Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

Преступление и наказание

Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

В оценочных суждениях не стоит допускать унизительных высказываний. Лучше воздержаться от использования нецензурной лексики.

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Суд Франкфурта-на-Майне признал сравнение экс-сенатора с женщиной легкого поведения допустимой критикой, а российский суд назначил штраф за «матерное слово» в адрес президента. Как в России после принятия закона об оскорблении власти будут решать вопрос о том, является ли распространенная информация порочащей и нужно ли за это наказать человека?

Репутация, моральные качества и принципы человека нередко подвергаются нападкам. В связи с интенсивным развитием Интернета это проявляется все более остро.

Стало обыденностью, что поступок, непонравившееся выступление или публикация сопровождается едкими замечаниям с целью поддеть и унизить собеседника.

Чтобы подобное поведение не оставалось безнаказанным, законодатель установил ответственность за унижение чести и достоинства человека.

Зачем приняли закон об оскорблении власти и что будет за неуважение к госорганам?

Конституция каждому гарантирует право на защиту чести и доброго имени (ст. 23 Конституции РФ). Человек вправе требовать через суд опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший их не докажет, что они соответствуют действительности (ч. 1 ст. 152 ГК РФ).

За оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме, для граждан предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере от 1 тыс. до 3 тыс. руб. (ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ). При этом неприличной считается открыто циничная, противоречащая общественной морали форма общения, унизительная для человека.

29 марта этого года в КоАП РФ внесены изменения, которые в СМИ назвали «законом об оскорблении власти». Так, в ст. 20.1.

КоАП РФ («Мелкое хулиганство») была предусмотрена ответственность за распространение в Интернете информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в России. Административная ответственность установлена в виде штрафа в размере от 30 тыс. до 100 тыс. руб. При повторном правонарушении в течение года последует штраф до 200 тыс. руб. или административный арест на срок до 15 суток. За аналогичное правонарушение более двух раз грозит штраф до 300 тыс. руб. или административный арест на срок до 15 суток.

Необходимость внесения этих изменений законотворцы пояснили так: Интернет является общественным пространством, в котором должны соблюдаться правила допустимого поведения, направленные на обеспечение порядка и уважения к обществу и государственным институтам. При этом в обществе сформировано понимание, что Интернет запрещено использовать в целях совершения преступлений (сбыта наркотических веществ, распространения детской порнографии, мошенничества и т.д.).

Кого первым привлекли к ответственности по новому закону за оскорбление президента?

22 апреля житель Новгородской области К. был привлечен к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ. Суд установил, что К.

разместил в Интернете в открытом доступе две записи с информацией в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность и выражает явное неуважение к обществу, государству и госорганам. К.

назначено наказание в виде штрафа в размере 30 тыс. руб.

По сути, он выложил на своей странице ВКонтакте запись, в которой высказал свое мнение, использовав «матерное слово» в адрес Владимира Путина. Пока постановление суда не вступило в законную силу и обжалуется.

Почему берлинскую газету не наказали за сравнение сенатора с распутной женщиной?

В 2012 году в Германии произошел интересный казус. В берлинской газете ТAZ бывшего сенатора сравнили со «старой шлюхой». В статье было сказано, что политик «…в настоящее время используется журналистами как старая шлюха, которая является дешевкой, но для определенных целей по-прежнему может быть весьма полезной…»

Политик посчитал слова оскорбительными и попросил выдать запрет на распространение данной статьи и публикацию подобных материалов. Однако Верховный суд земли Франкфурт-на-Майне указал, что издание не прибегло к запрещенной оскорбительной критике.

Высказывание может быть квалифицировано в качестве оскорбительного в том случае, если оно направлено непосредственно на личность человека. При этом публичные персоны, коим является экс-сенатор, должны мириться с ограничениями их права на неприкосновенность достоинства личности, которое обычно имеют частные лица. Суд пришел к выводу, что в спорной фразе слов клеветы не было.

Высказывалось оценочное суждение не о личности политика или его публичном статусе, а о характере его взаимоотношений с журналистами.

Если Европейский Суд допускает критику госслужащих, будут ли и дальше российские суды ссылаться на его позицию?

