Бейтейну, основной электорат которой — русскоязычный. Они помогли стимулировать туризм, но в игру вступили и другие факторы.

По данным статистики Центрального Бюро, количество туристов из России, например, выросло в среднем с 55 тысяч в начале 2000-х годов до 203 тысяч в 2008 году, до 228 тысяч в 2009 году (через год после подписания соглашения) и до 297 тысяч с 2015 по 2017 года. Аналогично с туристами из Украины: в среднем с 27 тысяч посетителей в год в период с 2000 по 2005 года и до 55 тысяч в 2010 году (накануне подписания соглашения), 130 тысяч ежегодно в период с 2015 по 2017 года.

Однако всплеск туризма в этих странах сопровождался гораздо более резким увеличением числа людей из стран бывшего Советского Союза, которые оказались изгнанными из Израиля еще до того, как они ступили на его землю.

Так, в 2009 году 41 украинцу было отказано во въезде в Израиль, тогда как в прошлом году, после стабильного роста в промежуточный период, 8560 туристов из Украины были отправлены домой после задержания на паспортном контроле.

В случае Грузии число лиц, которым было отказано во въезде, возросло с семи в 2009 году до 3645 в прошлом году.

Два туриста из Белоруссии не были допущены в Израиль в 2009 году, но в прошлом году 252 были отправлены домой из аэропорта.

Что касается России, то только за первые пять месяцев 2018 года 1477 потенциальным туристам из этой страны было отказано во въезде — больше, чем за весь 2017 год, и в семь раз больше, чем в 2009 году.

«Гаарец» получило эти данные от Главного управления по вопросам миграции в соответствии с Законом о свободе информации. По словам УФМС, рост числа людей, которым запрещен въезд, должен рассматриваться в связи с общим увеличением числа туристов из этих стран. Однако, как показывают данные, рост числа лиц, которым было отказано во въезде, намного превышает рост числа туристов.

«Мы находимся в постоянном контакте с израильской стороной по этому вопросу, проводим встречи с Министерством иностранных дел», — говорит представитель посольства России в Израиле Дмитрий Алушкин. «Самая последняя встреча на эту тему состоялась около месяца назад».

Посольство, добавляет он, получает разъяснения относительно конкретных случаев отказа во въезде, «но эти разъяснения нас не всегда удовлетворяют.

Мы особенно обеспокоены повторяющимися жалобами российских граждан на грубое и ненадлежащее обращение с ними, граничащее со злоупотреблениями».

В то время как посольство понимает «чувствительность Израиля к вопросу миграционной безопасности, — говорит Алушкин, — «мы считаем, что необходимо сохранить хрупкое равновесие, которое позволит абсолютным образом отстаивать права человека и права наших граждан».

Украинский консул в Израиле Владислав Струков еще более резок в своем ответе «Гаарец» на эту тему. Жалобы на все более негативное отношение израильских чиновников паспортного контроля начали расти в 2014 году, отмечает он, и в свете их огромного количества, кажется, нет никаких сомнений в отношении их достоверности.

Струков также заявил, что есть несколько повторяющихся тем, в том числе и «предвзятое, грубое отношение персонала, словесные оскорбления и преувеличенное психологическое давление во время допроса, ущемление базовых потребностей человека, таких как вода, еда и туалет. А также отсутствие предоставления медицинской помощи при необходимости, игнорирование фактов и документов, которые подтверждают основания для индивидуального посещения, и запрет на обращение к консулу или адвокату.

Большинство заявителей, по его словам, сообщают о необоснованном отказе во въезде в Израиль, который, как правило, сопровождается постоянным запретом на возвращение в Израиль.

Мальчик аутист в камере

Главное управление по вопросам миграции отказалось комментировать жалобы дипломатов или отвечать на более общие вопросы «Гаарец», касающиеся обращения с туристами, отсутствия медицинской помощи, грубости и вопросов, связанных с тюремным заключением в аэропорту.

Однако история семьи Вайсгайм (Weisgeim), впервые опубликованное Аллой Гавриловой на израильском русскоязычном сайте newsru.co.il, показательно.

Семья: Екатерина, 31 год, ее муж Андрей, 34 года, и их сын Никита, мальчик-аутист шести лет, страдающий когнитивными нарушениями в развитии — приземлились в аэропорту Бен-Гурион около часа дня в апреле.

По словам матери, они планировали навестить друзей, отвезти Никиту к израильскому психиатру за медицинским заключением и посетить христианские святыни: «помолиться, может быть, это поможет».

УФМС рассказало, что семья предоставила противоречивую информацию сотрудникам пограничного контроля, что вызвало «подозрение в намерениях поселиться и работать незаконно» в Израиле. По словам родственников, даже приезд их израильских друзей в аэропорт, никак не помог.

Во время допроса Андрей упомянул их имена, но сотрудники пограничного контроля возразили, что он «путает друзей». «Гаарец» поговорила с одной из подруг пары, которая подтвердила их рассказ и сказала, что знает их уже несколько лет и неоднократно бывала у них в гостях в Киеве.

В 5 часов утра, после 14-часового кошмара, семью посадили на самолет обратно в Киев после отказа во въезде.

