Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса

Реформа апелляционного производства в гражданском процессе – нереализованная возможность

Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса

1 октября 2019 г.

О необходимости концентрации всех апелляционных полномочий в суде апелляционной инстанции

С 1 октября 2019 г. вступил в силу Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», серьезно меняющий гражданское процессуальное законодательство.

Новое регулирование в определенной степени затрагивает институт апелляционного производства.

Наиболее заметным изменением является образование апелляционных судов общей юрисдикции, которые станут судами второй инстанции в отношении не вступивших в законную силу судебных актов, принятых судами субъектов РФ в качестве суда первой инстанции.

Вряд ли, однако, можно оценивать его как кардинальное применительно именно к гражданскому судопроизводству: количество дел, рассматриваемых судами субъектов РФ в первой инстанции, является незначительным в сравнении с мировыми судьями и районными судами.

В системе с другими аналогичными поправками, касающимися обязанностей по рассылке процессуальных обращений, закрепляется необходимость самостоятельного направления заявителем апелляционной жалобы ее копий и прилагаемых документов другим лицам, участвующим в деле.

Не является существенной новеллой правило ст. 325.1 ГПК РФ, предусматривающее возможность возвращения дела в суд первой инстанции в случаях, если им не были рассмотрены заявление о восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционных жалоб, представления, замечания на протокол судебного заседания, заявление о вынесении дополнительного решения.

В течение длительного времени на практике в сходных случаях использовался институт так называемого снятия дела с рассмотрения, впоследствии поддержанный Верховным Судом РФ в постановлении Пленума от 19 июня 2012 г.

№ 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции». В абз. 3–4 п.

19 указанного постановления разъясняется, что «судья суда апелляционной инстанции при наличии информации о поступлении других апелляционных жалоб, представлений, если ранее поступившие апелляционные жалоба, представление еще не приняты к производству суда апелляционной инстанции, возвращает дело сопроводительным письмом в суд первой инстанции для совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 323, 324, 325 ГПК РФ.

Если ранее поступившие апелляционные жалоба, представление уже приняты к производству суда апелляционной инстанции, то суд апелляционной инстанции при наличии информации о поступлении других апелляционных жалоб, представлений применительно к статье 169 ГПК РФ откладывает разбирательство дела и при необходимости совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 323, 324 и 325 ГПК РФ, возвращает дело в суд первой инстанции, о чем выносит соответствующее определение».

В итоге напрашивается вывод, что применительно к апелляционному производству устанавливаются фрагментарные изменения, характера реформы не имеющие.

Безусловно, реформаторство самоцелью являться не может, однако в целом имеются основания рассматривать и существующую, и ожидаемую стадии апелляции как неконцентрированные.

Расконцентрированность в данном случае понимается как несоответствие стадии принципу концентрации, содержание которого обосновано проф. Е.А.

Борисовой и рядом других ученых[1], отсутствие сосредоточения процессуальных действий как в компетенции апелляционного суда, так и на этапе достижения цели стадии процесса.

Как действующее, так и послереформенное регулирование апелляционной процедуры далеко не в полной мере нацелено на решение задачи оптимального пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений путем повторного рассмотрения по существу. Напротив, оно сохраняет ряд позиций, которые иногда непросто объяснить с помощью логики.

Один из наиболее заметных и ущербных для практики моментов – распределение апелляционных функций между судами первой и апелляционной инстанций.

Структура апелляционного производства определена таким образом, что начальные этапы стадии – возбуждения производства по апелляционной жалобе и (частично) подготовки к рассмотрению дела в суде апелляционной инстанции – реализуются судом первой инстанции.

Суд первой инстанции, действуя на этапе возбуждения производства по апелляционной жалобе, проверяет ее на предмет соблюдения порядка подачи, требований к форме и содержанию, при наличии оснований оставляет ее без движения либо возвращает.

На этапе подготовки к рассмотрению дела суд первой инстанции в соответствии со ст. 325 ГПК РФ направляет лицам, участвующим в деле, копии апелляционной жалобы, обеспечивает принятие от них возражений и ознакомление с материалами дела, после чего направляет дело в суд апелляционной инстанции.

Довольно показательно, что ГПК РФ не предусматривает вынесения определения о возбуждении производства по апелляционной жалобе, что для действующего регулирования вполне логично.

Было бы странно, если бы такое процессуальное решение принимал суд первой инстанции – не будучи вправе рассматривать апелляционное обращение, он не вправе и принимать его к производству.

Вынесение же подобного определения судом апелляционной инстанции после того, как жалоба не была возвращена или оставлена без движения, в отношении нее уже совершен комплекс процессуальных действий, и она передана для рассмотрения по существу, выглядело не менее странно.

Верховный Суд РФ в названном постановлении Пленума от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» понятие принятия к производству в суде апелляционной инстанции использует, но довольно условно.

Речь не идет ни о вынесении соответствующего судебного постановления, ни о совершении процессуального действия, имеется в виду некое фактическое принятие уже «принятой» апелляционной жалобы к производству.