Еще в 2005 году при рассмотрении дела об оскорблении госслужащего Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), позицию которого обязаны учитывать российские суды, указал, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию, которая воспринимается положительно или считается нейтральной, но и на оскорбительную, шокирующую и причиняющую беспокойство. Таково требование плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества (дело «Гринберг против России»; жалоба №23472/03; Постановление ЕСПЧ от 21 июля 2005 г.).

В этом же решении ЕСПЧ отметил: «Границы допустимой критики в отношении государственного служащего, осуществляющего свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества, и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель имеет право на защиту собственной репутации даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам».

Как будут соотноситься последние изменения законодательства РФ с практикой Европейского Суда и будут ли российские суды ссылаться в своих решениях на его позицию – большой вопрос.

Еще в 2016 году Верховный Суд РФ указал: информация может передаваться различными способами, в том числе образно, иносказательно, и при решении вопроса о том, носит ли она порочащий характер, и для оценки ее восприятия судам следует назначать экспертизу (например, лингвистическую) или привлекать для консультации специалиста (например, психолога). При рассмотрении дел о защите чести и достоинства должно быть установлено, является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением (см. Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации от 16 марта 2016 г.).

Утверждение о факте – это информация, которую можно проверить на предмет того, соответствует ли она действительности. Например, если человека обвиняют в совершении преступления, то, как правило, это можно проверить путем выяснения наличия приговора, вступившего в законную силу. Если он отсутствует, то обидчик, утверждающий, что его оппонент мошенник, может быть привлечен к ответственности.

Представим другую ситуацию: человека обвинили в некомпетентности. Такое сообщение не всегда возможно проверить на достоверность. Соответственно, это высказывание является оценочным суждением, и обиженный не сможет рассчитывать на судебную защиту.

Исключением является высказывание, которое было сделано в оскорбительной форме, унижающей честь. В этом случае обидчик может быть привлечен к ответственности – как к административной, так и к гражданско-правовой, т.е.

с него может быть взыскана компенсация за причиненный моральный вред.

Как высказывать свое мнение и при этом избежать крупных штрафов?

В оценочных суждениях не стоит допускать унизительных высказываний. Лучше воздержаться от использования нецензурной лексики и недвусмысленных жестов. Хотя важен контекст и способ подачи материала, нередко именно «матерные слова» облегчают процесс доказывания нанесения оскорбления. А как показывает судебная практика, оскорбиться может не только власть, но и общество.

Недавно в Екатеринбурге общественность выступила против строительства православного храма в сквере, расположенном в центральной части города.

Об этом конфликте высказался телеведущий Владимир Соловьёв, который в эфире авторской передачи на радио «Вести FM» назвал часть жителей уральской столицы «бесами» и пообещал приехать «в Ебург чертей гонять». Также он использовал слово «урод».

По данному факту было подготовлено лингвистическое заключение, из которого следует: «слова “урод” и “бесы”, согласно словарю, имеют в данном контексте бранное значение. “Бес” в данном случае используется в переносном значении как “человек, кто вызывает раздражение, гнев, негодование своим поведением”».

Владимир Соловьёв, как любой журналист и гражданин в России, вправе иметь свое мнение о том или ином событии общественной жизни и высказывать свое суждение. Но выбранная им форма может быть признана судом как оскорбительная.

Остается отметить, что только время покажет, какие решения будут принимать суды при рассмотрении подобных дел.

Источник: статья Дмитрия Загайнова, INTELLECT, в «Новой адвокатской газете»