В течение всего этого времени ребенок не осматривался врачом или психиатром, и, несмотря на неоднократные просьбы родителей, большую часть времени они вынуждены были проводить в закрытых помещениях (комнаты для допросов, приемные и, наконец, следственный изолятор), что вызывало у Никиты серьезные эмоциональные расстройства. Со времени инцидента его мать объясняет в телефонном разговоре, что он принимает особенно высокую дозу антипсихотического препарата Рисперидон.

Когда семью вытащили из паспортного контроля и отвели в комнату для допросов, мальчик «начал буйствовать», рассказывает Екатерина. «Он ожидал, что нас уже выпустят из комнаты, и начал хватать вещи. Я сказала, что сожалею и что не могу контролировать ребенка. Они сказали мне выйти из комнаты с Никитой, и в течение часа или полутора они расспрашивали моего мужа, пока мы ходили по кругу».

Во время допроса, по ее словам, сотрудники пограничного контроля стали их оскорблять. Следователь, который говорил по-русски, сказал Андрею: «Я сожгу свой украинский паспорт. Мне стыдно за свою страну [Украину]. 90% людей, которые приезжают оттуда, либо проститутки, либо нелегальные работники».

Впоследствии, добавляет Екатерина, к ним присоединился еще один агент из соседнего кабинета: «Зачем вы, хохлы [оскорбление этнических украинцев], сюда приезжаете? В Украине мы жиды [уничижительный термин для евреев] для вас!».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: //inosmi.ru/politic/20180719/242783845.html

Опыт эксперта – приговор для преступника

Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

 Отыскать преступника по следам ботинок, частичкам крови, субъективному портрету потерпевшего, зазубринам, оставшимся на оружии, сверить отпечатки пальцев, вычислить «перебитый» автомобиль – то, что показывают в популярных сериалах про экспертов-криминалистов, делают в Стерлитамаке. Только по-настоящему…

 Экспертов-криминалистов еще называют «интеллектуалами в погонах», и вполне заслуженно. В современной российской полиции без образования и широкого кругозора просто не обойтись, и профессия криминалиста – яркое тому подтверждение.

 Очередная смена этого подразделения правоохранительных органов заступает в 9:00 и сразу отправляется в экспертную лабораторию, которая на первый взгляд представляет собой совершеннейший беспорядок, разбавленный всевозможной аппаратурой.

  Вот в углу лежит гора полиэтиленовых пакетов с какими-то вещами и пустыми бутылками, на столе ровной стопкой сложены фальшивые тысячные купюры, на видное место выставлены старые ботинки, возле стола разместилась коробка, заполненная различными предметами.

Прямо не отдел, а лавка того самого Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ», но, тем не менее, все эти предметы – вещественные доказательства, над которыми и колдуют эксперты.

На месте преступления они оказывают помощь следователям в поиске этих самых улик, проводя фотосъёмку и видеофиксацию произошедшего.

 Криминалист имеет допуски для проведения дактилоскопии, исследования наркотических веществ, проводит трасологические и баллистические экспертизы, разбирается в холодном и метательном оружии.

Объекты для исследований поступают самые разные: вооружение и боеприпасы, предметы одежды и напитки, документы и банкноты, поэтому тут без соответствующих знаний никак, и сотрудники экспертной лаборатории постоянно учатся.

 – В нашем отделе трудятся тринадцать сотрудников. И все они – мастера своего дела, – гордо заявляет начальник отдела подполковник Максим Краснов.

  – Основными качествами профессионального криминалиста являются усидчивость, кропотливость и скрупулёзность, поскольку даже один-единственный отпечаток пальца, найденный на месте преступления, может стать главной зацепкой в поисках злодея.

И, что почти обязательно, эксперт должен обладать высоким интеллектом. Все это есть у каждого из наших сотрудников. Поэтому раскрытых с нашей помощью дел очень много. Только за этот год благодаря экспертам опознано 66 трупов, установлено 77 преступных лиц.

Такие показатели даются очень нелегко.

 «Дежурное» утро проходит спокойно, а потому все на своих местах, каждый у своего аппарата. Пока идут лабораторные исследования, коллеги вспоминают самые громкие дела четырнадцатого года.

 Одним из таких, пожалуй, можно назвать квартирную кражу, произошедшую весной этого года. Воры связали хозяйку квартиры пластиковым хомутом, заклеив рот скотчем. Вынесли 74 тысячи рублей. Тогда в составе следственно-оперативной группы выехал старший эксперт отдела майор полиции Виктор Федоров.

После тщательного проведения осмотра места происшествия им были изъяты различные вещественные доказательства, в том числе следы обуви преступников и множество следов рук. Далее к работе подключилась эксперт майор полиции Ирина Петровна Гайсенок.

Она проверила «пальчики» по базе данных АДИС «Папилон», в которой собраны отпечатки всех криминальных лиц, попадавших в полицию. Тогда она сумела найти преступника.

 В конце мая в прессе была опубликована информация о поимке компании старшеклассников, которые ограбили частный дом. Отмечая «Последний звонок», подростки умудрились украсть более трех миллионов рублей и драгоценности.