При этом, как отмечалось выше, не исключается возвращение дела в суд первой инстанции, и определение совершенно иной судьбы апелляционной жалобы.

Наличие института некоего «фактического» принятия апелляционной жалобы взамен принятия очевидного и ясного процессуального решения нарушает положение о процессуальной определенности (участник процессуальных отношений вправе знать процессуальную судьбу своего обращения, а не догадываться о ней), при этом не является единственной проблемой действующего регулирования.

Принцип концентрации, да и обычная логика предполагают, что апелляционные функции, включая распорядительные полномочия в отношении апелляционной жалобы, должны находиться исключительно в компетенции суда апелляционной инстанции. В том числе и потому, что к функциям суда первой инстанции – к рассмотрению дела по существу – не может быть отнесено определение процессуальной судьбы действий, направленных на реализацию права на судебное обжалование.

Безусловно, в техническом отношении апелляционная жалоба должна подаваться через суд первой инстанции, с тем чтобы она поступала в суд второй инстанции либо с делом, либо, в случае подачи частной жалобы? – с относящимися к обжалованию материалами.

Однако направление дела в вышестоящую инстанцию должно быть единственной функцией суда первой инстанции на стадии апелляционного пересмотра, определенной исключительно местом нахождения дела.

Нет ни теоретических оснований, ни логических предпосылок для передачи апелляционных функций, распорядительных полномочий в отношении жалобы суду первой инстанции.

Между тем, к примеру, восстановление пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы – в чистом виде функция суда апелляционной инстанции, и она не должна ни передаваться в ведение суда первой инстанции, ни контролироваться им.

У проблемы есть очевидный для практикующих юристов прикладной аспект.

«Делегирование» апелляционных полномочий позволяет участникам процесса манипулировать их перераспределением, «изобретать» и привлекать к участию в деле новых участников, чьи права якобы нарушены судебным актом, обжаловать посредством частных жалоб определения суда первой инстанции по вопросам оставления жалобы без движения, восстановления пропущенного срока и т.д. и тем самым серьезно затягивать срок апелляционного рассмотрения, задерживать вступление судебного акта в законную силу.

Не учитывается в действующем процессуальном регулировании, что действия по подготовке к направлению дела в суд первой инстанции, пересылке, принятию и распределению, назначению к слушанию занимают достаточно процессуального времени, чтобы стремиться их избежать. 

В литературе встречаются эмоциональные, но тем не менее очевидные и понятные оценки действующего порядка перераспределения апелляционных полномочий: «Недобросовестному участнику процесса (видимо, проигравшему дело в первой инстанции) только и нужно, что подговорить любых лиц подавать жалобы на решение в качестве лиц, не привлеченных к участию в деле, после истечения срока на обжалование, но с ходатайством о восстановлении этого срока. Несмотря на то что они могут вообще никаким образом не относиться к делу, получив жалобу, суд первой инстанции должен сообщить об этом суду апелляционной инстанции, а тот должен снять жалобу с рассмотрения и направить дело в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии жалобы к производству. Даже с учетом того, что заявителю будет отказано, это дает недобросовестному участнику процесса минимум два-три месяца отсрочки. Но ведь определение об отказе в восстановлении срока само может быть обжаловано, да и никто не мешает найти еще одного заявителя апелляционной жалобы»[2].

В литературе отмечается, что в практической деятельности судов апелляционной инстанции сложился широкий перечень основания для возвращения дела в суд первой инстанции[3].

Н.А.

Батурина обращает внимание, что «суды апелляционной инстанции возвращают материалы дела в суд первой инстанции, если апелляционная жалоба была подана по истечении установленного срока обжалования решения суда, судом первой инстанции не были разрешены ходатайства лиц, подавших апелляционную (частную) жалобу, в решении суда не исправлены описки или явные арифметические ошибки, судом первой инстанции не был решен вопрос о принятии дополнительного решения, апелляционная жалоба была подана лицом, не имеющим полномочий на обжалование судебного постановления, есть необходимость проведения служебной проверки (например, по факту нарушения тайны совещательной комнаты), имеется необходимость дооформления материалов дела, а также по ряду других причин»[4].

Думается, практическая инерция, основанная на уже сложившихся традициях, расширит определенный законом перечень оснований возвращения дела в суд первой инстанции дополнительными обстоятельствами, и институт будет использоваться во многих случаях, когда у апелляционной инстанции появится возможность возложить выполнение организационно-распорядительных полномочий на суд первой инстанции.

Объяснения причин сохранения в процессуальном законе институтов передачи части апелляционных функций судам первой инстанции довольно спорны.

В период, когда способом проверки судебных постановлений, не вступивших в законную силу, было кассационной производство, необходимость делегирования функций суда второй инстанции в какой-то степени объяснялась отсутствием аппарата и технических возможностей.

В настоящее время, после реформирования системы пересмотра судебных постановлений и определения апелляции как способа пересмотра путем повторного рассмотрения дела по существу, этой проблемы не существует.

