Может ли мама отсудить долю в моей квартире, если они с отцом давали деньги на покупку?

«Нас с дочкой выселяют на улицу». Минчанка купила квартиру, а спустя время ее «отобрал» позапрошлый владелец – Недвижимость Onliner

Может ли мама отсудить долю в моей квартире, если они с отцом давали деньги на покупку?

У риелторов есть железный аргумент, который они любят припоминать людям, попавшим в сложную ситуацию с недвижимостью: если бы покупка или продажа осуществлялась через агентство, то сделка была бы чиста и прозрачна.

Минчанка Алеся так и поступила, купив квартиру с помощью риелтора, однако это не спасло ее от одновременной потери и купленной квартиры, и денег.

Ее ждал сюрприз: объявился не прошлый владелец квартиры и даже не позапрошлый, а его дочь с требованием вернуть жилье.

Алеся — мать 7-летней девочки. До злополучной покупки она долгое время жила с мужем в квартире в Шабанах. Как только на свет появилась дочка, семья начала копить на расширение площади — чтобы у ребенка была отдельная комната. В прошлом году семейный капитал наконец позволил потратиться на жилье. Было решено продать старую квартиру и купить новую. «Однушку» продали за $48 тыс.

— Начали подыскивать себе двухкомнатную квартиру. Главное условие покупки — отсутствие ремонта, шаговая доступность школы и поликлиники, так как ребенка укачивает в транспорте и далеко ездить нет возможности.

Новое жилье выбиралось долго и тщательно: варианты находились не те, что надо. Однажды на глаза Алесе попалось объявление о продаже «двушки» на проспекте Газеты «Звязда». Квартира продавалась через агентство.

— Мы с супругом приехали на просмотр квартиры, нас все устроило, близкие тоже одобрили. Оформлять квартиру при покупке решили на маму, ведь основная сумма денег была у нее. Да и родители боялись оформлять жилье на меня: я дважды подавала на развод, и в случае окончательного распада семьи супруг мог бы выразить претензии на квартиру…

В июне прошлого года мама Алеси заключила договор с прошлым владельцем — Анастасией. «Обновка» обошлась в $60 тыс.

— На тот момент в квартире никто не был зарегистрирован, лицевой счет был чист. Жилье было подготовлено к продаже риелторами. Мы поехали в РСЦ, переоформили квартиру на маму. Почти сразу мама оформила договор дарения на меня.

Первая тревожная весточка поступила от соседей при случайном разговоре. Они поспешили предупредить: по квартире были судебные тяжбы. Алеся заволновалась и, чтобы успокоить душу, на следующий день поехала в агентство.

— Выяснилось, что до нашей сделки был судебный процесс. Анастасия требовала снятия с регистрационного учета дочери предыдущего владельца — Анатолия.

До сделки агент об этом обстоятельстве умолчал, но после требования разъяснений переслал Алесе на почту решение городского суда. В нем значится, что Анастасия является собственником квартиры, а прошлый владелец и его дочь сняты с учета.

— Прочитав решение, я успокоилась. Квартиру мы купили абсолютно законно у собственника, и в ней никто не был прописан.

Ничто не предвещало беды. Деньги законно переданы прошлому владельцу, квартира законно куплена и оформлена, риелторы довольны заработком. Семья принялась делать ремонт, выделив на это $15 тыс.

— Залили стяжку по всей квартире, положили плитку, ламинат, поставили везде стеклопакеты, выровняли стены, заменили всю электрику, сантехнику, купили встроенную кухню, поставили встроенные шкафы, натянули потолки.

По словам Алеси, первоначально квартира была в ужасном состоянии: отсутствие ремонта, неприятный запах, на стенах трещины, ржавые трубы. Но этот «чистый лист» ее устраивал: в голове давно сидел образ новой квартиры по своему вкусу и разумению.

В декабре 2015 года Алеся внезапно получает повестку в суд и письмо с информацией: квартира арестована. Начались бесконечные судебные тяжбы.

— Оказалось, что Анастасия (прошлый, второй владелец) купила квартиру у Анатолия (позапрошлый, первый владелец), который в это время отбывал наказание за неуплату алиментов. Квартира досталась ему по наследству, но в ней была прописана его несовершеннолетняя дочь, которая при разводе родителей в 2001 году решением суда была оставлена с матерью и все время проживала с ней по другому адресу.