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

деловая репутация, медиа, споры по интеллектуальной собственности

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/prestuplenie_i_nakazanie/

Res1577_rus

Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

    Предварительное изданиеРезолюция 1577 (2007)1На пути к отмене уголовной ответственности за диффамацию1. Ссылаясь на рекомендацию 1589 (2003) и резолюцию 1535 (2007), Парламентская ассамблея напоминает, что свобода выражения мнения безусловно является краеугольным камнем демократии. Подлинная демократия не мыслима без подлинной свободы слова.2. Прежде всего, Ассамблея заявляет, что пресса играет основополагающую роль в продвижении дискуссии по вопросам, волнующим общество, и что максимально открытое обсуждение этих вопросов имеет для демократии жизненно важное значение.3. Ассамблея обращает внимание на резолюцию 1003 (1993) о журналистской этике и подчеркивает, что любой, кто пользуется своим правом на свободу выражения мнения, берет на себя и соответствующие обязательства и обязанности. Ему надлежит действовать добросовестно и распространять точную достоверную информацию в соответствии с требованиями журналистской этики.4. Из прецедентной практики Европейского суда по правам человека вытекает, что статья 10 Европейской конвенции о правах человека гарантирует свободу выражения мнений не только в отношении «информации и идей, которые встречают положительный отклик или считаются безобидными и нейтральными, но и в отношении той информации и идей, которые оскорбляют, шокируют или возмущают».5. Ассамблея отмечает, что свобода выражения мнений не является безграничной, и что в демократическом обществе может возникнуть необходимость вмешательства со стороны государства при условии, что для этого есть твердая правовая основа, и что это, безусловно, отвечает общественным интересам, в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Европейской конвенции о правах человека.6. Законы об ответственности за диффамацию преследуют законную цель по защите репутации и прав граждан. Тем не менее, Ассамблея призывает государства-члены крайне осторожно применять эти законы, так как это может серьезно ущемить свободу выражения мнений. Поэтому Ассамблея настаивает на введении процедурных гарантий, позволяющих любому лицу, обвиняемому в диффамации, обосновать свои утверждения, чтобы избежать возможной уголовной ответственности.7. Кроме того, утверждения и предположения, высказываемые в интересах общества, даже если они окажутся неверными, не должны преследоваться в том случае, если они были сделаны без ведения об их недостоверности, без намерения причинить вред, а проверка их достоверности была проведена с необходимой тщательностью.8. Ассамблея сожалеет, что в ряде государств-членов преследование за диффамацию сопровождается злоупотреблениями, которые можно рассматривать как попытки властей подавить критику со стороны СМИ. Такие злоупотребления – приводящие к настоящей самоцензуре в СМИ и постепенному свертыванию демократической дискуссии и общего информационного обмена – уже вызвали осуждение со стороны гражданского общества, в частности, в Албании, в Азербайджане, а также в Российской Федерации.9. Ассамблея разделяет четкую позицию, занимаемую Генеральным секретарем Совета Европы, осудившего угрозы преследования за клевету как «особенно изощренную форму запугивания». Ассамблея считает недопустимым такое ошибочное применение законодательства о диффамации.10. Ассамблея также приветствует усилия представителя по свободе СМИ Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), направленные на отмену уголовной ответственности за диффамацию, а также его твердую приверженность делу защиты свободы СМИ.11. Ассамблея с большой озабоченностью отмечает, что во многих государствах-членах за диффамацию законодательно предусмотрено наказание в виде тюремного заключения, и что некоторые их них, например, Азербайджан и Турция, до сих пор применяют его на практике.12. Каждый случай тюремного заключения работников СМИ является недопустимым препятствием в реализации свободы выражения мнений и приводит к тому, что журналистам, хотя они и действуют на благо общества, угрожает дамоклов меч, а общество в целом страдает от того, что посредством такого давления журналистов заставляют молчать.13. Поэтому Ассамблея полагает, что наказание в виде тюремного заключения за диффамацию