В составе аппарата суда субъекта РФ действуют помощники судей, в заседании суда апелляционной инстанции ведется протокол (ч. 5 ст. 327 ГПК РФ).

Помимо этого, необходимость передачи суду первой инстанции организационно-распорядительных полномочий объясняли необходимостью обеспечить реализацию права на обжалование определений, выносимых в отношении апелляционной жалобы: об оставлении без движения и т.д.

Довод не представляется убедительным, поскольку право на обжалование могло бы быть реализовано и иными способами, например путем установления процедуры рассмотрения частных жалоб в том же суде, судебной коллегией в ином составе судей, либо передачи полномочий по проверке определений суда апелляционной инстанции, созданным в соответствии с Федеральным законом от 28 ноября 2018 г.

№ 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» апелляционным судам общей юрисдикции.

Иных причин для делегирования апелляционных функций нет.

Думается, имеются достаточные основания утверждать о необходимости концентрации всех апелляционных полномочий в суде апелляционной инстанции.

Такой вариант реформирования процессуального порядка пересмотра судебных постановлений, не вступивших в законную силу, позволил бы добиться существенной экономии процессуальных средств, более чем заметного сокращения сроков апелляционной проверки, и самое существенное – приблизил бы для участников процесса реальную защиту их нарушенных прав – вступление судебных постановлений в законную силу и их исполнение.

[1] См.: Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М.: Городец, 2005. С. 147; Малюкина А.В. Концентрация процесса – основа своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела. М.: Городец, 2009. С. 40. [2] См.: Латыев А.Н. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса России: взгляд с другой стороны // Вестник гражданского процесса. 2015. № 1. С. 46–70. [3] См.: Спиричева О.А. Существенные различия арбитражного и общегражданского процесса, влияющие на скорость судебного разбирательства // Администратор суда. 2019. № 1. С. 7–11. [4] Батурина Н.А. Возвращение апелляционной жалобы с делом в суд первой инстанции для устранения недостатков, препятствующих апелляционному рассмотрению // Администратор суда. 2018. № 1. С. 3–6.

Источник: //fparf.ru/polemic/opinions/reforma-apellyatsionnogo-proizvodstva-v-grazhdanskom-protsesse-nerealizovannaya-vozmozhnost/

Ненадлежащее извещение стороны спора о судебном процессе как основание для отказа в признании решения иностранного суда: позиция ВС РФ

Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса

Новости и аналитика Новости Ненадлежащее извещение стороны спора о судебном процессе как основание для отказа в признании решения иностранного суда: позиция ВС РФ

Одним из оснований отказа в признании и приведении в исполнение в России решения иностранного суда является доказанный факт того, что сторона, против которой принято это решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела либо по иным причинам не могла представить в суд свои объяснения (п. 2 ч. 1 ст. 244 Арбитражного процессуального кодекса). Что понимается под извещением в надлежащем порядке, как подтвердить его соблюдение и можно ли все же признать иностранное судебное решение в случае, когда формально порядок не был соблюден, но фактически сторона была уведомлена о предстоящем рассмотрении дела, – ответы на эти вопросы можно дать, отталкиваясь от позиции Верховного Суда Российской Федерации, закрепленной в одном из недавно вынесенных им решений – по кассационной жалобе предпринимателя Г. (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30 апреля 2019 г. № 310-ЭС19-450).

Индивидуальный предприниматель Г.

(далее – ИП, заявитель) обратился в ВС РФ с требованием об отмене судебных актов российских арбитражных судов о признании и приведении в исполнение решения Хозяйственного суда Харьковской области о взыскании с заявителя в пользу частного предприятия Т.

(далее – взыскатель, предприятие) определенной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами, пени и компенсации в размере затрат на уплату судебного сбора (определение Арбитражного суда Курской области от 3 августа 2018 г.

по делу № А35-2592/2018, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 2 ноября 2018 г. № Ф10-4219/18) – в связи с допущенными при их принятии существенными процессуальными нарушениями, в частности – порядка уведомления стороны спора о судебном процессе, участником которого она является.

Рассматривая заявление взыскателя о признании и приведении в исполнение обозначенного судебного решения, суды первой и кассационной инстанции исходили из того, что:

  • факт извещения ИП (далее также – ответчик) о проведении судебного заседания подтверждается имеющимся в материалах дела почтовым уведомлением об отправлении письма по указанному в ЕГРЮЛ адресу ответчика, содержащим сведения об отправителе, получателе, номере дела, дате получения письма и подписанным получателем;
  • к моменту рассмотрения дела Хозяйственным судом Харьковской области ответчик представил письменный отзыв на иск.

Таким образом, по мнению судов, ИП был осведомлен о разбирательстве и имел возможность защищать свои интересы, а значит, оснований для отказа в признании и приведении в исполнение вынесенного по итогам процесса судебного решения нет.

При этом заявленное ответчиком ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы подписей на почтовом уведомлении и отзыве на иск – он утверждал, что не подписывал данные документы, и подписи в них существенно отличаются – не было удовлетворено.

