Нарушение договорного права

Проблема договорного права

Нарушение договорного права

Анализ специальных источников, в том числе тех из них, исследовательское внимание в которых было обращено на вопросы ретроспективного развития договорного права, позволяет сделать вывод о том в качестве ключевой проблемы договорного права во все времена выступала проблема обеспечения разрешения договорных конфликтов. Иными словами, проблема исполнения сторонами воспринятых на себя обязательств в условиях сохранение правомерности заключенного соглашения.

Замечание 1

Важнейшим средством борьбы с подобного рода договорными конфликтами выступают именно превентивные меры – то есть меры, направленные не на решение конкретного уже возникшего договорного конфликта, а механизмы предупредительного воздействия, призванные не допускать сам факт возникновения таковых.

Так, уже в Римском праве существовали положения о том, что существует два ключевых условия для предотвращения такого рода споров:

  1. Наличие действительной воли и добровольного волеизъявления сторон договора, как необходимая предпосылка будущей исполнимости договорных обязательств;
  2. Указание на то, что «правовым», т.е. легальным и имеющим право на порождение юридически-значимых последствий, выступает только такое соглашение, которое совершено в рамках закона.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Впоследствии обозначенные условия были восприняты, а также дополнены и развиты в содержании Гражданского кодекса Наполеона 1804 г., в содержании которого указывалось, что условиях предотвращения договорных конфликтов во всех случаях выступают:

  • Факт добровольного и безоговорочного согласия стороны, принимающей на себя определенные обязанность;
  • Наличие у лица юридической способности заключить договор, т.е. так называемое в доктрине свойство правосубъектности лица, при котором он способен не только приобретать гражданские права и обязанности, но и реализовывать их, а также нести ответственность за те последствия, которые наступают в результате действий (бездействия) такого субъекта;
  • Наличие конкретного предмета, составляющего основу (содержание) договорное обязанности;
  • Наличие «дозволенного основания обязательства» – то есть принципиальной возможности заключить то или иное соглашение, в виде его принципиального соответствия требованиям действующего законодательства.

В нашей стране, проблеме договорного конфликта также уделялось большое внимание как на уровне нормативно-правового регулирования, так и в юридической доктрине.

Так, уже в Соборном Уложении и последующих за ним Сводах законов Российской Империи, обнаруживались многие положения, связанные с законодательным определением условий, призванных предотвращать возникновение договорных конфликтов, и обеспечивать реальное исполнение обязательств.

Классификация видов проблем договорного права

В специальной литературе, говоря об обозначенной выше проблеме договорного права, зачастую обращается внимание на то, что сама по себе она не является внутренне однородной, кроме того, проблема исполнимости договоров является наиболее значимой, однако зачастую не единственной проблемой в рассматриваемой сфере, в связи с чем, представителями цивилистической доктрины предлагается следующая классификация видов проблем договорного права:

  • Проблемы законодательства в сфере договорного права – в данной части отмечается, что зачастую трудности в исполнение договоров обуславливаются несовершенством норм национального и международного законодательства, неурегулированностью многих положений соответствующими нормативно-правовыми предписанием, в частности, применительно к упорядочению отдельных неизвестных ранее договорных конструкций, или договоров, осложненных иностранным элементом (внешнеторговых сделок, транснациональных соглашений, и т.д.);
  • Проблемы определения договорных условий. Классическим примером трудностей в обозначенной сфере выступает проблема форс-мажорных обстоятельств и критериев определения их наступления: как известно, зачастую единственным легальным основанием для отказа стороны в исполнении воспринятых на себя договорных обязательств выступает форс-мажор, то есть некое чрезвычайное происшествие, которое не могло быть предугадано или устранено стороной договора. Однако, ввиду подобной абстрактности характеристики форс-мажора, на практике, зачастую, возникают значительные трудности с правомерностью отнесения того или иного происшествия к категории форс-мажорных, и оценкой, в этой связи, правомерности освобождения стороны от негативных последствий, обусловленных неисполнением договорного обязательства;
  • Проблемы договорной техники – данная категория проблем договорного права отчасти сопряжена с первой из вышеназванных категорий, поскольку ее содержанием охватываются проблемы частных случаев регулирования договорных правоотношений, между теми или иными категориями субъектов.