В раскрытии того дела немаловажную роль сыграла работа старшего эксперта майора полиции Салавата Газизова. Он сумел-таки отыскать несколько отпечатков, по которым полицейские «вышли» на одного члена преступной команды.

В дальнейшем при работе с ним установлены и другие участники совершения преступления.

 Работа эксперта требует максимально быстрой реакции, оперативности. Зачастую приходится добывать улики в плохих погодных условиях, когда промедление хоть на секунду может стоить потере следа. Так раскрывалась серия угонов на территории города.

Оперативники обнаружили угнанную машину на оживленной улице. На место происшествия выдвинулся один из опытнейших  сотрудников подполковник полиции Владислав Федоров. Несмотря на дождь и любопытство прохожих, он все-таки сумел найти следы преступных рук.

Тогда угонщиком оказался несовершеннолетний местный житель, который при допросе «сдал» своих подельников.

 Эксперт майор полиции Альберт Сафиуллин сумел докопаться до истины, не смотря на осторожные действия вора. Полицейский расследовал кражу из садового домика. Следов пальцев рук было множество, но все они принадлежали хозяйке и ее родственникам. Но пара следов все же оказалась чужой. По ним установили подозреваемого, который впоследствии сознался в целой серии подобных преступлений.

 Примеров высококлассной и точной работы сотрудников ЭКО масса. Криминалисты без дела не сидят. Только за десять месяцев текущего года совершено почти две с половиной тысячи выездов на места происшествия. Проведено более трех тысяч экспертиз. А каждая экспертиза требует времени и сил, прежде всего человеческих.

 Кто-то сказал однажды: «Служенье муз не терпит суеты», поэтому спешка недопустима и в исследовательском деле. Эксперт не имеет права на ошибку. Избежать подобных промахов помогает современное оборудование, поступающее на вооружение интеллектуалов в погонах, такое, к примеру, как высокоточный микроскоп,  фотоустановка.

Хотя до сих пор главным «оружием» криминалиста остаётся «тревожный» чемоданчик, который просто незаменим для работы на месте преступления. В нём находится всё: начиная от ножниц, измерительных приборов и специальных порошков и заканчивая фонариком, фотокамерой и дактоплёнкой для снятия отпечатков пальцев.

Но главной гордостью экспертной команды является переносная лаборатория, позволяющая производить различные экспертизы так сказать в полевых условиях.

 Тем не менее, достижения технического прогресса не заменят острый глаз и профессиональное чутьё. Как говорят эксперты,  ни одна машина не сравниться с человеческим мозгом.

 Да, аппаратура во многом облегчает поиски преступников, но заключение дает только эксперт, опираясь на свои знания и анализ.

 Вот так, без погонь и стрельбы проходит служба криминалиста, но именно благодаря его работе: найденного отпечатка пальца, капли засохшей крови или стреляной гильзы и начинается расследование любого преступления. Полиция – она ведь разная.

Она – система, в которой у каждого свое место. Место  экспертов – криминалистов особое, секретное, от того увлекательное и необычайно важное. Своим трудом претворяют они  в суровую действительность правило «преступник должен быть установлен …».

 Дарина Горчакова, Управление МВД России по г.Стерлитамаку

Источник: //02.xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/2800001

Всех россиян хотят обязать пройти биометрическую регистрацию

Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

Сегодня депутат Государственной думы Роман Худяков (ЛДПР) вносит законопроект, который предполагает обязательную биометрическую регистрацию всех россиян, которая предусматривает внесение дактилоскопической и геномной информации на биокарту гражданина (текст документа есть в распоряжении «Известий»). Обязательное снятие отпечатков пальцев предлагается проводить старым «красковым» методом, а также электронным с использованием дактилоскопического сканера.

Депутат убежден, что подобную меру необходимо ввести как можно скорее, поскольку это позволит своевременно решать вопросы не только в правоохранительной, но и в социальной сфере.

По его словам, в дальнейшем это позволит уйти от практики предъявления документов, удостоверяющих личность.

Для сбора, хранения и обработки дактилоскопических и геномных данных Худяков предлагает создать новый отдел на базе Федеральной службы безопасности либо МВД.

— Все данные будут защищены. Это как банковская карта. Будет ужесточена уголовная ответственность для тех лиц, которые станут владеть этой информацией или иметь доступ к ней. Если за распространение этой информации человек получит 3 года лишения свободы, то никакого желания распространять эту информацию не будет, — говорит народный избранник.

По словам Худякова, концепция законопроекта уже получила негласную поддержку в правительстве, в Министерстве внутренних дел, Федеральной миграционной службе и других профильных органах власти.

На сегодняшний день государственные спецподразделения уже используют автоматизированную дактилоскопическую идентификационную систему (АДИС).

На учете в АДИС — пользователями которой являются подразделения Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной миграционной службы, Федеральной таможенной службы, Следственного комитета и Министерства обороны — состоят преимущественно судимые граждане, а также дактилоскопированные в обязательном порядке военнослужащие.