Регистрация дочки была формальной. Это доказала Анастасия в городском суде, который вынес однозначное решение: девочка должна быть снята с учета. Об этом говорят и справки из роддома, детского сада, поликлиники, школы. Местом проживания в этих справках значится только один адрес — адрес проживания матери.

Анатолий продал квартиру Анастасии и на вырученные деньги купил двухкомнатную квартиру на Минина. Он предлагал прописать туда свою дочь, но мать была против. Таким образом, Анастасия была вынуждена обратиться в суд для устранения препятствий к вступлению в право пользования квартирой. Но даже после этого, выходит, дочь первого владельца претендует на мою квартиру.

После множества заседаний суд вынес решение: установить факт ничтожности договоров купли-продажи между всеми владельцами, признать недействительность договора дарения между Алесей и ее мамой. Квартиру полагается вернуть Анатолию и зарегистрировать в ней его дочь. Анатолий должен выплатить Алесе 1 353 540 000 рублей.

— Дочь Анатолия с матерью хотят отсудить у меня мое единственное жилье. Они не имеют никаких имущественных прав на эту квартиру. Истребовать имущество имеет право только собственник, а они третьи лица, в квартире не жили и ни копейки в нее не вложили. Их исковые заявления содержат одни лишь желания проживать в нашей квартире.

Анатолий утверждает, что при продаже квартиры заручился устным согласием бывшей супруги на снятие девочки с регистрационного учета, а сейчас она заявляет, что такого согласия не давала.

Но по закону оно и не нужно, так как отец и мать, являясь равноправными родителями, могут выражать права их совместного ребенка. Достаточно согласия одного из родителей.

Это подтвердила на суде и нотариус, зарегистрировавшая сделку купли- продажи квартиры между Анатолием и Анастасией.

Представители органов опеки приходили ко мне домой, составили акт обследования квартиры, просили суд отказать в иске дочери Анатолия и защитить права моей несовершеннолетней дочери.

Но суд не учел этого… В 2013 году органы опеки тоже составляли акт по этой же квартире и вынесли решение, что она находилась в антисанитарных условиях.

Это же подтверждается и справкой из ЖРЭУ, в которой констатируется, что ребенок проживать там не мог. Эти справки также не были учтены судом.

Не указано, в какой срок он должен это сделать, не учтена сумма, потраченная мной на ремонт! Получается, что у Анатолия будет две квартиры: на проспекте Газеты «Звязда», которую он три года назад уже один раз продал, и на Минина, которую он приобрел на вырученные от этой продажи деньги…

Анатолий на суде говорил, что денег у него нет и возвращать он их не будет, потому как нигде не работает. Он не претендует на мою квартиру, так же как и Анастасия.

Однако решением суда Московского района города Минска он становится собственником, еще даже не выплатив мне деньги. А мы с ребенком будем выписаны на улицу сразу при переходе права собственности…

* * *

Алеся сидит с папкой документов в полном непонимании, что делать дальше. Девушка говорит: если бы она знала, что повлечет за собой покупка этой квартиры, то обошла бы объявление стороной. Дело случая: никогда не знаешь, к чему приведет то или иное действие. Как карточный домик разваливается будущее: Алеся лишается квартиры и, более чем вероятно, потеряет $75 тыс.

У Алеси есть масса вопросов:

— Почему Анатолий должен возвращать деньги? Ведь мы даже не знали о его существовании! Почему он, добровольно продав свою квартиру и выражая свое согласие со снятием с регистрационного учета своей дочери, которая там 15 лет не жила, вынужден платить по чужому счету? Он неплатежеспособен! На данный момент он даже нигде официально не работает!

Почему моя мама не может оставить за собой право на честно приобретенную собственность? Почему из-за такого решения мы сразу теряем право собственности и остаемся на улице без возврата нам денег? Просто по желанию третьих лиц! Получается, что через 15 лет после развода один из супругов может предъявить претензии на наследуемую собственность другого или их ребенок, став совершеннолетним, может требовать своей прописки в чужую квартиру? Это наше с дочкой единственное жилье. Мало того что нас лишают и денег, и квартиры, так нам еще присудили выплатить судебные издержки истцам. Почему так?

