Кто виновен в данном ДТП?

Группа разбора: в кромешной тьме иномарка налетела на «каблук» — выясняем, кто виноват

Кто виновен в данном ДТП?

Авария получилась драматичной из-за огромной разницы скоростей

Михаил Тюжин / .com

Эта авария на одной из трасс под Тюменью — страшный сон для любителей ездить в темноте, которые считают, что ночью и безопаснее, и быстрее. Владелец регистратора на Renault Logan мчался по трассе с ближним светом фар, когда возникло препятствие — «каблучок» Иж-2715. Затормозить, судя по всему, Logan уже не успевал, поэтому удар получился особенно сильным. 

Что делал на трассе кажущийся неподвижным Иж? Мнения расходятся: ГИБДД рассматривает версию о несоблюдении дистанции автором видео на Renault Logan. То есть предполагают, что Иж пусть медленно, но ехал. Ряд наших читателей склоняются к мысли, что «каблучок» стоял на трассе.

Представитель комитета по защите прав автомобилистов в Свердловской области Дмитрий Ларионов, посмотрев видео покадрово, пришёл к выводу, что Иж всё-таки двигался:

— За время, что автомобиль был в кадре, он проехал дистанцию, примерно равную длине разметочной линии, — объясняет он.

В этом случае водитель Logan позади обязан был соблюдать безопасную дистанцию. Но ведь очевидно, что Иж был как минимум провокатором аварии, а значит, возникает вопрос: есть ли легальные основания обвинить его в этом ДТП?

Пункт 10.5 Правил дорожного движения запрещает двигаться без необходимости со слишком малой скоростью, создавая помехи другим участникам движения.

Правда, этот пункт «мягкий», то есть за его нарушение не наказывают.

Да и сам факт необоснованной езды с малой скоростью трудно доказать: водитель всегда может сослаться, что замедлился, например, перед остановкой на обочине, которая в данном случае не запрещена.

От удара одну из машин выбросило в поле

Михаил Тюжин / .com

Но есть более весомый момент.

— У фургона явно что-то не так с задними габаритами: вероятно, грязные или даже нерабочие, — считает Дмитрий Ларионов. — С подобной «оптикой» наезды сзади — лишь вопрос времени. Влететь мог кто угодно.

Это обстоятельство юридически значимо, потому что пункт 2.3.1 ПДД прямо запрещает движение с негорящими (отсутствующими) задними габаритами в тёмное время суток. При этом водитель обязан проверить и обеспечить в пути исправность автомобиля.

— В общем-то, у нас вся нормативная база строится на том, что ночью любой объект на дороге должен быть обозначен и хорошо заметен, а если это невозможно — водитель должен быть предупреждён об этом, например, знаком аварийной остановки, — добавляет Дмитрий Ларионов.

Это обстоятельство может возложить часть вины на водителя фургона. Тем не менее с юридической точки зрения ответственность лежит и на авторе видео, потому что, помимо соблюдения дистанции, он должен был помнить очень коварный пункт 10.1 ПДД.

Тот в числе прочего требует от водителя выбирать скорость движения с учётом видимости. Проще говоря, в этом пункте зашифрована старая водительская мудрость «не вижу — не еду».

В темноте скорость должна быть такой, чтобы остановочный путь автомобиля не превышал длины светового пучка фар.

А в случае обнаружения опасности водитель должен тормозить вплоть до полной остановки — это тоже требование пункта 10.1 ПДД. То есть дотошное его соблюдение исключает аварии по описанному сценарию.

— Для точных суждений о возможности избежать ДТП данных недостаточно, — считает Дмитрий Ларионов.

— Надо знать скорость автомобиля с регистратором, и, если он не превышал, а опасность стала очевидной, когда водитель уже не располагал технической возможностью избежать ДТП торможением, водитель, ехавший позади, может быть признан и вовсе невиновным.

В иных случаях судом должна быть установлена его виновность в какой-то доле. Бросается в глаза, что водитель Logan как будто не тормозил вообще. 

После подобных аварий возможны два типа судебных тяжб. Если в аварии серьёзно пострадали или погибли люди, против виновника (или виновников) возбудят уголовно дело по статье 264 УК РФ.

Если же обошлось без членовредительства, одна из сторон может взыскать компенсацию за ущерб от ДТП в той части, которая не покрывается страховками.

И в рамках гражданского процесса виновность может быть распределена в пропорции, скажем, 60:40 или 90:10.

— На мой взгляд, это абсолютная вина фургона, но суд с этим вряд ли согласится, — считает юрист группы «Форлекс» Николай Попов. — Конечно, будут указывать, что водитель Renault Logan должен был двигаться с такой-то скоростью, с учётом дорожной обстановки в тёмное время суток. В таких делах суд обязательно спросит: а если бы это был не фургон, а человек? И тут всё становится понятно.