Так, например, к числу проблем договорного права, относящихся к последней из вышеназванных категорий, принадлежит проблема определения места рассмотрения споров, в связи с наличием в соглашении иностранного элемента – различным гражданством (резидентством) сторон договора, нахождением предмета соглашения на территории иностранного государства, и т.д.

Проблемы правоприменения в договорном праве

Продолжая характеристику проблемы договорного права представляется целесообразным также остановиться на общей характеристике правоприменительных проблем в соответствующей сфере.

Их возникновение связано с распространением, особенно в последние годы, с учетом активного развития рыночных механизмов хозяйствования, количества судебных споров о признании ранее заключенных договоров недействительными.

Чаще всего, подобные производства инициируются недобросовестными должниками, стремящимися к уклонению посредством признания договора недействительным от гражданско-правовой ответственности за нарушение ранее воспринятых обязательств.

Замечание 2

В этой связи, представляется целесообразным дальнейшее развитие норм договорного права, направленное на обеспечение добросовестности участников оборота, и искоренение проявлений злоупотребления своими правами, посредством попыток признания договоров недействительными.

Источник: //spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/problema_dogovornogo_prava/

Расторжение договора, заключенного по английскому праву

Нарушение договорного права

По общему правилу договор, заключенный в рамках общего права, прекращает свое действие в том случае, когда обязательства, предусмотренные таким договором, считаются исполненными. Однако, при некоторых обстоятельствах договор может быть прекращен и до момента его исполнения. 

Существуют несколько способов расторжения договора в Англии. Юристы IQ Decision предоставляют услуги по консультированию клиентов по вопросу расторжения договоров, заключенных в рамках Common Law.

Первый способ расторжения договора, составленного по английскому праву, — прекращение договора путем исполнения обязательств.

Несмотря на то, что правило, касающееся прекращения договора в Англии путем исполнения обязательств, кажется довольно логичным, нужно иметь в виду, что исполнение договора должно быть полным и окончательным.

Для понимания данного принципа договорного права Англии необходимо рассмотреть дело Re Moore & Co’s and Landauer & Co’s Arbitration [1921] 2 KB 519. Ответчик по данному делу согласился приобрести 3,000 упаковок консервированных фруктов, упакованных в коробки по 30 штук в каждой.

Однако, партия товара была упакована в 24 коробки, и суд пришел к заключению, что ответчик имел право отказаться от товара, так как обязательства по договору, составленному в соответствии с английским законодательством, были исполнены не в полном объеме. 

Читать также:  Возмещение в договорах английского права

Из данного общего правила есть некоторые исключения.

Если договором предусматриваются “отдельные обязательства”, к примеру, платеж должен вноситься время от времени, то исполнение по такому договору будет считаться исполненным в полной мере даже если какая-то часть платежа еще подлежит выплате. Вопрос того, является ли обязательство отдельным, зависит от толкования и будет решаться исходя из обстоятельств каждого конкретного дела.

Другим исключением из общего правила договорного права Англии является существенное исполнение договора, составленного по праву Англии, что означает, что если стороны выполнили наиболее значимую и существенную часть своих обязательств, то договор будет считаться исполненным, но, возможно, потребуется уплата денежной компенсации, установленной законодательством Common Law, в той части, в которой обязательства по английскому договору не были исполнены. Однако, данное исключение поднимает вопрос толкования понятия “существенное исполнение договора”. Английский суд пришел к выводу, что для понимания, что же является существенным исполнением договора в Англии, необходимо обратить внимание на факты дела и выделить, какие условия договора, составленного по общему праву, являются наиболее важными. 

Еще одним исключением является ситуация, в которой одна сторона препятствует другой стороне исполнить обязательства. Истец в таком случае может либо потребовать возмещения ущерб, либо применить принцип quantum meruit.

В случае, в котором в договоре, заключенном по праву Англии, установлены определенные временные рамки для исполнения обязательств, стороны могут расторгнуть договор только по причине нарушения временных рамок только при условии, если время исполнения обязательств является определяющим фактором, на основании которого договор был заключен. 

Второй способ расторжения договора, составленного по английскому праву, — расторжение по причине нарушения договора. Нарушение договора определяется английским правом как ситуация, в которой одна из сторон без какого-либо законного обоснования не выполняет или отказывается выполнить то, что требуется по договору, или недобросовестно выполняет свои обязательства.