Подобных сделок по стране тысячи. Что будет, если каждая из них будет оспариваться таким образом?

Ответов на эти вопросы пока нет. Семья готовит кассационную жалобу в городской суд.

***

Купить или продать жилье в любой точке Беларуси можно с помощью сервиса Onliner.by. В базе данных — около 9 тыс. объявлений.

Источник: https://realt.onliner.by/2016/06/22/sud-zvezda

5 типичных ошибок при разделе имущества между супругами – МК

Может ли мама отсудить долю в моей квартире, если они с отцом давали деньги на покупку?

Развод по-русски: подводные камни

Тонкий момент

Развод в России хуже пожара: помимо потери имущества он зачастую приносит его участникам полное эмоциональное опустошение. Мой приятель недавно пережил сильный стресс. 10 лет назад он приехал в Москву по приглашению известной компании. Работал за троих, купил в рассрочку новостройку на окраине столицы и, наконец, женился на любимой женщине.

Но через некоторое время между супругами пробежала черная кошка, и они решили расстаться. В суде выяснилось, что, поскольку мужчина полностью рассчитался с застройщиком после свадьбы, супруга имеет законное право на часть квартиры. Хорошо, что женщина оказалась из порядочной московской семьи и отказалась от притязаний. В общем, парню повезло.

Если квартира в новостройке куплена в рассрочку супругом до вступления в брак, но взаиморасчеты с застройщиком были завершены уже после его заключения, муж или жена будут иметь право на долю в квартире, которая эквивалентна доплаченным уже в браке средствам. То есть не имеющий на первоначальном этапе никакого отношения к покупке супруг может претендовать при разводе на ту долю в квартире, которая соответствует оплате, произведенной в период брака.

«В судах часто рассматривают вопросы о том, с какого момента возникает право у супругов на имущество в новостройках — с момента внесения средств за него или с момента оформления права собственности.

Однозначно — с момента оплаты договора долевого участия или уступки права.

Если после такой оплаты дольщик зарегистрировал брак, а затем оформил право собственности, супруг на квартиру претендовать не может», — пояснил адвокат Олег Сухов.

Дорогая штукатурка

Нередко один из супругов пытается получить долю в новостройке, купленной до брака на средства другого супруга, с помощью «неотъемлемых улучшений» жилья.

В качестве аргумента чаще всего используется тот факт, что второй супруг после проведения капитального ремонта в квартире имеет те же права на квартиру, даже если право собственности на нее оформлено на владельца до вступления в брак.

Ведь оштукатуренные в квартире стены, проведенная электропроводка и прочие капитальные улучшения признаются совместно нажитым имуществом.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Ремонт должен быть подтвержден документально, то есть на руках у супруга или супруги должны быть договоры подряда на выполнение работ. Однако решить этот вопрос, как правило, не составляет никакого труда.

Даже постфактум строительные компании готовы оформить такой договор.

Важно отметить, что виды собственности, которые не признаются совместно нажитым имуществом (дарение, наследство или приватизация), переходят в категорию совместно нажитого имущества, если в данном объекте недвижимости был проведен капитальный ремонт в период брака.

Впрочем, шансы выиграть дело по таким основаниям невелики. «Требование о признании права на долю недвижимости — например квартиры — в счет сделанного в ней ремонта является распространенным заблуждением. В таких требованиях суды обычно отказывают», — сообщил адвокат.

Дар родителей

Сегодня часто, особенно в молодых семьях, родители одного из супругов дарят своим детям деньги на покупку квартиры.

Если данный объект недвижимости куплен в браке, то доказать в суде при разводе, что он был приобретен на деньги не семьи, а родителей мужа или жены, практически невозможно.

А значит, и та сторона, которая не вложила ни копейки в покупку, будет иметь право на 50% собственности при разводе.

«Споры с дарением денег и приобретением имущества очень специфичны, но просты. Так, если родители купили супругам имущество, оно считается совместно нажитым. А если подарили одному из супругов деньги на приобретение, то это должно быть нотариально оформлено, в противном случае суд откажет в признании индивидуальной собственности», — говорит адвокат.