Суд первой инстанции, изучив текст договора между сторонами, отзыв и ходатайства, представленные в суд самим ответчиком, пришел к выводу, что все документы подписаны разными подписями – в судебном заседании ИП подтвердил, что имеет несколько видов подписи, – и это, по его мнению, является достаточным основанием для отказа в назначении экспертизы. Суд кассационной инстанции с этим выводом согласился.

Однако ВС РФ занял противоположную позицию по данному делу, указав, что направление иностранным судом извещения о судебном процессе непосредственно ответчику нельзя признать надлежащим уведомлением.

Поскольку стороны спора находятся в государствах – участниках СНГ, при его рассмотрении должны были учитываться положения Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (далее – Соглашение).

Согласно документу входящие в СНГ страны обязуются оказывать взаимную правовую помощь, включающую вручение и пересылку документов, а также выполнение процессуальных действий. Оказывающие правовую помощь компетентные суды сносятся друг с другом непосредственно, и при исполнении поручений применяют законодательство своей страны (ст. 5 Соглашения).

По смыслу данных норм извещение о процессе в иностранном суде должно направляться в компетентный российский суд, на который в связи с этим возлагается обязанность уведомить об этом разбирательстве инкорпорированное в РФ лицо (в данном случае – зарегистрированное в качестве ИП). В отношении заявителя этот порядок оповещения не был соблюден, подчеркнул ВС РФ.

При этом само по себе отсутствие доказательств получения стороной судебного извещения, направленного в определенном международным договором порядке, не может являться основанием для безусловной отмены судебного акта, если эта сторона участвовала в процессе или имеются иные обстоятельства, подтверждающие, что она могла представить в иностранный суд свои объяснения, например – направленные ею в суд отзывы или ходатайства (соответствующее разъяснение содержится в п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 23 “О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом”).

В рассматриваемом деле суды первой и второй инстанции посчитали наличие поступившего в иностранный суд отзыва от лица ответчика обстоятельством, достаточным для подтверждения довода о его фактическом извещении о судебном разбирательстве.

Однако поскольку ни тот факт, что ИП не участвовал в судебном процессе, ни его утверждения о том, что он не знал о ведущемся производстве, не направлял отзыв в иностранный суд, а подпись и печать в представленном от его лица отзыве не соответствуют его настоящим подписи и печати (и для выявления несоответствия подписей он ходатайствовал о проведении почерковедческой экспертизы), не получили мотивированной оценки судов, а никаких других доказательств фактического извещения ИП о судебном разбирательстве предприятие не представило, ВС РФ сделал вывод об отсутствии в данном случае надлежащего официального извещения стороны спора о судебном процессе. Признание и приведение в исполнение вынесенного при таких обстоятельствах решения иностранного суда лишает не уведомленную надлежащим образом сторону права на справедливое судебное разбирательство, а значит, противоречит публичному порядку РФ и нормам российского и международного права, заключил Суд и отменил решения нижестоящих судов, отправив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Документы по теме:

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

Источник: //www.garant.ru/news/1273671/

Предложено закрепить обязанность суда направлять копию судебного решения всем лицам, участвующим в деле

Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса

В Госдуму внесен законопроект № 819277-7, которым предлагается закрепить обязанность суда направлять копию судебного решения лицам, участвующим в деле, в установленные законом сроки.

Так, в ст. 214 ГПК предлагается указать, что копии решения суда должны быть направлены или вручены лицам, участвующим в деле, не позднее 5 дней после дня принятия и (или) составления решения суда.

При этом по выбору лица они могут быть направлены ему либо заказным письмом с уведомлением, либо в форме электронного документа.

Указать выбранный способ получения копии решения суда истец (заявитель) может в исковом заявлении, как это предусматривается соответствующими изменениями, вносимыми в ст. 131 ГПК.

Иным лицам предлагается направлять копию судебного решения не позднее 5 дней со дня поступления их обращения. Аналогичный порядок предусматривается на выдачу и направление копий определений апелляционного и кассационных судов.

Кроме того, законопроектом на суд возлагается обязанность после оглашения решения выяснить у лиц, присутствующих в зале, выбранный ими способ получения копии решения. В случае невозможности установления выбранного лицом, участвующим в деле, способа получения копии решения суда документ направляется ему в электронной форме. Соответствующие изменения предлагается внести в ст. 193 ГПК.

ВС указал, когда сторона судебного процесса не считается извещенной о немСуд отметил, что если извещение вернулось в суд без уведомления о вручении или отметки отделения почтовой связи о причинах возврата, то нельзя считать ответчика извещенным о начале судебного разбирательства

Автор законопроекта отмечает, что в настоящее время копии постановления суда направляются почтой или вручаются под расписку лицам, участвующем в деле, только в случае подачи ими заявления в канцелярию суда. При этом действующим законодательством не установлен ни срок, в течение которого должно быть направлено решение суда, ни вид почтового отправления.

В пояснительной записке указывается, что согласно положениям Приказа ФГУП «Почта России» от 7 марта 2019 г.