Согласно законопроекту, который вносит Худяков, обязательную биометрическую регистрацию пройдут госслужащие всех уровней власти, работники органов внешней разведки, сотрудники прокуратуры, лица, чья профессиональная деятельность связана с ежедневным риском (спасатели, пожарные), а также люди, исполняющие обязанности, связанные с учетом, хранением и ношением оружия (частные охранники, детективы). В списки также попали те, чья работа связана со сферой обеспечения транспортной безопасности и безопасности на предприятиях тепло-, гидро- и атомной промышленности. Сдать отпечатки пальцев будут должны те, кто хочет получить права, лицензию на оружие и специальное разрешение на охоту, — все, кто претендует на получение российского паспорта, пересекает границу России, над кем установлена опека и попечительство. Также дактилоскопию придется пройти и найденным либо подкинутым новорожденным детям, тем, кто стоит на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах, инвалидам, неспособным себя идентифицировать, судимым и обвиняемым, а также неустановленным лицам, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий. Под эти критерии подпадают практически всё население страны в возрасте от 14 лет.

В то же время в законе предусмотрена и добровольная биометрическая регистрация, которая проводится по письменному заявлению гражданина медицинскими организациями или территориальными подразделениями федерального органа государственной власти, уполномоченного на осуществление функций по обработке биометрической информации. «Добровольная регистрация проводится на платной основе… Государственная биометрическая регистрация малолетних и несовершеннолетних граждан проводится по письменному заявлению и в присутствии соответственно их родителей (усыновителей) или опекунов, попечителей», — говорится в законопроекте.

Кроме того, в течение трех месяцев пройти биометрическую регистрацию обязаны будут иностранные граждане и лица без гражданства, проживающие, временно пребывающие либо въехавшие на территорию нашей страны.

— Ежедневно сотни людей попадают в тяжелейшие аварии и, будучи без сознания, не могут сообщить данные о себе. И медики, проводя реанимацию, вынуждены тратить драгоценные минуты на исследования, когда достаточно приложить палец к сканеру и в течение нескольких минут получить всю необходимую информацию, — аргументирует необходимость дактилоскопии депутат.

На каждого россиянина предлагается завести биокарту, в которой станут регистрироваться персональные данные и биометрическая информация о человеке.

В биокарте будут записаны имя человека, возраст, место и дата рождения, документы удостоверяющие личность, отпечатки всех ногтевых фаланг пальцев рук, контрольные оттиски пальцев рук, оттиски ладоней рук (в случае увечья делается соответствующая отметка), результаты геномной регистрации, факт состояния на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере и другие данные (см. таблицу).

В добровольном порядке предлагается вносить в анкету образец почерка (до тридцати знаков), группу крови и резус-фактор, наличие противопоказаний на лекарства, наличие аллергических реакций, наличие группы или категории инвалидности.

В 2010 году о необходимости введения обязательной дактилоскопии говорил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

— По собранным в единую базу отпечаткам пальцев и другим биометрическим данным можно было бы быстро вычислять преступников, опознавать погибших в катастрофах, находить потерявшихся стариков и детей, — заявлял он.

//www.youtube.com/watch?v=e0R7ax8A1Vo

Депутат Михаил Сердюк считает, что введение дактилоскопии пойдет на пользу нашей стране, но добавил, что в первую очередь отпечатки пальцев должны сдавать мигранты.

— Мы получили вспышки серьезных заболеваний в регионах. Если бы была дактилоскопия, то было бы видно, откуда идет заболевание. Оборудование для дактилоскопии не затратное — это абсолютно окупаемые вещи. Зато поможет избежать подделку паспортов и въезда преступников в Россию, — отметил он.

Инициатива Худякова не уникальна — в мире уже есть примеры тотального дактилоскопирования граждан. С 2012 года в Узбекистане помимо дактилоскопии судимых проводится поэтапная дактилоскопическая регистрация всех совершеннолетних граждан. За два года было зарегистрировано 4,4 млн граждан из 22 млн, которые подлежат регистрации.

По статистическим данным, при проверке следов мест преступлений по картам криминального учета было установлено 7 тыс. преступников, по картам обязательной дактилоскопии — 1,4 тыс. лиц. Аналогичная процедура с 2009 года действует в Турции — там уже зарегистрированы 20 млн граждан из 60.

При проверке следов с мест преступлений по данным тех, кто значится в картотеке преступников, удалось выявить 70 тыс. виновных, по так называемым биокартам порядка 25 тыс.

По замыслу автора законопроекта Романа Худякова, хранение биометрической информации будет осуществляться на протяжении 150 лет со дня ее оформления, после чего биокарты будут подлежать уничтожению в соответствии с законодательством.

Источник: //iz.ru/news/579556

Эксперты-криминалисты: «Идеального, без улик, преступления не бывает»

Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

О работе криминалистов мы в основном знаем по фильмам. На место преступления приезжает профессионал, которого непременно ждут все полицейские, и начинает свою работу, аккуратно нанося специальные жидкости и порошки, достает еще что-то таинственное из своего чемоданчика…

– А как по-настоящему? – это первый вопрос, который я задаю, попав в гости к криминалистам Гродненского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз.