Николай считает, что водитель Renault Logan может снизить свою ответственность, если докажет, что фургон оказался на дороге не в результате каких-то непреодолимых обстоятельств (ДТП, поломка) и имел возможность обозначить себя на дороге, но не сделал этого.

В случае, если фургон всё-таки стоял, доля ответственности его водителя может быть значительно выше. При штатной остановке Иж должен был съехать на обочину, то есть за белую линию, обозначающую край проезжей части.

Если же остановка связана с форс-мажором, необходимо было включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки на расстоянии 30 метров (пункт 7.2 ПДД).

Здравый смысл же подсказывает, что вне зависимости от причины остановки в подобных условиях разумнее убрать машину с проезжей части.

Водитель автомобиля Иж выглядит провокатором аварии, который сделал всё возможное, чтобы подставить водителя позади. Но с точки зрения буквы закона автор видео всё же нарушил Правила, ехав «быстрее света фар».

Кто, на ваш взгляд, больше виноват в этом ДТП?

Источник: https://ngs55.ru/news/more/66251578/

Группа разбора: Opel летел на жёлтый, Datsun поворачивал налево

Кто виновен в данном ДТП?

После аварии оба автомобиля основательно разбиты

пресс-служба ГУ МВД по Волгоградской области

Сценарий этой аварии очень типичен: один из автомобилей поворачивает налево, второй — летит на жёлтый. Результат впечатляющий: от удара Datsun перевернулся, а в Opel Astra сработали подушки безопасности. Кто больше виноват?

: пресс-служба ГУ МВД по Волгоградской области

Datsun пропускал встречный поток, чтобы повернуть налево, но, когда загорелся жёлтый и Lada Largus в среднем ряду остановилась перед стоп-линией, Datsun поехал.

Строго говоря, даже при таких исходных данных нужно убедиться, что на встречной полосе никого нет.

Но здесь водителю Datsun обзор закрывал стоящий автомобиль, кроме того, жёлтый сигнал уже «догорал»: красный включился ещё до удара.

Водитель Opel Astra пытался проскочить, возможно, как следует разогнавшись, что сделало удар столь эффектным.

Недавние разъяснения Верховного суда РФ пояснили, что если один из водителей грубо нарушал, например ехал на красный сигнал светофора или по обочине, то при разборе ДТП можно считать, что у него не было приоритета.

— В конкретной ситуации постановление Верховного суда РФ не имеет значения, поскольку оно относится к грубым нарушениям. Здесь ситуация пограничная, поскольку один из участников проехал на жёлтый сигнал, — поясняет автоюрист Лев Воропаев.

Является ли жёлтый запрещающим? Формально — да, но пункт 6.14 ПДД допускает проезд, если при включении сигнала водитель не способен остановиться без экстренного торможения. И эта оговорка значительно усложняет разбор ситуации.

Как установить, имел ли водитель Opel Astra возможность остановиться перед стоп-линией без экстренного торможения? Лев Воропаев говорит, что для этого проводится автотехническая экспертиза, в ходе которой эксперт прямо отвечает на этот вопрос: да или нет.

— Но автотехническую экспертизу назначают не всегда, и в данном случае многое будет зависеть от травм, которые получили участники, — объясняет юрист.

— Если причинён средний или лёгкий вред здоровью, возбуждается административное дело за нарушение правил одним из водителей, и автотехническая экспертиза назначается редко — по опыту, в одном случае из пяти.

То есть решение в основном принимает сотрудник ГИБДД: грубо говоря, кому он напишет нарушение, тот и будет виновным.

Водителя Datsun извлекли из машины с большим трудом

пресс-служба ГУ МВД по Волгоградской области

Таким образом, водителя Opel могут обвинить в нарушении пунктов 6.13 и 6.14 ПДД, а водителя Datsun — пункта 13.4 ПДД. Лев Воропаев добавляет:

— Из практики чаще всего вину возлагают на того, кто поворачивал налево. Теоретически могут усмотреть нарушения в действиях обоих водителей.

Водители могут быть наказаны по статье 12.24 КоАП: за лёгкий вред здоровью грозит штраф до 5000 рублей или лишение прав на срок до полутора лет, за средний — штраф до 25 тысяч или лишение на срок до двух лет. Лев Воропаев при этом подчеркивает, что статью 12.24 КоАП не могут применить к самому пострадавшему, даже если его признают виновным в аварии.