№ 98-п «Об утверждении Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда “Судебное”» в почтовых отправлениях разряда «Судебное» пересылаются судебные извещения (судебные повестки), копии судебных актов (в том числе определений, решений, постановлений судов), судебные дела (материалы), исполнительные документы, в том числе могут пересылаться приложения на электронном носителе информации (п. 6.2.4.2). Заказные письма и заказные бандероли разряда «Судебное» должны пересылаться с уведомлением о вручении (п. 6.2.5.1). Почтовые отправления разряда «Судебное» при невозможности их вручения адресатам (их уполномоченным представителям) хранятся в объектах почтовой связи места назначения в течение 7 дней (п. 11.1).

«Из приведенных выше норм следует, что действующее законодательство не содержит норм, обязывающих мировых судий и районные суды направлять по заявлению лиц, участвующих в деле, копии решений суда заказным письмом с уведомлением, не устанавливает сроки, в которые необходимо направить или вручить копии решения суда», – подчеркивается в документе.

Реформа судебной системы от ВСАдвокаты о полномочиях, порядке образования и деятельности кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, предлагаемых законопроектом Верховного Суда

Отмечается, что Инструкцией по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде от 15 декабря 2004 г. № 161, в отличие от инструкции для районного суда, установлено, что копии процессуальных актов перечисленных выше судов направляются заказными письмами с уведомлением о вручении (с заказным или простым) (п. 4.3).

В комментарии «АГ» старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин отметил, что законопроект в значительной части запоздал и утратил актуальность: с 1 октября ч. 1 ст.

214 ГПК и так уже предусматривает правило о том, что «копии решения суда вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, их представителям или направляются им не позднее пяти дней после дня принятия и (или) составления решения суда».

При этом эксперт посчитал, что заложенная в нем идея имеет смысл, поскольку до 1 октября ГПК предусматривал, причем в качестве общего, очень своеобразное правило о том, что судебные акты направляются судом только лицам, «не присутствовавшим в судебном заседании». «В ч. 2 ст.

236 ГПК, применительно к заочному решению, этот подход сохранен и после 1 октября 2019 года, ответчику копия заочного решения суда высылается обязательно, не позднее чем в течение трех дней со дня его принятия, а истцу – почему-то только если он “не присутствовал в судебном заседании и просил суд рассмотреть дело в его отсутствие”», – указал Роман Речкин.

Также, отметил он, осталась эта проблема применительно к мотивированному решению суда по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства.

«Резолютивная часть такого решения лицам, участвующим в деле, высылается не позднее следующего дня после дня его принятия, а вот обязанности направить лицам, участвующим в деле, мотивированное решение суда закон не предусматривает.

Причем законопроект эту проблему не решает: какие-либо изменения в ст. 232.4 ГПК РФ вносить не предполагается», – подчеркнул он.

Адвокат АП Нижегородской области Валерия Грачева отметила, что неясно, когда готовился законопроект, поскольку в действующей редакции ГПК ряд предлагаемых нововведений уже, по сути, нашли свое отражение. Так, например, ст.

214 ГПК предусматривает возможность направления лицам, участвующим в деле, копии решения суда, определен вопрос и о виде почтового направления: заказным письмом с уведомлением о вручении.

Также решен вопрос и о направлении лицам, участвующим в деле, копии определения суда кассационной инстанции (п. 5 ст. 390.1 ГПК).

«Потому, по сути, актуальными остаются лишь вопросы о направлении лицам, участвующим в деле, копии решения суда после его вступления в законную силу, а также о направлении апелляционных определений.

Особую значимость данная проблема приобретает в случаях, когда место жительства лица, участвующего в деле, не совпадает с местом рассмотрения дела судом: ехать в другой регион исключительно для проставления отметки о вступлении в законную силу не всегда удобно», – подчеркнула она.

В связи с этим Валерия Грачева посчитала, что законопроект нуждается в доработке.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/predlozheno-zakrepit-obyazannost-suda-napravlyat-kopiyu-sudebnogo-resheniya-vsem-litsam-uchastvuyushchim-v-dele/

Место пресечения — PRAVO.UA

Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса
Согласно практике ЕСПЧ, полномочия судов высшего уровня по пересмотру
судебных актов должны осуществляться для исправления судебных ошибок

Предотвращать злоупотребление процессуальными правами недобросовестными участниками судебного процесса сегодня является обязанностью суда (часть 4 статьи 43 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины). Активная позиция судьи в противодействии «процессуальным деликтам» — залог своевременного и справедливого судебного разбирательства на любой стадии судебного процесса.

Затянуть рассмотрение

4 сентября 2018 года Кассационный хозяйственный суд в составе Верховного Суда признал поданную кассационную жалобу на определение апелляционного суда, которое хотя и подлежит формальному обжалованию, но действие его исчерпано, злоупотреблением процессуальными правами (дело № 910/10059/17).

Кассационная жалоба была возвращена, а с кассатора взыскан штраф в размере трех прожиточных минимумов для трудоспособных лиц.

При этом суд предупредил сторону и ее адвоката о применении к ним более жестких мер воздействия в случае повторной заведомо безосновательной подачи кассационной жалобы либо другого проявления злоупотребления процессуальными правами.