Виды нарушений договорных обязательств в рамках права Common Law:

  • Существенное нарушение;
  • Нарушение договора, заключенного по праву Англии, которое произошло до наступления исполнения (ситуация, в которой одна сторона уведомляет другую сторону о своем нежелании исполнять обязательства по договору до наступления срока исполнения таких обязательств).

Третий способ расторжения договора, составленного по английскому праву, – расторжение договора, заключенного в соответствии с нормами Common Law, по независящим от сторон обстоятельствам.

В соответствии с данным принципом договорного права Англии договор может быть расторгнут в случае, если становится известно о наличии таких обстоятельств, которые делают исполнение обязательств невозможным или незаконным. Английским правом была разработана доктрина о расторжении договора по независящим от сторон обстоятельствам для того, чтобы избегать недобросовестное рассмотрение споров, так как нарушение обязательств стороной произошло по причинам, находящимся вне контроля такой стороны. 

На данный момент Вы можете получить консультацию по поводу одной из трех ситуаций, в которой возможно расторжение договора по независящим от сторон обстоятельствам:

  • ситуация, при которой в договор было инкорпорировано новое существенное условие;
  • ситуация, при которой договорные обязательства были изменены (такое изменение, которое влияет на основную цель заключения договора по Common Law);
  • ситуация, при которой исполнение договора стало считаться незаконным (произошло такое изменение в законодательстве Англии, которое не допускает исполнение предусмотренного обязательства).

Говоря о последней ситуации, существует несколько случаев, в которых исполнение договора по Common Law может считаться незаконным.

К примеру, предмет договора был уничтожен либо перестал быть доступным. Кроме того, возможны случаи, когда лицо, которое необходимо для исполнения договорных обязательств, не может способствовать исполнению таких обязательств по причине болезни либо по иной причине. Последней ситуацией является неизбежная существенная задержка в исполнении договорных обязательств в правовой системе Англии.

Читать также:  Брексит: что дальше для английского права и юрисдикции?

Законодательным актом, регулирующим расторжение договора по независящим от сторон обстоятельствам, является The Law Reform (Frustrated Contracts) Act 1943. Данный законодательный акт регулирует три направления: 

  1. Взыскание денежных средств, уплаченных заранее;
  2. Взыскание уже выполненной работы;
  3. Взыскание вознаграждения, полученного в результате частичного исполнения. 

Расторжение договоров в системе общего права является одним из самых комплексных аспектов. Юристы IQ Decision проконсультируют Вас относительно составления договора по английскому праву. Задать вопрос специалисту можно по контактам, указанным на сайте.

Источник: //iqdecision.com/rastorzhenie-dogovora-zakljuchennogo-po-anglijskomu-pravu/

Последствия совершения сделок в нарушение договорных запретов, или к вопросу об абсолютной защите обязательственных прав

Нарушение договорного права

Нередко стороны, вступая в договорные отношения, фиксируют в контракте негативные обязательства не совершать те или иные сделки с третьими лицами. Такие условия встречаются в дистрибьюторских и агентских договорах, договорах франчайзинга, в которых предусматриваются эксклюзивность или запреты на конкуренцию.

Такие условия включаются нередко в финансовые сделки в форме ковенантов, принимаемых на себя заемщиком. Нередко такие договорные запреты включаются в соглашения акционеров или соглашения участников ООО, в которых одна из сторон обещает не приобретать или не продавать акции общества.

Запреты на предоставление имущества в последующий залог встречаются в договорах залога. Наконец, некоторые договоры запрещают кредитору уступку прав из договора третьим лицам. С появлением летом 2014 года в новом ГК норм о возможности перевода долга без согласия должника (п.1 ст.

391 ГК) с последующей суброгацией к новому должнику, исполнившему обязательство, прав кредитора, в обороте могут появиться договорные запреты на подобного рода переводы долга.

В таких ситуациях возникает один общий вопрос о том, как должны защищаться права из таких обязательств.

Может ли контрагент, пострадавший в связи с нарушением другой стороной подобных договорных запретов, требовать лишь привлечения последнего к ответственности в форме взыскания убытков (неустойки)? Или в арсенале его средств защиты может иметься и возможность противопоставить данный договорный запрет третьему лицу, чье вступление в договор с его контрагентом и спровоцировало нарушение данного запрета? Очевидно, что такое противопоставление если и возможно, то только в отношении недобросовестного третьего лица, то есть при условии, что это третье лицо знало или должно было знать о наличии такого договорного запрета. Соответственно, вопрос следует поставить так: может ли контрагент, пострадавший от нарушения договорного запрета, предъявить в связи с этим иск к недобросовестному третьему лицу, осознанно вторгшемуся в договорные отношения?