Ситуация меняется, если травмы водителя Datsun посчитают тяжелыми: в этом случае возбуждается уголовное дело по части 1 статьи 264 УК РФ, максимальное наказание по которой — лишение свободы на срок до 2 лет.

— В этом случае автотехническая экспертиза, как правило, назначается: если выяснится, что водитель Opel имел возможность остановиться на желтый сигнал без экстренного торможения, он может стать виновным в аварии, — комментирует Лев Воропаев. — Правда, на моей практике эксперты чаще приходили к выводам, что водитель не имел технической возможности остановиться на жёлтый.

Юрист говорит, что параллельно будет исследоваться вопрос о нарушении пункта 10.1 ПДД, который требует от водителя при обнаружении опасности снизить скорость до полной остановки: эксперта попросят ответить и на этот вопрос.

А как быть со скоростью движения? Проскакивая на жёлтый, многие поддают газу, поэтому порой в самом деле не имеют возможности остановиться — слишком высока скорость. Попутно они отягощают последствия ДТП.

— Эксперты будут исходить из разрешенной скорости на данном участке, то есть оправдания из серии: «Я не успел остановиться, потому что ехал 200 км/час» — в данном случае не сработают, — поясняет Лев Воропаев. — Тормозной и остановочный путь будет оцениваться исходя из скорости, которая не выходит за рамки лимитов.

И, кстати, в городе предельная скорость — 60 км/час, а те самые +20 км/час, за которые вроде бы не штрафуют, при разборе таких аварий не служат оправданием.

Что получается в итоге? Если бы Opel проехал стоп-линию на красный, почти наверняка виновником ДТП признали бы его. Проезд на жёлтый вносит в ситуацию элемент неоднозначности, но, исходя из практики, с большей вероятностью виновным признают водителя Datsun.

Тем не менее маневр Opel опасен: автомобиль, шедший перед ним, остановился перед стоп-линей, а значит, это мог сделать и водитель «Астры».

Группа разбора: подрезал автобус, упали пассажиры — ищем виновника бесконтактной аварии

Кто виновен в данном ДТП?

Peugeot не просто резко перестроился: он пытался учить водителя автобуса

ООО «Третий автобусный парк»

Этот инцидент произошёл в конце ноября в Челябинске. Под автобус, на котором установлен регистратор, внезапно выскочил Peugeot 206. Водитель автобуса резко затормозил, и одна из пассажирок упала, получив травмы — её увезли в больницу. Может ли водитель «Пежо» стать виновником этой аварии, если столкновения между ним и автобусом не произошло?

: ООО «Третий автобусный парк»

В ПДД есть два основных критерия дорожного-транспортного происшествия. Во-первых, в нём должно участвовать транспортное средство, движущееся по дороге.

Во-вторых, нужны физические последствия: материальный ущерб, травмы или гибель людей. В данном случае, оба условия выполняются, то есть инцидент является ДТП.

И водители, причастные к нему, должны немедленно остановиться и заявить в полицию: при травмах людей система европротокол не действует.

В народе аварии, подобные этой, называют бесконтактными. Летом этого года Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что водитель может быть признан виновником бесконтактного ДТП, если стал его причиной. А если он умышленно скрылся с места аварии, ему грозит как минимум часть 2 статьи 12.27 КоАП — лишение прав на срок до полутора лет или административный арест.

Водитель также несёт гражданскую ответственность за причинённый ущерб, в том числе, с учётом статьи 1079 ГК РФ — она обязывает водителя компенсировать ущерб пострадавших пешеходам или пассажирам даже при отсутствии его вины, поскольку он управляет источником повышенной опасности.

Если пострадавшие в аварии люди получили тяжёлые травмы или погибли, скрывшемуся водителю грозит уже уголовное преследование: новая редакция «водительской» статьи 264 УК РФ действует с 2019 года и предполагает лишение свободы на срок до 15 лет (в случае нескольких погибших).

Но скрылся ли водитель? Бывают «очевидные» ДТП, например, когда манёвр одного водителя привёл к вылету чужой машины с дороги, а значит, побег с места аварии был намеренным. Но как быть в нашем случае, ведь водитель Peugeot объективно не мог знать о падении пассажира в автобусе и характере его травм?

— Одно время практика по таким ДТП была максимально жёсткой, — рассказывает автоюрист Лев Воропаев. — Например, часть 2 статьи 12.27 КоАП применяли к водителям машин, из-под колёс которых вылетел гравий, повреждая другой автомобиль. Потом Верховный суд РФ прекратил эту практику.

По словам эксперта, главным критерием является наличие умысла со стороны скрывшегося водителя.