Верховный Суд также обратил внимание судей апелляционной инстанции на обязанность суда принимать меры для предотвращения злоупотребления процессуальными правами и предотвращать случаи направления материалов дела в связи с подачей безосновательных кассационных жалоб. Кассационная инстанция мотивировала свою позицию, основываясь на Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод и решениях Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Анализ указанного судебного акта дает основание полагать, что апелляционный суд вправе расценить подачу участником процесса кассационной жалобы на определение этого же суда как злоупотребление процессуальным правом и вернуть ее кассатору в соответствии с частью 3 статьи 43 ХПК Украины даже в случае, если такое определение суда апелляционной инстанции подлежит формальному обжалованию.

Такую прогрессивную позицию Верховного Суда можно только приветствовать, поскольку «процессуальные диверсии», которые не прекратили своего существования и со вступлением в силу изменений в процессуальный закон, суды должны пресекать в «зародышевом состоянии». По нашему убеждению, такие меры не могут считаться ограничением права на кассационное обжалование судебного акта, поскольку своим поведением жалобщик создает лишь видимость желания возобновить свои якобы нарушенные судом права.

Как известно, основная цель «технической» жалобы — затянуть рассмотрение дела.

В данном случае кассатор, сетуя на нарушение апелляционным судом разумных сроков рассмотрения спора в связи с приостановлением производства в деле (для решения вопроса отвода председательствующего судьи иным составом суда), подает кассационную жалобу на определение апелляционной инстанции, действие которого было исчерпано и утратило свою актуальность.

Кроме того, обжалование судебного акта имело место почти через два месяца после формального возникновения такого права и в то время, когда производство по делу было возобновлено. Причем жалобщиком вопрос о возобновлении сроков на кассационное обжалование не поднимался по понятным причинам (часть 3 статьи 292 ХПК Украины).

Избегать злоупотреблений

Использование указанной практики Верховного Суда не только апелляционными судами, но и судами первой инстанции считаем справедливым и необходимым.

Такие превентивные меры позволят суду избежать необоснованной траты процессуального времени на пересылку материалов дела в вышестоящую инстанцию и тем самым не нарушать часть 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. Обоснованность изложенной позиции подтверждается практикой. Так, определениями Хозяйственного суда г.

 Киева от 8 февраля 2018 года по делу № 910/19543/17 и от 27 февраля 2018 года по делу № 910/7952/17 апелляционные жалобы участников дела на определение суда были также возвращены в связи со злоупотреблением процессуальными правами.

И в первом, и во втором случае суд первой инстанции установил нарушение норм процессуального закона апеллирующими сторонами. Причем в деле № 910/7952/17 суд счел возможным оштрафовать недобросовестного апеллянта. Участники указанных споров с такими процессуальными мерами местного хозяйственного суда согласились и не обжаловали их.

Согласно практике ЕСПЧ, полномочия судов высшего уровня по пересмотру судебных актов должны осуществляться для исправления судебных ошибок, а решения судов должны быть прогнозируемыми. Полагаем, что суды низших инстанций не только способны, но и должны реагировать на подобные действия недобросовестных участников судебного процесса.

При этом принятие мер для ускорения процедуры рассмотрения дела является обязанностью не только судебной власти, но и лиц, участвующих в деле.

Так, ЕСПЧ в решении от 21 декабря 2006 года по делу «Мороз и другие против Украины» (заявление № 36545/02) отметил, что разумность срока производств должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом таких критериев, как сложность дела, поведение заявителей и соответствующих органов государственной власти и важность для заявителей рассматриваемого вопроса.

ЕСПЧ в решении от 7 июля 1989 года по делу «Юнион Елиментария Сандерс» против Испании» (заявление № 11681/85) указал, что право человека на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок корреспондируется с обязанностью добросовестно пользоваться предоставленными законом процессуальными правами, воздерживаться от действий, которые предопределяют затягивание судебного процесса, и принимать предоставленные процессуальным законом меры для сокращения периода судебного производства.

С учетом изложенного и на основании состязательности сторон (статья 13 ХПК Украины) мы рекомендуем участнику процесса, который подвергается подобным недобросовестным действиям оппонентов, при подаче последним апелляционной или кассационной жалобы в нарушение статьи 43 ХПК Украины безотлагательно подать в суд соответствующее ходатайство о ее возврате. Полагаем, что при таком активном поведении адвоката судебная практика и в дальнейшем будет формироваться в свете Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, а судебный процесс будет осуществляться в отведенный законодателем срок.

КРАВЧУК Андрей — старший юрист, адвокат ESQUIRES, г. Киев

Источник: //pravo.ua/articles/mesto-presechenija/

– Верховный Суд Республики Беларусь

Обязанность суда о пересылке решения участнику процесса

В связи с необходимостью обеспечения правильного разрешения вопросов, связанных с признанием и исполнением решений иностранных судов, Пленум Верховного Суда

постановляет:

1. Обратить внимание судов, что строгое соблюдение порядка и сроков рассмотрения ходатайств о разрешении принудительного исполнения решений иностранных судов на территории Республики Беларусь, а также вопросов, связанных с признанием таких решений, является важнейшей гарантией исполнения международных обязательств в области защиты прав граждан и организаций.