должно быть незамедлительно отменено. В частности, она призывает государства, в законодательстве которых до сих пор предусмотрено наказание в виде лишения свободы, – хотя норма о лишении свободы на практике не применяется – незамедлительно отменить эти положения с тем, чтобы это не служило, пусть и неправомерно, оправданием для государств, продолжающих применять эту норму, и не приводило к размыванию основополагающих свобод.14. Ассамблея также осуждает неправомерное обращение к такой мере, как присуждение непомерно высоких компенсаций за вред и начисление процентов в делах о диффамации, и указывает на то, что присуждение несоразмерных компенсаций может также противоречить статье 10 Европейской конвенции о правах человека.15. Ассамблея осознает тот факт, что, как показывает история, злоупотребление свободой выражения мнений может таить в себе опасность. Как это недавно было подтверждено в рамочном решении, касающемся стран-членов Европейского союза, должны существовать возможности привлечения к судебной ответственности лиц, подстрекающих к насилию, пропагандирующих отрицание холокоста и расовую ненависть, враждебно относящихся к ценностям плюрализма, терпимости и открытости, которые отстаивает Совет Европы и Конвенция.16. В заключение Ассамблея хотела бы вновь подтвердить, что защита источников информации, получаемой журналистами, отвечает высшим интересам общества. Журналистам, привлекаемым к судебной ответственности за диффамацию, должно иметь право защищать свои источники информации или предъявлять в свою защиту документы, не доказывая при этом, что она была получена по законным каналам.17. Исходя из этого, Ассамблея призывает государства-члены:17.1. незамедлительно отменить наказание за диффамацию в виде лишения свободы;17.2. обеспечить недопущение неправомочного применения уголовного преследования за диффамацию и гарантировать независимость прокуроров, ведущих такие дела;17.3. дать более точное определение диффамации в своем законодательстве во избежание произвольного применения закона и для обеспечения эффективной гражданско-правовой защиты человеческого достоинства лиц, затронутых диффамацией;17.4. в соответствии с общеполитической рекомендацией №7 Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ЕКРН) ввести уголовную ответственность за подстрекательство к насилию и дискриминации, разжигание ненависти, а также угрозы в адрес отдельных лиц и групп лиц по признакам расы, цвета кожи, языка, религии, гражданства, национальной и этнической принадлежности при условии, что эти действия являются преднамеренными;17.5. применять наказание в виде лишения свободы только за подстрекательство к насилию, пропаганду ненависти и отрицание холокоста;17.6. в соответствии с прецедентной практикой Европейского суда по правам человека исключить из своего законодательства о диффамации нормы, обеспечивающие усиленную защиту общественных деятелей, в частности, Ассамблея призывает:17.6.1. Турцию внести соответствующие поправки в статью 125.3 Уголовного кодекса;17.6.2. Францию пересмотреть Закон от 29 июля 1881 года с учетом прецедентной практики Европейского суда по правам человека;17.7. обеспечить законодательно, чтобы лица, преследуемые за диффамацию, располагали надлежащими средствами для своей защиты, в частности, средствами, позволяющими подтвердить достоверность своих утверждений и их соответствия интересам общества, и призывает, в частности, Францию внести изменения в статью 35 своего закона от 29 июля 1881 года, предусматривающую неоправданные исключения, не позволяющие ответчику доказать истинность вменяемой ему диффамации;17.8. установить разумные и соразмерные верхние пределы компенсации вреда и начисления процентов по делам о диффамации, которые бы не подвергали риску существование выступающего в роли ответчика органа СМИ;17.9. создать надлежащие правовые гарантии по недопущению присуждения компенсаций за вред и начисления процентов, несоразмерных фактически нанесенному вреду;17.10. привести свое законодательство в соответствие с прецедентной практикой Европейского суда в отношении защиты источников журналисткой информации.18. Ассамблея призывает профессиональные организации журналистов, если этого до сих пор не сделано, к созданию кодексов журналистской этики.19. Она приветствует действия властей Турции по внесению изменений в статью 301 Уголовного кодекса Турции, касающейся “” клеветы на Турцию.