Если да, то о каком иске может идти речь? Здесь мыслимы и встречаются в зарубежных правопорядках два варианта. Согласно первому это может быть деликтный иск о взыскании убытков с «интервента». В английском и американском праве этот деликт признается и имеет название tortious interference with contract.

Аналогичный институт деликтного права с теми или иными особенностями и c большей или меньшей интенсивностью применяется во французском, голландском, немецком праве и праве многих других континентально-европейских стран.[1] Тут мы имеем вариант своего рода компенсационной противопоставимости договорных прав.

В силу же второго, более радикального варианта речь может идти о признании сделки, совершенной в нарушение договорного запрета, недействительной.

В принципе, аналогичная проблема возникает и в ситуации, когда должник по договору совершает сделку, непосредственно влекущую нарушение позитивного обязательства.

Классический здесь пример – это ситуация двойной продажи, когда продавец в нарушение взятого на себя обязательства произвести отчуждение вещи (например, недвижимости) в пользу покупателя передает право собственности на вещь третьему лицу, предложившему более высокую цену.

Может ли первый покупатель помимо очевидного права требовать взыскания убытков с продавца иметь право и на оспаривание второй купли при условии, что будет доказано знание вторым покупателем о наличии первого договора и его очевидная недобросовестность? В ряде стран встречается еще и другой вариант решения этого казуса – иск о принудительном выкупе недвижимости у второго покупателя в пользу первого по цене и условиям первого договора.[2]

Насколько справедливо и эффективно допускать привлечение такого недобросовестного интервента, осознанно спровоцировавшего нарушение должником своего договорного обязательства или, как минимум, соучаствовавшего ему, к деликтной ответственности или аннулирование заключенной должником с ним сделки? С точки зрения распространенных у нас представлений о догматике обязательственного права это выглядит несколько экзотично, так как будет по сути представлять собой допущение абсолютной (против всех третьих лиц) защиты прав из обязательственных, то есть относительных правоотношений. Но догматика сама по себе мало что значит, если не подкрепляется серьезными политико-правовыми резонами. Вопрос состоит соответственно в том, существуют ли весомые причины допускать противопоставимость договорных прав и защиту их от вмешательства недобросовестных третьих лиц.

При этом вопрос этот носит не теоретический, а вполне актуальный характер. Ведь возможность выведения деликтного иска к интервенту существует и в рамках нынешнего ГК РФ. Российское гражданское право использует широкое определение деликта. Кроме того, новая редакция статьи 10 ГК прямо допускает взыскание убытков за злоупотребление правом. Но самое интересное другое.

Наш закон знает не один случай прямого признания возможности оспаривания сделок, совершенных в нарушение договорных обязательств одной из сторон. Так, с 1 июля 2014 года после вступления в силу новой редакции Главы 24 ГК оспаривание сделки цессии, совершенной в нарушение договорного запрета на уступку, было законодательно признано.

Такая возможность признается за исключением уступки денежных требований, вытекающих из сугубо коммерческих договоров для случаев, когда цессионарий знал или должен был знать о наличии договорного запрета на уступку в договоре между цедентом и должником (см.: п.2 ст.382 и п.3 ст.388 ГК).

Другой пример законодательного признания оспаривания сделок «интервента» с должником это норма п.4 ст.32.

1 Закона об акционерных обществах, согласно которой «договор, заключенный стороной акционерного соглашения в нарушение акционерного соглашения, может быть признан судом недействительным по иску заинтересованной стороны акционерного соглашения только в случаях, если будет доказано, что другая сторона по договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением».

Являются ли эти примеры исключениями из общего подразумеваемого правила непротивопоставимости договорных прав? Или они должны рассматриваться как отраженные в законе примеры вполне оправданного имплицитного общего правила, допускающего оспаривание сделки, совершенной одной из ее сторон в нарушение своих обязательств? Нормативное основание для такого шага может строиться на применении п.4 ст.1 ГК (недопустимость извлечения выгоды из своего недобросовестного поведения) и ст.10 в сочетании со ст.168 ГК. Но есть ли для такой интерпретации политико-правовые резоны?

Данная проблематика будет обсуждаться 22 сентября 2014 года на организуемом Юридическим институтом “М-Логос” научном круглом столе.  