– А по-настоящему почти так же, – улыбается дежурный эксперт-криминалист Денис Пицко. Сегодня он будет моим напарником. – Только если в фильме процесс обнаружения отпечатков пальцев или других улик занимает всего пару минут, то в реальной жизни на месте преступления можно провести долгие часы, ведь в поисках улик надо обследовать буквально каждый сантиметр.

Межрайонный отдел судебных экспертиз находится в одном здании вместе с Октябрьским РОВД Гродно – экспертам отдан один этаж. Не так давно вспомогательная прежде экспертная служба стала отдельной структурой – Государственный комитет судебных экспертиз начал свою работу 1 июля этого года.

Но по-прежнему в состав оперативно-следственной группы, выезжающей на место преступления, обязательно входит эксперт-криминалист. Все происходит примерно так, как это было в знаменитом советском сериале «Следствие ведут знатоки».

По тревожному сигналу выезжают следователи, оперативные работники и обязательно эксперты-криминалисты.

– Стандартное дежурство – сутки, – объясняет заместитель начальника Гродненского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз подполковник юстиции Павел Матиевич. – И в эти 24 часа дежурный судебный эксперт должен быть всегда наготове, чтобы выехать туда, где что-то случилось.

Криминалисты публичности не любят и от фото отказываются. Но про тонкости своей работы рассказывают охотно

Мое дежурство начинается в 9 часов утра. Меня быстро вводят в курс дела: мы с Денисом ждем тревожного звонка и, чуть что, должны выехать на место преступления. А пока я пытаюсь вникнуть в тонкости работы криминалистов.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ РАСКРЫТЬ МОЖНО ДАЖЕ ПО ЗАПАХУ

Денис показывает традиционный чемоданчик:

– В криминалистическом наборе есть все, что нужно для работы эксперта. Вот лупа, вот знакомый многим по телесериалам порошок для снятия отпечатков пальцев… Но есть в наборе и более совершенные технические новинки, которые позволяют выйти на след преступника в сложных случаях.

Преступник все равно оставит достаточно следов, которые в итоге помогут его изобличить. Ведь человек чаще всего совершает преступление в стрессовом состоянии. И вряд ли он сможет хладнокровно предусмотреть все мелочи.

Например, совершив кражу и даже вроде бы не оставив никаких следов, вор на выходе из помещения может расслабиться, снять перчатку и коснуться какой-нибудь поверхности рукой – и этого будет достаточно.

– А правда, что злоумышленника можно вычислить буквально по одному волоску?

– Современные технологии это позволяют. Был случай, когда по оставленному колпачку от ручки была раскрыта целая серия квартирных краж. А дело было так: цыганки, представляясь сотрудниками соцзащиты, просили у пенсионеров показать им деньги, хранившиеся дома. Якобы часто встречаются фальшивые.

На месте преступления они ничего не оставляли, но в одной квартире злоумышленница обронила колпачок от ручки, на котором остался ее индивидуальный запах. Экспертом этот запах был зафиксирован. Когда подозреваемую в преступлении задержали, специально обученная собака безошибочно указала на владелицу колпачка.

Абсолютно верно говорят, что не бывает такого преступления, где бы не были оставлены следы. Работа эксперта в том и заключается, чтобы их обнаружить и зафиксировать.

– Значит, идеального преступления не бывает?

– Нет. В итоге криминалист и следователь выйдут на след преступника. Каждый человек оставляет свои индивидуальные генетические следы, которые впоследствии могут стать зацепками для экспертов. И это не только отпечатки пальцев, но и запах, частицы кожи или пот.

//www.youtube.com/watch?v=8IQQdgXg-9o

Кстати об отпечатках пальцев. В Беларуси с 2000 года работает автоматизированная идентификационная дактилоскопическая система, куда вносятся все данные по отпечаткам пальцев. Эксперты говорят, что эта система очень помогает в раскрытии преступлений – в частности, в идентификации неопознанных тел.

– По отпечаткам пальцев эксперты быстро устанавливают личность погибшего, ведь иногда внешность человека после смерти сильно изменяется. Бывает так, что по внешним признакам человека опознать невозможно, а близкие просто не могут верить, что перед ними их родственник, – говорит Павел Матиевич.

. Откатать пальчики корреспонденту «Комсомолки» судебные эксперты готовы и при помощи суперсовременного оборудования…

Подполковник рассказывает о недавнем случае, который в очередной раз показал, как важна для криминалистов общая дактилоскопическая база. В центре города был обнаружен труп неизвестного молодого человека.

В базе данных были его отпечатки пальцев, и эксперты очень быстро установили личность погибшего. Оказалось, что 20-летний парень из Скиделя ушел из дома и не вернулся.

Его уже разыскивали родственники и милиция.

Кстати, несмотря на то, что все отпечатки хранятся в компьютерной базе, а в отделе есть современный электронный сканер, эксперты признаются: надежнее всего работать с традиционными дактилоскопическими картами, на которых «откатаны пальчики».

А еще сфотографировать в фас и профиль, записать голос

ДОПУСКИ У ЭКСПЕРТОВ – КАК ПОЯСА У КАРАТИСТОВ

У каждого криминалиста – определенное профессиональное образование. Можно закончить экспертно-криминалистический факультет Академии МВД или, имея другую специальность, пройти переподготовку.