2. Принудительное исполнение судебных постановлений иностранных судов, а также решений иностранных арбитражей (третейских судов) *) в Республике Беларусь допускается только в случае, если это предусмотрено международными договорами Республики Беларусь.
____________________________

*) Далее — решения иностранных судов.

Решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются в республике как в силу международных договоров, участником которых является Республика Беларусь, так и в случаях, если такое признание предусмотрено ее законодательством.

3. Судам следует иметь в виду, что вопросы о принудительном исполнении и признании решений иностранных судов на территории Республики Беларусь разрешаются, в частности, в силу Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (г.Минск, 22 января 1993 г.

) *), Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 29 декабря 1958 г.), а также двухсторонних международных договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенных с Республикой Польша (Минск, 26 октября 1994 г.), Латвийской Республикой (Минск, 21 февраля 1995 г.

), Литовской Республикой (Вильнюс, 20 октября 1992 г.), Китайской Республикой (Пекин, 11 января 1993 г.

), в том числе и тех, в отношении которых Республикой Беларусь подтверждено правопреемство (Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанный 11 августа 1978 г. в г.Хельсинки), и др.
____________________________

*) Далее — Конвенция.

4. Судам следует иметь в виду, что под решениями иностранных судов, предусмотренными в ст.

51 Конвенции, которые признаются и исполняются в Республике Беларусь, понимаются судебные решения и приравненные к ним акты (приказы, определения, постановления) по гражданским и семейным делам, включая мировые соглашения по таким делам в отношении граждан, а также приговоры по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением.

5.

Судебные постановления иностранных судов по хозяйственным (экономическим) спорам, сторонами в которых являются юридические лица и граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя (индивидуальный предприниматель), признаются и исполняются в порядке, предусмотренном приложением 2 к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь. Поэтому рассмотрение ходатайств о разрешении принудительного исполнения таких решений либо возражений против их признания относится к исключительной компетенции соответствующих хозяйственных судов.

6. До возбуждения дела по ходатайству о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда судья обязан проверить, соответствует ли ходатайство по своей форме и содержанию требованиям ст.

3 приложения 4 к Гражданскому процессуальному кодексу и, в частности, имеется ли в нем указание на то, в какой части или с какого времени требуется исполнение решения, если решение уже исполнялось, приложены ли к нему документы о том, что решение вступило в законную силу и подлежит исполнению, если этого не видно из текста решения, и что сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была своевременно и в надлежащей форме извещена о рассмотрении дела.
В случае несоответствия ходатайства предъявленным требованиям либо если к нему не приложены необходимые официальные документы или они не снабжены заверенным переводом на русский или белорусский язык, судья возвращает ходатайство органу или лицу, направившему документ, для исправления недостатков.

7. Применительно к ст.

158 ГПК дело по ходатайству о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда, а равно и о рассмотрении возражения против признания решения должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев со дня поступления ходатайства (возражения), а по ходатайству о разрешении принудительного исполнения решения о взыскании алиментов и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, — не позднее одного месяца со дня поступления ходатайства, если иные сроки не установлены международными договорами Республики Беларусь.

8. Судам надлежит иметь в виду, что ходатайства о принудительном исполнении решений о взыскании алиментов (при наличии документа о частичном исполнении решения на момент пересылки) подлежат исполнению исходя из указанной в документе даты окончания их взыскания.

Поскольку взыскание задолженности производится по правилам Договаривающейся Стороны, на территории которой производится исполнение (п.3 ст.

54 Конвенции), то при определении задолженности по алиментам следует руководствоваться нормами КоБС Республики Беларусь, регулирующими сроки предъявления и удовлетворения требований о взыскании алиментов и порядок определения задолженности по алиментам.

Кроме того, в отношении исполнения решений иностранных судов государств, не являющихся членами СНГ, о взыскании алиментов следует учитывать нормы Конвенции о взыскании за границей алиментов (принята в рамках ООН 20 июня 1956 г.).

Определение задолженности по алиментам производится судебным исполнителем по месту фактического исполнения.

9. Обратить внимание судов, что ст.55 Конвенции и ст.ст.5, 10 и 11 приложения 4 к Гражданскому процессуальному кодексу установлен перечень оснований для отказа в признании и исполнении решений.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Поэтому не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о принудительном исполнении и признании решений иностранных судов по иным основаниям.

10. Разъяснить, что сведения о своевременном и надлежащем вручении ответчику, а также заинтересованному лицу (по делу, решение по которому не требует принудительного исполнения) вызова в суд представляет орган или лицо, которые обратились с ходатайством о принудительном исполнении или признании решения.

При проверке указанного обстоятельства применяются положения законодательства о судебной корреспонденции Договаривающейся Стороны, на территории которой было вынесено решение, а также Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам (Гаага, 15 ноября 1965 г.) и Конвенции по вопросам гражданского процесса (Гаага, 1 марта 1954 г.