Участники обсуждения:

В.В. Байбак – к.ю.н., адвокат Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»;

М.А. Церковников – советник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики по делам об экономических спорах Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации;

А.М. Ширвиндт – к.ю.н., ассистент кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова;

М.Л. Башкатов – преподаватель кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносов, ответственный редактор журнала «Вестник гражданского права»;

Н.Б. Щербаков – преподаватель кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Подробнее о программе круглого стола и порядоке подачи заявок на участие см. здесь

[1] Применительно к англо-американскому режиму данного иска см.: Fine B.L. Note, An Analysis of the Formation of Property Rights Underlying Tortious Interference with Contracts and Other Economic Relationsю.// 50 University of Chicago Law Review. 1983. P1116ff; McChesney F.S.

Tortious Interference with Contract Versus “Efficient” Breach: Theory and Empirical Evidence.// 28 Journal of Legal Studies. 1999. P.131ff; Perlman H.S. Interference with Contract and Other Economic Expectancies: A Clash of Tort and Contract Doctrine.// 49 University of Chicago Law Review. 1982. P.61ff; BeVier L.R. Reconsidering Inducement.// 76 Virginia Law Review.

1990.P. 877ff; Epstein R.A. Inducement of Breach of Contract as a Problem of Ostensible Ownership.// 16 Journal of Legal Studies. 1987. P.1ff; Landes W.M. & Posner R.A. Joint and Multiple Tortfeasors: An Economic Analysis.// 9 Journal of Legal Studies. 1980.P.517ff. Историю развития данного деликта в общем праве см.: Varadarajan D.

Tortious Interference and the Law of Contract: The Case for Specific Performance Revisited.// 111 Yale Law Journal. 2001. P.742. В ряде европейских стран по общему правилу достаточным считается доказанное знание «интервента» о том, что его взаимодействие с должником провоцирует и непосредственно влечет нарушение им своих договорных обязательств перед кредитором.

Соответственно, в таких странах сфера применения такого иска здесь достаточно широка. В некоторых других странах для успеха такого деликтного иска нужно доказать нечто большее с точки зрения предосудительности поведения «интервента» (умысел на причинение ущерба кредитору, противоречие поведения «интервента» основам правопорядка или нравственности и т.п.).

В таких странах такой иск допустим только в самых радикальных ситуациях. В ряде же других стран критерии применения этого в целом признаваемого в теории иска не вполне прояснены. Более подробный анализ европейского опыта см.: Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of Reference (DCFR). Edited by C. von Bar and E. Clive.

2009. P.3257ff; van Boom W.H. Pure Economic Loss: A Comparative Perspective./ van Boom W.H., Koziol H. and Witting C.A. Pure Economic Loss. 2004. P.16ff; Bussani M. & Palmer V.V. Pure Economic Loss in  Europe. 2003. P.362ff; von Bar C., Drobnig U. The Interaction of Contract Law and Tort and Property Law in Europe: A Comparative Study. 2004. P.211ff; Eulau P.H.

Inducing Breach of Contract: A Comparison of the Laws of the United States, France, the Federal Republic of Germany and Switzerland.// 2 B.C. Int'l & Comp. L. Rev. 1978. P.41ff. В отношении относительно сдержанного подхода немецкого права, допускающего такой иск только в случае противоречия поведения интервента добрым нравам и публичному порядку, см.: Spindler G.

& Rieckers O. Tort Law in Germany. 2011. P.69ff. В отношении более комплиментарного подхода к данному иску во французском праве см.: Palmer V.V. A Comparative Study (from a Common Law Perspective) of the French Action for Wrongful Interference with Contract.// 40 American Journal of Comparative Law. 1992. P.297ff.

В результате обобщения европейского опыта европейскими цивилистами была выработана редакция ст.6.

-2:211 Проекта общей системы координат европейского частного права (DCFR), согласно которой такой деликтный иск в целом признается допустимым, но его удовлетворение обуславливается тем, что интервент имел умысел на нарушение должником своего обязательства перед неким кредитором (а не просто пренебрегал возможными побочными негативными последствиями своей сделки в отношении договорных прав третьих лиц) и при этом он не действовал во имя своих собственных легитимных интересов.