А вот для медицинских экспертов, занимающихся в основном патологоанатомическими исследованиями, путь в профессию начинается традиционно – в мединституте, но затем все равно надо пройти переподготовку. Всего у криминалистов существует семь так называемых допусков.

Можно заниматься каким-то одним видом экспертизы, скажем почерковедческой, а можно быть, что называется, универсальным солдатом. Получить все допуски – дело непростое: для этого надо действительно показать очень хорошие знания в различных отраслях криминалистики.

Пока нет тревожного звонка, для меня проводят мини-экскурсию по отделу. И в итоге я прихожу к выводу: для проведения успешной экспертизы порой достаточно лишь наличия традиционных инструментов криминалиста: лупы, микроскопа, простых слесарных инструментов.

Но, конечно, в более сложных случаях применяется новейшее современное оборудование. Например, в Гродненском отделе Государственного комитета судэкспертиз вскоре появится специальная система связи, которая позволит передавать снимки улик, полученные экспертами на месте происшествия, сразу в базу данных.

Такая система значительно ускорит процесс расследования дела.

ПЕРЧАТКА СМЕРТИ

– Конечно, наша работа для обычного человека выглядит иногда, скажем, экзотично. Однако не все так страшно, как это зачастую показывают в кино. Конечно, есть что-то, к чему надо привыкнуть, но это просто особенности профессии, – рассказывает Денис.

– И к чему привыкнуть сложнее?

– Разных моментов хватает. Например, когда труп очень сильно разложился, снять отпечатки пальцев достаточно сложно, но сделать это необходимо, и в арсенале эксперта есть такой способ: с рук погибшего может сниматься фрагмент кожи, эту «перчатку» эксперт накладывает на свою руку, и таким образом получаются достаточно четкие отпечатки пальцев. Но даже это не самое неприятное в нашей работе.

В таких коробка хранятся улики

– А что же?

– Можно привыкнуть ко многому, но только не к запаху, возникающему при разложении человеческого тела. Но даже в таких условиях эксперт обязан качественно делать свою работу.

Вот так, за разговорами, вдруг оказалось, что мое дежурство закончилось, а телефон по-прежнему молчал. Я, честно говоря, расстроилась…

– Да, такое бывает крайне редко, – удивились криминалисты. – Значит, твое присутствие принесло нам спокойные сутки. Зря расстраиваешься – в нашей работе это большая удача!

КСТАТИ Все экспертизы делаются в течение месяца, только единичные превышают этот срок. Зато придется набраться терпения, если назначена автотехническая или фонографическая экспертизы. На последнюю, например, очередь иногда выстраивается на целый год. (читать далее)

Источник: //www.kp.by/daily/26169/3056747/

Принуждение к снятию отпечатков пальцев противоречит Конституции РФ

Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

  • 5 комментариев Подвергать дактилоскопии всех допропорядочных граждан – преждевременно

    Отпечатки пальцев, как таковые, конечно, организуют некую простоту расследования уголовных дел, опознания безымянных трупов.

    Есть определенные опасения с точки зрения того, кто будет непосредственно пользоваться этой базой данных, поскольку известны случаи утечки информации и из баз ГИБДД, и с паспортных столов.

    И если база данных с отпечатками пальцев попадет не в те руки, то сделать дубликат отпечатка не сложно.

    Например, произошло ДТП, сбили человека, виновник сбежал с места преступления, если база отпечатков будет узаконена как доказательная база и найденные на месте преступления отпечатки покажут на того человека, который там вообще в данный момент не находился, то скорее всего его признают виновным и посадят в тюрьму. Могут быть и более изощренные варианты, когда все будет разработано под конкретное лицо, чтобы сделать так, что он будет виноват, у него не будет алиби. В этом основный риск.

    При психиатрических заболеваниях, я считаю, можно снимать отпечатки. А что касается получения прав, то это слишком массовый характер, я считаю, это преждевременно. Если человек был судим, его можно заносить в базу, а всех подряд допропорядочных граждан – преждевременно.

    09.11.2015

  • 6 комментариев Всеобщая дактилоскопия – неизбежное будущее

    Я не сторонник и не противник всеобщей дактилоскопии. Я был на конференции, где обсуждался этот вопрос, слышал аргументы и «за» и «против», и они меня в одинаковой степени не тронули. Аргументы против я не вопринимаю.

    Наши опасения, особенно людей, которые мнят себя интеллигентами или людей, которые считают, что дела могут быть фальсифицированы, что это не демократично, не очень правдоподобны.

    У меня очень простой вопрос, они не хотят в Европу больше ездить что ли? Почему то насчет Европы, где обязательна дактилоскопия всех 10 пальцев, не объявили демонстрацию наши граждане, которые против. А в чем разница? Я не очень понимаю.

    Я очень спокойно к этому отношусь. Что касается возможности фальсификации, то я вас уверяю, что как она была возможна до, так и будет возможна после, и не потому, что у всех будут брать отпечатки пальцев. Дактилоскопия вводится не потому, что во всех видят потенциальных преступников. У нас в год без вести пропадает 70-100 тыс.