Источник: https://www.coe.int/t/r/parliamentary_assembly/[russian_documents]/[2007]/[Oct2007]/Res1577_rus.asp

Российский закон о клевете сравнили с западными

Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

Новый российский закон о клевете вполне сравним с иностранными аналогами

Принятый Госдумой закон о клевете оппоненты критикуют за излишнюю жесткость. Однако в западных демократиях за нанесение ущерба личности и достоинству карают еще суровей: наказание предусматривает порой даже длительное тюремное заключение. Однако за рубежом существуют и средства для того, чтобы избежать возможных злоупотреблений этим законом.

Возвращение в УК из Административного кодекса видоизмененной статьи «Клевета» вызвало широчайшую общественную дискуссию. Лишь полгода назад парламент поспешно принимал прямо противоположное решение, и тогда как раз никакого возмущения не было.

Единороссы, выступившие авторами пакета поправок, объясняют идею тем, что предусмотренные КоАП наказания, ограниченные штрафом в 2–3 тыс. рублей, «представляются неэффективным» средством защиты от посягательств на достоинство личности.

В свою очередь в оппозиции связывают действия властей с попыткой давления на критиков действующей власти, в первую очередь журналистов и блогеров.

В ответ авторы ссылаются на международный опыт, причем не только стран с достаточно жестким политическим режимом, например Китая, но и традиционных демократий вроде США и Франции.

https://www.youtube.com/watch?v=JM5aR6MGL0c

Уголовная ответственность за клевету в западных странах действительно существует. Более того, это правонарушение зачастую карается даже жестче, чем предполагает российский аналог.

Но в то же время правоприменительная практика в США, Великобритании или Франции куда обширней и детальней, чем у нас, что, в отличие от российского закона, практически исключает попытки использовать закон не по назначению.

Итак, однозначный плюс российского закона о клевете состоит в том, что он не предусматривает лишения свободы (изначально эта норма была, но ее убрали под давлением парламентской  оппозиции).

Максимальное наказание – штраф 5 млн рублей, если клевета соединена с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Такой достаточно либеральный подход к наказанию за клевету «компенсируется» возможностью достаточно свободно трактовать документ.

По сути, четким в законе является лишь определение самой клеветы – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

При этом способы распространения клеветы, предмет клеветы и, соответственно, оценка ущерба остаются достаточно расплывчатыми.

Например, не совсем ясно, что понимается под «публичным выступлением»: разговор на кухне в большой компании приятелей является таковым? Непонятен и пункт о клевете в «произведении», т. к. по логике, например, художественное произведение априори является вымыслом.

Спорна трактовка и пункта о клевете с использованием своего служебного положения. Неясно, будет ли распространяться закон на частные мнения неутвердительного характера (очень важный аспект в судебной практике США). Возможно ли применить закон в целях ущемления свободы слова?

И, наконец, главное: будут ли эти «темные места» прояснены при внесении поправок, которые, судя по всему, понадобятся при первом же случае применения закона?

В качестве наиболее любопытного сравнения остановимся на законодательстве США. В этой стране возможно применение очень суровых наказаний за клевету, но при этом свобода слова защищена огромным количеством наработанных годами судебной практики пояснений.

Как и в России, в США под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений порочащего характера.

Законодательства различных штатов отличаются друг от друга, но в большинстве случаев клевета является уголовным преступлением, наказание за которое может доходить до 250 тыс.

долларов штрафа (примерно 7,5 млн рублей) или 10 лет лишения свободы. И это не считая частных обвинений с возмещением морального ущерба вплоть до бесконечности.

В пример можно привести дело Кристал Кокс, которую в 2011 году федеральный судья Марко А. Хернандес обязал выплатить 2,5 млн долларов компании Obsidian Finance Group, о которой женщина ранее написала несколько критических статей в своем блоге. Представителям фирмы удалось доказать, что эти статьи были основаны на заведомо ложной информации и пошатнули ее репутацию.

При этом правоприменительная практика и законодательная база в США значительно шире, чем в России. В этой стране существует целый блок профильных законодательных актов и судебных прецедентов. Чтобы успешно добиться в суде приговора о клевете, необходимо соблюдение целого ряда условий.

Доказать, что клевета нанесла истцу ущерб, была публичной (но не частным мнением), а ее автор не защищен никакими особыми привилегиями. Есть и определенные оговорки.

Например, доказывать злой умысел необходимо лишь в делах, в которых в роли оклеветанного выступает политик, чиновник или общественный деятель.

В случае если пострадавшая сторона – частное лицо, то в суде для признания вины достаточно доказать халатность при проверке информации. Наличие или отсутствие злого умысла в таких делах не играет роли, т. к. защита частной жизни и репутации американцев – не менее важная заповедь законодательства США, чем свобода слова.

Особые привилегии в первую очередь распространяются на СМИ. Например, если бы вышеупомянутая Кристал Кокс была не простым блогером, а профессиональным журналистом, вполне возможно, ей удалось бы доказать свою невиновность.

Дело в том, что американские журналисты обладают очень мощным средством защиты – ссылкой на анонимный источник, который не обязаны раскрывать даже в суде. Это практически гарантирует освобождение СМИ от обвинений в клевете. Защищает журналистов и свобода на выражение мнений.

Если в суде удастся доказать, что та или иная информация – это частное мнение автора, обвинение в клевете станет невозможным.

В 1974 году в деле Герца против Роберта Велша Верховный суд США постановил, что мнения не могут рассматриваться как клевета.