Источник: //zakon.ru/Blogs/posledstviya_soversheniya_sdelok_v_narushenie_dogovornyh_zapretov_ili_k_voprosu_ob_absolyutnoj_zasch/13722

Договорное право

Нарушение договорного права

Договорное право

Книга первая

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Издание 3-е, стереотипное

Светлой памяти нашего друга

и соратника по рабочей группе,

подготовившей проект

нового Гражданского кодекса России,

СТАНИСЛАВА АНТОНОВИЧА ХОХЛОВА

посвящаем эту книгу

Авторы:

Брагинский Михаил Исаакович, доктор юридических наук, профессор (главы I – V).

Витрянский Василий Владимирович, доктор юридических наук, профессор (главы VI – VIII).

Предисловие

ВВЕДЕНИЕ

ДОГОВОРЫ И ИХ МЕСТО В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. Понятия о договоре

Место договора в Гражданском кодексе

Разноотраслевые договоры

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРОВ. Общие положения

Вертикальная иерархия норм о договорах

Международные акты и гражданско-правовое регулирование договоров

Горизонтальная иерархия правовых норм

Обычай, обычай делового оборота, обыкновения в правовом регулировании договоров

Типизация договорных форм

Характер норм договорного права – императивные и диспозитивные нормы

Действие норм о договорах во времени

Действие норм о договорах в пространстве

Действие норм о договорах по лицам

Применение норм договорного права по аналогии

Толкование норм о договорах

 ДОГОВОР – СДЕЛКА. Понятие договора – сделки

Свобода договоров

Воля и волеизъявление в договоре

Недействительность договоров

Общий порядок заключения договоров

Обязательное заключение договоров

Торги

Предварительные договоры

Преддоговорные споры

Публичные договоры

Договоры присоединения

Толкование договоров

ДОГОВОР – ПРАВООТНОШЕНИЕ. Договор в системе вещных и обязательственных правоотношений

Договорные условия

Форма договора и его государственная регистрация

Стороны в договоре

Договор и третьи лица

Классификация договоров

Поименованные и непоименованные договоры по принципу чистой доски tabula rasa

ДИНАМИКА ЗАКЛЮЧЕННОГО ДОГОВОРА. Исполнение договора

Изменение и расторжение договора

Специальные случаи прекращения договора

Специальные случаи изменения договора – замена сторон

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ. Понятие и виды (способы) обеспечения исполнения договорных обязательств

Неустойка штраф, пени

Залог имущества

Виды залога – ипотека, залог товаров в обороте и залог вещей в ломбарде

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств

Поручительство в форме стипуляции

Банковская гарантия

Задаток

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. Некоторые общие положения о гражданско-правовой ответственности

Виды гражданско-правовой ответственности

Формы договорной ответственности – возмещение убытков

Взыскание уплата неустойки

Проценты по денежному обязательству

Вина должника. Основания и условия договорной ответственности

Обстоятельства, влияющие на ответственность должника – случайные обстоятельства казус casus

ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ. Право на защиту гражданских прав

Защита кредитора в договорном обязательстве

Защита слабой стороны в договоре

Проблемы недействительности договора

Защита прав участников имущественного оборота в публично-правовых отношениях

Процессуальное обеспечение защиты участников имущественного оборота

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

 Предисловие ко второму изданию

Данная книга представляет собой второе издание нашей совместной работы по договорному праву.

Его появление вызвано тем, что нами завершена работа над другой книгой, посвященной гражданско – правовым договорам, направленным на передачу имущества, которая по сути является продолжением исследования проблем в области договорного права, на этот раз применительно к конкретной категории договоров.

Нам представлялось логичным приурочить второе издание настоящей книги к выходу в свет монографии о договорах, направленных на передачу имущества, которая основана на результатах ранее проведенного исследования общих положений договорного права.

Подготовка настоящего издания ограничилась внесением в текст исправлений, выявленных ошибок и неточностей, которые носят технический характер. Надеемся, что со временем нам удастся поработать и над совершенствованием содержания.

Однако, представляется, что работа такого рода будет наиболее эффективной после окончания исследования всех поименованных гражданско – правовых договоров, что позволило бы в наибольшей степени учесть при формировании общих положений договорного права специфические черты многочисленных договорных обязательств, в том числе направленных на выполнение работ, оказание услуг, учреждение различных образований.

Хотелось бы надеяться, что этим планам суждено осуществиться.

М.И.Брагинский

В.В.Витрянский

Источник: //www.bibliotekar.ru/3-1-18-dogovornoe-pravo/

Законовед
Добавить комментарий