    людей. Это не значит, что они все погибли, что их всех убили. Когда находят неопознанные трупы, понять, кто это, не имея ничего, очень сложно, практически невозможно. Аргумент, что во мне видят потенциального преступника, самый последний из всех аргументов.  Никто не опасается, что он приедет в Европу и его там обвинят в убийстве.

    А с коррупцией надо бороться, а не пугать ею обычных людей. Если у нас продаются базы данных, например, от банков, то это надо вычислить и наказать виновных раз и навсегда. Это никакого труда не составляет.

    А что касается банка данных дактилоскопии, то доступ к нему будет очень ограничен, и в случае утечки сразу будет ясно, кто виноват. Злоупотребления будут всегда.

    Но уповать на то, что они будут и поэтому не вводить новшества, это не аргумент.

    После введения всеобщей дактилоскопии, когда мы придем получать какие-то документы, то не надо будет ни паспорта, ничего, по вашему отпечатку вы определяетесь в базе данных и вам выдается необходимая справка. Я понимаю, что звучит как фантастика, но Интернет и кредитные карточки тоже много лет звучали как фантастика. 

    09.11.2015

  • 7 комментариев Государство должно доказать гражданам, что их персональные данные надежно защищены

    Не только Киргизия, уже ряд стран стран развивающейся демократии – Венесуэла, Боливия, Монголия, а также Южная Корея, вводит у себя систему всеобщей дактилоскопии, в том числе для более точной проверки допуска граждан на избирательные участки. Идея развивается по-разному, и есть разные отзывы на ее работу.

    В странах с недостаточно развитой экономикой, финансово неблагополучных, в которых нет денег на содержание правоохранительных органов, нет уровня определенного правовой культуры, введение системы сдачи биометрических данных государству, конечно, привносит свои плюсы в борьбе с криминалом. В той же Киргизии представители полиции говорили, что им без разницы, что даст дактилоскопия с точки зрения электоральных процессов, ведь в копилку правоохранительной деятельности она уже внесла большущий вклад.

    На выборах снятие отпечатков – это доступ, это своеобразный дресс-код электората. В Киргизии тот, кто не проходит процедуру снятия отпечатков пальцев, не допускается на избирательные участки.

    Либо он должен предъявить свою id-карту, это электронный паспорт, где зашифрованы все его данные, включая фотографию, которая высвечивается на большом экране и свидетельствует, что именно этот человек пришел на избирательный участок.

    Никаким другим способом, даже через суд, по крайней мере в Киргизии, граждане не допускались на избирательные участки.

    По оценкам экспертов и наблюдателей, к сожалению, в связи с накладками системы и нежеланием граждан проходить процедуру регистрации по отпечаткам пальцев  не смогли принять участие в выборах до четверти киргизского населения. Те, кто не хотел сдавать отпечатки пальцев, не были внесены в списки, поэтому формальная явка была достаточно высокой и степень доверия к результатам выборов достаточно велика.

    Кстати, на выборах функционировала дублирующая система –  одновременно проводилось электронное ание, а потом вручную члены участковых комиссий пересчитывали голоса.

    Так же, как у нас в России, на каждом участке присутствовало до 10 наблюдателей, от партий, от кандидатов, представителей общественности.

    Практически никто не стал дожидаться итогового результата ручного подсчета, все понадеялись на ту технику, которая была поставлена на избирательные участки. Уровень доверия к этой системе у киргизского общества очень высок.

    //www.youtube.com/watch?v=GCfPq0YXeUg

    Если говорить о всеобщей дактилоскопии в России, то риск, что кто-то завладеет вашими отпечатками пальцев, в принципе, есть. И, действительно, вводить такую систему надо в стране, общество которой внутренне готово сдавать отпечатки пальцев.

    Надо понимать, для чего они сдаются, насколько государственный аппарат, государственная система способны и готовы сохранить тайну о твоих персональных биометрических данных.

    Государство должно доказать населению, что система устойчива, что ее не взломают ни хакеры, ни организованная преступность.

    09.11.2015

  • Источник: //www.zakonia.ru/blog/prinuzhdenie-k-snjatiju-otpechatkov-paltsev-protivorechit-konstitutsii-rf/all/1/sort/asc

    Об отпечатках пальцев

    Снятие отпечатков пальцев несовершеннолетнего, который был в компании преступников

    Следующая история припомнилась мне после того, как моя вторая половинка включила телесериал СИЭСАЙ, ну а я немножко посмотрел его. Да впрочем многие завсегдатаи Пикабу знают о том откровенном бреде, что там показывают. Вот например #comment_85165810

    Сейчас же речь пойдет об идентификации преступника по отпечаткам пальцев. Модный

    способ во всяких книжицах, сериалах и бульварном чтиве. Но, несмотря на определенные проблемы, он имеет место быть. Но сначала краткая история…

    Все знают, что у человека на руках есть линии. Эти линии называются папиллярными узорами. Они есть на фалангах, на ладонях. И эти линии сугубо индивидуальны.

    (Я не беру во внимание всякие случаи типа совпадений один к 10000000 случаев и отсутствия этих узоров как таковых, об этом я только читал, но лично не встречал).