) в зависимости от того, участником какой из названных Конвенций является Договаривающаяся Сторона.

11. Договорная подсудность, предусмотренная п.«д» ст.

55 Конвенции, допускается по делам, которые в силу соответствующего Договора о правовой помощи между государствами, на территории которых проживают стороны, не отнесены к исключительной компетенции судов.
Перечень дел, относящихся к исключительной компетенции судов, предусмотрен п.3 ст.20 и другими нормами частей II-V раздела II Конвенции.

12. В силу ст.561 ГПК решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления его в законную силу, если иное не установлено международным договором Республики Беларусь.
Пропущенный срок для предъявления решения к принудительному исполнению может быть восстановлен судом по ходатайству взыскателя в соответствии со ст.471 ГПК.

13. Решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражение против этого.

Возражение может быть заявлено в течение месячного срока после того, как заинтересованному лицу стало известно о поступившем решении иностранного суда.

Пропуск этого срока без уважительных причин и отказ в ходатайстве о его восстановлении являются основанием к оставлению возражения против признания решения без удовлетворения.

14.

Ходатайства об исполнении на территории Республики Беларусь судебных решений и приравненных к ним актов учреждений юстиции государств, так же как и возражения заинтересованных лиц против их признания, рассматриваются областными, Минским городским судами по месту жительства (нахождения) должника, а если должник не имеет места жительства (нахождения) в Республике Беларусь либо место жительства (нахождения) должника не известно — по месту нахождения его имущества.Если должник не имеет на территории Республики Беларусь места жительства и принадлежащего ему имущества, то суд вправе возвратить ходатайство о принудительном исполнении решения органу или лицу, его направившему.

Установив, что ходатайство поступило без соблюдения правил подсудности, но подлежит разрешению на территории Республики Беларусь, суд направляет его суду, компетентному в его разрешении. Ходатайство, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду.

15. Рассмотрение ходатайств о принудительном исполнении решений иностранных судов, а также возражений против их признания производится в открытом судебном заседании с извещением должника, заинтересованного лица о времени и месте рассмотрения.

В ходе судебного разбирательства суд заслушивает объяснения должника, заинтересованного лица и исследует представленные ими документы.

Суд вправе по ходатайству должника или его представителя, а также заинтересованного лица истребовать дополнительные данные, относящиеся к установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения ходатайства или возражения.

16. По существу заявленного ходатайства (возражения) суд выносит мотивированное определение в виде отдельного документа, содержание которого должно отвечать требованиям ст.320 ГПК.

В нем следует указать: время и место вынесения; наименование суда; содержание ходатайства (возражения); фамилию, имя, отчество и место постоянного жительства должника; мотивы, по которым суд пришел к своим выводам; формулировку вывода об удовлетворении или отказе в разрешении принудительного исполнения (в оставлении без удовлетворения возражения о признании решения); срок и порядок обжалования (опротестования).
В определении о принудительном исполнении решений о взыскании денежных средств необходимо также указывать, что подлежащая взысканию с физических лиц денежная сумма, определенная в иностранной валюте, взыскивается в белорусских рублях по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа (ст.298 ГК). Что касается взыскания сумм с юридических лиц, то оно производится в соответствии с Положением о порядке совершения сделок купли-продажи иностранной валюты, а также конверсионных операций банками и субъектами хозяйствования на валютном рынке Республики Беларусь от 24 октября 1996 г. N 790. При этом исполнение производится в иностранной валюте, указанной в решении иностранного суда, путем списания с валютного счета в уполномоченном банке. При отсутствии у юридического лица валютного счета в банке либо иностранной валюты на этом счете исполнительные документы направляются в банк, в котором открыт текущий счет в белорусских рублях. Банк списывает с текущего счета юридического лица белорусские рубли в сумме, необходимой для покупки иностранной валюты, а купленную за счет этих средств валюту перечисляет взыскателю.

17.

Определение суда о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда или об отказе в этом, так же как и определение об оставлении без удовлетворения возражения заинтересованного лица против признания решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, или об удовлетворении возражения и отказе в признании такого решения, может быть обжаловано должником, взыскателем, другими заинтересованными в исходе дела лицами либо опротестовано прокурором в порядке, установленном ГПК для подачи кассационных жалоб и кассационных протестов на решение суда.

18. Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда периодически анализировать практику рассмотрения ходатайств о разрешении принудительного исполнения решений иностранных судов, а также возражений против признания таких решений на территории Республики Беларусь и принимать необходимые меры по предупреждению и устранению выявленных недостатков.

Первый заместитель ПредседателяВерховного Суда

Республики Беларусь                                                                                            П.П.МИКЛАШЕВИЧ

Секретарь Пленума,судья Верховного Суда

Республики Беларусь                                                                                             И.Н.МИНЕЦ

Источник: //court.gov.by/ru/jurisprudence/post_plen/civ_proc/forein/ed3350bffbf000e9.html

Законовед
Добавить комментарий