Большая доля

Иногда кто-то из супругов хочет большую долю в совместной собственности. Например, указывая, что с ним остается проживать ребенок, или на том основании, что он больше вложил личных средств в ее покупку: собираются доказательства, подтверждающие, что на момент покупки квартиры у них уже не было семейных отношений, а значит, все вложения были их личными.

Однако доказать в суде, что в квартиру были вложены личные средства супруга, крайне сложно. И получается это редко, даже если второй супруг нигде не работает. Шанс появляется в том случае, если удастся доказать, что на покупку пошли личные средства, полученные до вступления в брак.

Коммунальная ловушка

При разделе имущества суд определяет порядок пользования совместным имуществом для супругов, то есть фактически какой комнатой может пользоваться только один супруг.

Особенно «интересна» такая практика для квартир, где нет двух изолированных помещений (студии, квартиры со свободной планировкой).

Преимуществом на проживание в изолированной комнате обладает супруг, прописанный в квартире и фактически проживающий в ней.

Если же оба супруга прописаны и живут в квартире, суд на свое усмотрение устанавливает порядок пользования. «В практике встречаются случаи, когда одному супругу выделяют комнату, а другому дается право на перепланировку с возможностью выделения для себя комнаты», — рассказывает директор Est-a-Tet Алексей Бернадский.

С его слов, по однокомнатным квартирам суды отказывают в определении порядка пользования, то есть супруги уже сами должны разбираться, кто будет проживать в квартире.

В любом случае совместная собственность для разведенных супругов, каждый из которых хочет проживать в ней, — это фактически коммунальная квартира, где у каждого своя комната, «запертая на ключ».

«Половина супружеских пар продает такое имущество, а другая половина — или безуспешно судится, или терпит жизнь в «коммуналке». Для нашей страны такая ситуация — буквально бич, почти все пары попадают в эту ловушку, и заранее никто свои риски не просчитывает, полагая, что брак будет «вечным» или все получится решить полюбовно при разводе», — говорит Бернадский.

По его мнению, главный вопрос всех имущественных споров между бывшими супругами — это дальнейшее использование совместной собственности, поскольку если им не удается договориться о продаже, то фактически два уже чужих друг другу человека обречены на совместное проживание в одной квартире.

«Продать долю в квартире практически невозможно, ее рыночная цена ничтожно мала — порядка 40% от половины стоимости квартиры (то есть если квартира стоит 8 млн рублей, то за долю в 50% можно получить только 1,6 млн рублей).

Причем эту сделку может оспорить в суде сособственник на основании ненадлежащего уведомления о продаже, ведь он обладает преимущественным правом покупки. Такими делами суды просто завалены», — заметил специалист.

Худой мир

По словам адвокатов, между бывшими супругами помимо недвижимости очень часто возникают споры по возврату кредитов, чаще всего ипотеки. «Суды устанавливают, кто взял кредит и на какие нужды он был потрачен. Если на семейные, то отдавать всем поровну.

Если только на нужды или имущество одного из супругов, то отдавать ему», — отметил Сухов. По его оценке, нередко в судах рассматривается и компенсация супругу половины стоимости проданного другим супругом имущества: «Если супруги фактически перестали жить семьей, т.е.

вместе, а в это время один из них, например, продал автомобиль, купленный в период брака, то половину его стоимости придется выплатить второму супругу».

Чтобы минимизировать риски имущественных споров, юристы советуют оформлять перед свадьбой брачный контракт, который способен заранее устранить все возможные споры при разводе. «Что касается алиментов, то здесь поможет соглашение об оплате алиментов.

Хотя договориться о его условиях очень сложно, а порой и невозможно, — признается Сухов. — Если хотите сэкономить нервы, время и деньги, во время развода лучше разделить имущество так, как положено по закону, или договориться по-хорошему на переговорах».

Еще один неплохой вариант — медиация (урегулирование спора при участии нейтрального, беспристрастного посредника-адвоката). Худой мир лучше хорошей войны.

Источник: https://www.mk.ru/economics/2016/09/19/5-tipichnykh-oshibok-pri-razdele-imushhestva-mezhdu-suprugami.html

Законовед
Добавить комментарий