— Если водителя найдут, мировые судьи, скорее всего, признают его виновным в оставлении места ДТП, — считает Лев Воропаев. — В судах высших инстанций он может побороться и, возможно, шансы неплохие.

Конечно, если он скрылся намеренно, то решение мирового судьи может выстоять вплоть до Верховного суда РФ.

В принципе, подрезая автобус, водитель Peugeot мог предполагать наступление таких последствий, как падение пассажира.

Представитель комитета по защите прав автомобилистов в Свердловской области Дмитрий Ларионов считает, что с точки зрения буквы закона оставление места ДТП водителем Peugeot не очевидно:

— Для наказания водителя нужна его вина, а у вины, согласно КоАП, бывают две формы — умысел и неосторожность, — поясняет он.

— С умыслом всё понятно, а неосторожность — это когда человек предвидел возможные последствия, но самонадеянно рассчитывал на их предотвращение, либо вообще не учитывал их, хотя должен был.

Так вот, при отъезде с места подобных ДТП чаще всего имеет место вторая форма неосторожности из серии «не заметил аварии». Скажем, водитель громко слушал музыку, шоркнул соседа на парковке и не заметил. Подлежит наказанию? Однозначно, хотя умысла и нет.

В данном случае, считает Дмитрий Ларионов, водитель Peugeot не мог предполагать, что его манёвр имеет такие последствия. 

Вообще по видео складывается впечатление, что Peugeot 206 не просто резко перестроился, но пытался «учить» водителя автобуса: сразу после манёвра он без явной необходимости затормозил. Но даже если аварийная ситуация была спровоцированной, для лишения водителя прав за оставление места ДТП нужно доказать, что он знал о последствиях своего манёвра и уехал намеренно.

После инцидента автобус резко замедлился посреди перекрёстка, а потом остановился, то есть водитель Peugeot мог заподозрить, что его манёвр привёл к неприятностям. Но Дмитрий Ларионов обращает внимание, что и водитель автобуса встал не мгновенно, то есть даже для него травмы пассажирки не были сразу очевидны. 

— Представим такой случай: оба сразу встали, водитель Peugeot подошёл к водителю автобуса, спросил, есть ли ущерб, водитель автобуса сказал что нет: окей, разъехались, — рассуждает он. — И тут подходит пассажир, говорит что упал и руку сломал.

Виноват ли водитель Peugeot в оставлении места ДТП? Однозначно нет. А чем случай на видео отличается от такого примера? Мы не знаем, смотрел ли водитель Peugeot назад, сделал ли он какие-то выводы исходя из действий водителя автобуса.

Но презумпция невиновности заставляет нас исходить из того, что он действовал без умысла. Водитель автобуса остановился и включил аварийку уже после того, как закончилось видео, и во многом именно потому, что сам не знал о последствия инцидента.

В таких условиях нет ни малейшей причины обвинять водителя Peugeot в оставлении места ДТП.

В любом случае ему грозит административное наказание по части 3 статьи 12.14 КоАП за нарушение правил маневрирования, а если травмы женщины подтвердятся, по статье 12.

24 КоАП за причинение вреда здоровью (вплоть до лишения прав). Если вред окажется тяжким, в ход пойдёт уголовная статья 264 УК РФ.

По гражданскому кодексу водитель Peugeot должен компенсировать ущерб пострадавшей женщине и автобусному парку, если простой машины привёл к убыткам.

Заслуживает ли водитель Peugeot наказание за оставление места ДТП?

Источник: https://59.ru/text/auto/66374758/

Группа разбора: так выглядит самый опасный сценарий ДТП на перекрёстке

Кто виновен в данном ДТП?

Nissan Murano сбил шесть человек, один из которых скончался

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Эта авария случилась недавно в Тамбове и стала самым обсуждаемым в соцсетях инцидентом. Такие ДТП типичны: один водитель поворачивает налево, второй пролетает перекрёсток на красный, они сходятся под острым углом и разлетаются, как бильярдные шары. В данном случае одна женщина погибла, пять человек попали в больницу. Кто из водителей виноват?

: пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

ВАЗ-2110 стоял в левой полосе, собираясь повернуть. Обзор ему частично перекрывал чёрный Hyundai Getz во встречной полосе.

«Десятка» не грубила: водитель дождался, когда на светофоре загорится красный, и начал манёвр, но в этот момент по встречной полосе летел Nissan Murano. Ситуация осложнилась тем, что Murano изначально ехал по левой полосе и уже на перекрёстке начал смещаться правее, чтобы объехать стоящий Getz. Его появление стало для водителя «десятки» неожиданностью.