Позже в деле «Нью-Йорк таймс» против Салливана Верховный суд расширил свое пояснение: по его мнению, слишком широкое применение понятия «клевета» ущемляет свободу слова, которая требует «жизненного пространства». Это значит, что порой появление ложных суждений неизбежно.

Это судебное разбирательство установило обязательное требование для уголовного преследования за клевету: наличие «подлинного злого умысла». Впоследствии высшая судебная инстанция США неоднократно корректировала свое мнение. Например, после дела Милковича против Лорэйн Джорнэл Ко.

было принято решение считать информацию мнением лишь в том случае, если в тексте статьи или засвидетельствованного публичного выступления есть прямое указание на это.

Есть и огромное количество других правовых норм, как федеральных, так и уникальных для каждого штата.

Где-то, например, СМИ, распространившее клевету другого человека, несет ответственность вместе с непосредственным источником. Где-то – считается лишь ретранслятором и к ответственности не привлекается.

Где-то предусмотрено групповое обвинение и групповая ответственность, где-то все должно решаться в индивидуальном порядке.

Впрочем, для США особое отношение к свободе слова и всем ее проявлениям – это настоящий «пунктик». В других странах законы бывают жестче, но не менее конкретными.

Например, в старейшей демократии мира Великобритании клевета расценивается как «преступление против общественного порядка». Там существует четыре вида клеветы: богохульство, диффамационный пасквиль (т. е. клеветническая статья в СМИ), непристойный пасквиль и пасквиль, распространяемый в мятежных целях. В качестве наказания предусмотрены тюремный срок или штрафы.

Во Франции за клевету можно поплатиться не только штрафом вплоть до 45 тыс. евро или тюремным сроком до пяти лет, но и запретом заниматься определенными видами профессиональной деятельности.

В Германии существует такое понятие, как клевета против действующей власти, ее оскорбление или призывы к нарушению целостности республики. Наказать за это могут крупным штрафом или лишением свободы до пяти лет.

Уголовное наказание за клевету также существует в таких традиционных демократических странах, как Испания, Канада, Дания и Австрия, но и там соответствующее законодательство обставлено существенными ограничениями.

Комментируя газете ВЗГЛЯД российский закон о клевете, член Президентского совета по правам человека, бывшая судья Конституционного суда, доктор юридических наук Тамара Морщакова заявила, что в реалиях российской правоприменительной практики и недостатка независимости судов подобный закон, несмотря на все аналогии с западными документами, может использоваться не по назначению.

«Есть идея отправить этот документ на проверку в Венецианскую комиссию Совета Европы (орган, проверяющий законы на соответствие демократическим нормам). Говорить о решении этого органа сложно – комиссия часто достаточно лояльна к российским законам.

Однако здесь речь идет не столько о самом законе, сколько о практике его применения, – говорит Морщакова. – В УК вполне могут быть статьи даже репрессивного характера, которые наказывают и предупреждают определенные преступления. Однако не в реалиях российской правоприменительной системы вводить их бессмысленно.

Их позитивный эффект не будет виден на фоне многочисленных примеров некорректного применения. Ведь в законе о клевете, как и всем уголовном законодательстве, важнейший пункт – доказательство прямого умысла. А российские суды давным-давно забыли об этом, у нас слабо с этикой, неразвито трепетное отношение к демократическим ценностям.

Так что у нас закон о клевете, каким бы хорошим он ни был, вполне могут использовать для борьбы с людьми».

Отметим, что ранее президент Путин, общаясь с правозащитниками по теме закона о клевете, уже говорил об озвученной Морщаковой проблеме правоприменения.

По его словам, проблемы с применением не повод отказываться от принятия правильного закона. «Сложность доказывания не является основанием для того, чтобы вообще не формулировать эти правила поведения в УК.

Эта проблема другого порядка – процессуального, а не сущностного», – подчеркнул тогда глава государства.

Источник: https://vz.ru/politics/2012/7/16/588701.html

Оскорбление власти и распространение фейков

Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

Законы, вводящие ответственность за оскорбление власти и государственных символов, а также за распространение фейков, Госдума приняла на пленарном заседании 7 марта. Авторами документа выступили депутат Дмитрий Вяткин («Единая Россия), а также сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова. «Парламентская газета» отвечает на главные вопросы об инициативах.