    Чаще всего под отпечатками пальцев имеют ввиду отпечатки именно папиллярных узоров первых фаланг пальцев (т.н. дистальных). Эти отпечатки индивидуальны, как я говорил выше, точно так же, как и раковины ушей, зубы и прочее.

    Принцип образования отпечатков прост – на руках есть поры, сквозь них естественно выделяется пот, жир. И эти выступающие линии при прикосновении оставляют отпечатки. Классно показано в посте //pikabu.ru/story/nikogda_takogo_ne_videl_vzhivuyu_tolk…

    Принцип опознания человека по отпечаткам есть дактилоскопия, процесс “откатывания пальчиков” – дактилоскопированием, а лист бумаги с отпечатками бандита – дактилоскопической картой, или дактокартой.

    Кто первым додумался к тому , что следы пальцев не особо то и повторяются – не помню, если кому интересны такие детали, погуглят.

    Равно так же погуглят те, кому интересно почитать про петлевидные, дуговые и завитковые узоры и узнать, какие у них узоры на пальцах,  так как это уже глубокое познание темы (а у одного, кстати,

    человека могут быть абсолютно разные узоры даже на одной руке).

    Хочу сказать, что не так часто преступников идентефицируют по пальцам рук, как показано в сериалах. Причин несколько – тут и использование перчаток, и размазывание самих отпечатков, и отсутствие отпечатков в централизованных криминалистических базах данных.

    Ну вот ты, пикабушник, сидел, листал пикабу, прочел  пост //pikabu.ru/story/grabit_ili_net_5134772,  а потом все-таки решил ограбить банк.

    Да, ты не одел на одну руку перчатку, но когда касался ручки дверей, провел рукой вскользь и размазал свои отпечатки. А ладошка потела у тебя и ты все-таки оставил свой четкий отпечаток на стойке у банкира, но тебя же раньше не привлекали, а потому тебя нет в базе данных…

    На моей памяти в нашей провинции был лишь один случай поимки преступника только при помощи отпечатка пальца и о нем я сейчас поведаю вкратце. Почему вкратце? Я не был участником тех событий и наблюдал их со стороны.

    Несколько лет тому назад на излёте весны в райотдел обратился местный фермер с заявлением о том, что некий гражданин под предлогом продажи  ему семян сельськохозяйственной культуры завладел денежными средствами  в сумме, эквивалентной на тот момент приблизительно 40000 у.е. (неплохо весьма, да?).

    Дело было примерно так. Некий Стеценко позвонил Щербакову, который занимал должность директора сельхозпредприятия, и предложил приобрести энное количество семян подсолнечника.

    Щербаков согласился – цена была  неплохая.

    Через пару дней они встретились за городом и на авто  подъехали к зернотоку (кто не знает – место, где выгружается, переваливается, сушится, калибруется, хранится зерно всяких культур).

    Стеценко сказал, что вот мол-де семена подсолнуха. Только, как вы понимаете, ни ток, ни товар не пренадлежал Стеценку.

    Удостоверившись в наличии семян, Щербаков через пару дней подъехал к току. Нанятые Стеценком алкаши грузили зерно в автомобили, нанятые потерпевшим Щербаковым. Когда зерно было погружено, Щербаков отдал Стеценку сумму, эквивалентную 40 тысячам долларов, и Стеценко слинял… (Честно, я хз, где были в этот момент работники, которые трудились на зернотоке и почему они не прекратили этот цирк).

    Потом выяснилось, что зерно-то не пренадлежит Стеценку. В распоряжении следователя имелись лишь фото Стеценка, сделанное больше с ракурса затылка, показания потерпевшего и бутылка из-под пива 0,5… Она-то и сыграла свою роковую роль в судьбе мошенника.

    Выяснилось, что при первом приезде на ток Стеценко, как пассажир, пил пивко со стеклянной бутылки, которую выбросил там же, на току, свинья эдакая. Бдительный следак изъял её и отправил на дактилоскопическую экспертизу. И надо же такому случится, что пальчики Стеценка были мало того, что не стерты-смазаны, так они еще были и в базе данных.

    Ранее Стеценко, житель одной из соседней областей, имел некоторый чпок с законом. И он его подвёл, так как у Стеценка уже “катали пальчики”. Эксперт нашел на бутылке всего один, но чёткий и красивый отпечаточек пальчика. И он совпал с одним из пальчиков с дактокарты Стеценка. Его задержали вскоре. Потерпевший опознал его, и Стеценко даже в суде не упирался и признал вину.

    В итоге с учётом прошлых грехов Стеценко получил девяточку. Получил ли Щербаков свои 40 тыщ – я не знаю, но вряд ли, хотя даже осознание того, что негодяй наказан, стоит, наверое, этих денег.

    А случай этот мне запомнился как один-единственный за несколько лет практики, когда с помощью пальцев рук идентефицировали преступника и он, к тому же, понес наказание.

    Надеюсь, @yulianovsemen поддержит эту тему и вспомнит хотя бы один случай из своей богатой и разнообразной практики на подобную тему.

    Источник: //pikabu.ru/story/ob_otpechatkakh_paltsev_5148376

    Законовед
    Добавить комментарий