Зачем нужен закон

Новая норма — лишь дополнительный механизм, который позволит обеспечить соблюдение правил допустимого поведения в Интернете. Те, кто следовать им не захочет, будут приравнены к мелким хулиганам.

Оскорбительной будет считаться информация, которая подаётся в Сети в неприличной форме, оскорбляющей человеческое достоинство, общественную нравственность и проявляющая явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам России, Конституции РФ и органам государственной власти. О критике в документе речь не идёт.

Читайте по теме «Этот закон не ограничивает свободу слова. В случае, когда Интернет становится площадкой, где не действуют никакие правила, его воспринимают как помойку.

В итоге органы власти не пытаются понять и принять эту критику, а хотят отгородиться от неё, потому что она носит не просто враждебный, а неприличный характер.

Вас в любом общественном месте за такое привлекут к ответственности», — объяснил Андрей Клишас.

Кого коснутся изменения

Закон о наказаниях за оскорбление власти коснётся любого, кто не захочет контролировать своё поведение в Интернете.

Как будут наказывать

Тем, кто решится на оскорбительные выпады в сторону собственного государства, будут грозить штрафы. За первый раз придётся отдать от 30 до 100 тысяч рублей. За повторное правонарушение — от 100 до 200 тысяч рублей, однако в данном случае возможно также наказание в виде административного ареста на срок до 15 суток.

Для злостных правонарушителей, подвергнутых наказанию за аналогичные правонарушения более двух раз, предусматривается усиленная административная ответственность со штрафом от 200 до 300 тысяч рублей или административным арестом до 15 суток.

Вас оскорбили в интернете. Как наказать обидчика по закону?

Можно ли избежать ответственности за оскорбление властей, ссылаясь на свободу слова?

Представьте: вечером поссорились с соседом, а уже утром на его страничке «ВКонтакте» целая тирада о том, какой вы недостойный человек. Неприятно, но бить ему лицо за это не нужно. Лучше разобраться по Закону.

Мы расскажем, как нужно действовать в этом случае вместе с профессиональным юристом Оксаной М. Спасибо ей за помощь в очередной раз.

Сегодня оскорбления прикрывает Административный кодекс РФ

Вас интересует статья 5.61 КоАП РФ

Раньше оскорбления контролировал Уголовный кодекс РФ, и ответственность была уголовной. Но после 2011 их исключили из перечня преступлений, и до сегодняшнего дня их принято считать административными правонарушениями.

С одной стороны, теперь никто не боится называть другого дураком — особенно в интернете. С другой стороны, привлекать таких умников к ответственности стало в разы проще.

«Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени» (Конституция РФ)

Ответственность за оскорбление прописана в статье 5.61 КоАП РФ от 07.12.2011.

Оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Это может быть нецензурная брань или выражение, которое противоречит общепринятым в обществе нормам.

За него на обидчика через суд можно наложить административный штраф, который зависит от степени публичности.

Иногда оскорбление также связано с клеветой — враньем, которое унижает человека. Но Закон разделяет эти понятия, поэтому мы оставим ложь в сети для другого материала.

За оскорбления в мессенджерах и соц. сетях разное наказание

Мессенджеры — личное оскорбление, социальные сети — публичное

Статья 5.61 КоАП РФ разделяет личные и публичные оскорбления. Личными можно считать оскорбительные сообщения в мессенджерах, и за них более скромный штраф. Публичные — это посты в социальных сетях, и штрафуют за них более серьезно.

Штраф за оскорбление может быть от 1 тысячи до 500 тыс. рублей

Если оно выражено лично (мессенджеры):

▪️ На граждан: 1-3 тыс. руб.▪️ На должностных лиц: 10-30 тыс. руб.

▪️ На юридических лиц: 50-100 тыс. руб.

Если оно выражено публично (социальные сети):

▪️ На граждан: 3-5 тыс. руб.▪️ На должностных лиц: 30-50 тыс. руб.

▪️ На юридических лиц: 100-500 тыс. руб.

Вернемся к стычке с соседом. Вчера вечером вы поссорились с ним, а уже утром на его страничке «ВКонтакте» написано про вас много плохих слов. В ответ вы написали оскорбления соседу приватно в WhatsApp.

Вы обращаетесь в прокуратуру, и ваш сосед поступает так же. Оба дела попадают в суд, вас штрафуют до 3 тыс. руб. за простое оскорбление, а соседа на 5 тыс. за публичное.

А вот если сосед оскорбил вас в , используя публичный аккаунт коммерческой компании, такой проступок может стоить до 500 тыс. руб.

Если вас оскорбляют, никогда не оскорбляйте в ответ

Успокойтесь и не оскорбляйте обидчика в ответ

Если вы заранее знаете, что хотите привлечь соседа к ответственности по суду, лучше всего не оскорбляйте его в ответ.

Он легко может написать на вас встречное заявление, и тогда про отмщение можно забыть.

Поэтому просто успокойтесь и не реагируйте.

Самое страшное: применение физической силы и ответное оскорбление представителя власти. За это придется отвечать уже по Уголовному кодексу РФ.

Уделите максимум внимания доказательствам оскорбления

Вам нужно к нотариусу!

Лучше всего не выражать эмоции в ответ на оскорбления, а постараться собрать максимальное количество доказательств.

Если вас оскорбили через мессенджер, лучше всего сразу же сделать скриншот переписки. Собеседник может удалить сообщения, и потом ничего не докажете.

Если был публичный пост в социальных сетях, лучше всего сразу идти к нотариусу. Он должен провести нотариальный осмотр сайта и зафиксировать факт оскорбления — именно его протокол станет доказательством в суде.

Пишите заявление в прокуратуру по образцу или произвольно

Образец заявления

Заявление нужно написать в прокуратуру, потому что именно прокурор должен возбудить преследование по статье 5.61 КоАП РФ.

Заявление можно составить как заранее по образцу, так и написать вместе с работниками прокуратуры уже на месте.

Во время посещения прокуратуры у вас уже должны быть на руках доказательства. Если не будет, на месте получится обсудить, как их правильно оформить.

После окончания административного расследования прокурор передаст дело в суд, чтобы привлечь к ответственности вашего обидчика.

Практика показывает, что большинство заявителей выигрывают.

Какие могут быть проблемы, и как может поступить обидчик

В суде не всегда все проходит гладко

Во-первых, в Законе нет четкого определения или списка неприличных слов, которыми вас могут оскорбить. Поэтому степень оскорбления определяет лично судья.

Если вас оскорбили современным сленгом, и судья не может определить значение слов, он может назначить лингвистическую экспертизу.

Оскорбление это, или нет? Решит только судья.

Во-вторых, не всегда удается определить, что оскорбительные слова были направлены именно на жертву.

Обидчик может сказать, что использовал нецензурную брать, чтобы описать не вас, а ситуацию. Но это не всегда прокатывает.

В-третьих, если про вас плохо написали в интернет-СМИ, то ответственность за это несет не автор, а редактор издания.

Поэтому, если хотите разобраться именно с автором, нужно использовать другие варианты.

В-четвертых, обидчик может отрицать, что сообщение или пост писал именно он.

В мессенджерах потребуется привязка к номеру телефона, а номера телефона к личности. В социальных сетях примерно также.

В-пятых, если в оскорблении не было указано конкретное имя, доказать, что оскорбление касается именно вас, будет сложно.

Даже в мессенджере обидчик может ссылаться на ошибочно выбранного адресата.

Если кратко, что нужно знать про оскорбления в интернете:

1. За оскорбление в интернете можно заплатить штраф, и он составит от 1 тыс. до 500 тыс. руб.
2. Оскорблять ответчика в ответ не стоит, тогда любые разбирательства по Закону почти бесполезны.
3.

Нужно сразу же собрать доказательства: сделать скриншоты, заверить их через нотариуса.
4. Заявление подается в прокуратуру, его можно написать заранее по образцу или уже на месте.
5.

В суде могут быть нюансы, но большинство пострадавших на практике реально выигрывает.

Юрист советует не бояться судебных разбирательств даже в таких ситуациях. Если мы хотим жить в цивилизованном мире, именно так нужно решать любые разногласия.

поста:

(3.24 из 5, оценили: 49)

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/chto-po-zakonu-svetit-tomu-kto-oskorbil-vas-v-internete-02-21-2019

Законовед
Добавить комментарий