Подобные ДТП спорны по своей сути, потому что доля вины есть на обоих водителях. Водитель ВАЗ-2110 нарушил требования пункта 13.4, который требует при повороте налево по зелёному сигналу светофора уступить дорогу тем, кто едет со встречного направления прямо или направо.

Интересна оговорка «по зелёному свету», которая вроде бы выводит за скобки ситуации, когда оба едут уже на красный, как в данном случае. Но даже так приоритета у водителя «десятки», на первый взгляд, не возникает: в случаях, когда очередность проезда не оговорена, пункт 8.

9 ПДД требует пропускать тех, кто приближается справа.

«Десятка» получила мощный удар в переднюю часть

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Но здравый смысл подсказывает, что водитель «десятки» хотя бы имел право завершать манёвр на красный (пункт 13.7 ПДД), тогда как лётчик на Murano допустил грубейшее нарушение — проезд на красный. В теории, конечно, при повороте налево нужно иметь в виду и такие риски и уступать, но кто виноват, если ДТП всё-таки произошло?

Летом этого года некоторую ясность в вопрос внёс Пленум Верховного суда РФ. Он разъяснил, что водитель, грубо нарушающий ПДД, лишается приоритета.

Поводом к такому решению стал разбор ситуации, отчасти напоминающей случай на видео, когда один из водителей объезжает пробку по обочине и выскакивает на перекрёсток в неожиданной манере.

Этот же принцип распространяется на ряд других ситуаций, включая нелегальный выезд на встречную полосу или пролёт на красный свет: даже если у второго участника аварии не было приоритета, вина ложится на того, кто изначально ехал в необоснованно грубой манере.

— Нарушитель преимущества не имеет, и на протяжении нескольких лет Верховный суд последовательно выносил аналогичные по своей сути решения, — объясняет автоэксперт Юрий Панченко. — Эта позиция нашла отражение в постановлении Пленума ВС РФ № 20 от 25.06.

2019, цитирую: «Водитель транспортного средства, движущегося в нарушение ПДД РФ по траектории, движение по которой не допускается, либо въехавший на перекрёсток на запрещающий сигнал светофора, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей отсутствует обязанность уступить ему дорогу».

Авария парализовала перекрёсток: движение организовали с помощью регулировщика

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Впрочем, позиция Верховного суда РФ не всегда отражается в полной мере в решениях судов низших инстанций, особенно «заинтересованных», и разбирательства по такому делу могут растянуться на месяцы и годы. Тем не менее официальная трактовка такова: нарушитель лишается приоритета.

Вне зависимости от степени вины оба водителя обязаны компенсировать пострадавшим пешеходам и семье погибшего расходы — этого требует статья 1079 ГК РФ. Часть расходов покроет ОСАГО, если водители имеют полисы: лимит в данном случае составляет 500 тысяч рублей на каждого пострадавшего.

Материальный ущерб оплатит водитель, которого признают виновным. Ему же грозит уголовное наказание по части 3 статьи 264 УК РФ: за гибель человека могут назначать реальный срок до 5 лет.

Кто, по-вашему, заслуживает уголовной ответственности за данное ДТП?

А если водитель летел на жёлтый

Вот очень похожее ДТП из Волгограда. Но есть важное отличие: здесь тёмный Opel пролетел стоп-линию на жёлтый сигнал светофора.

: пресс-служба ГИБДД по Волгоградской области

Разбор таких аварий сложнее и зависит в том числе от их последствий: если участники получили травмы или кто-то погиб, как правило, назначается автотехническая экспертиза, и тогда многое зависит от нюансов.

Например, от того, имел ли водитель Opel возможность остановиться перед стоп-линией без экстренного торможения: если не имел, пункт 6.14 разрешает ему движение.

В этом случае вина с большей вероятностью ляжет на водителя Datsun, который поворачивал налево.

: камеры компании «Интерсвязь»

Ещё одно очень похожее ДТП из Челябинска: здесь также водитель Datsun поворачивал налево и угодил под Toyota, которая ехала на жёлтый свет. Её откинуло на маму с ребёнком в коляске, и лишь по случайности обошлось без тяжёлых последствий. Логика разбора такой ситуации — как в предыдущем пункте.

Источник: https://63.ru/text/auto/66387178/

Группа разбора: смотрим, как выглядит самый опасный сценарий ДТП на перекрёстке

Кто виновен в данном ДТП?

Nissan Murano сбил шесть человек, один из которых скончался

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Эта авария случилась недавно в Тамбове и стала самым обсуждаемым в соцсетях инцидентом. Такие ДТП типичны: один водитель поворачивает налево, второй пролетает перекрёсток на красный, они сходятся под острым углом и разлетаются, как бильярдные шары. В данном случае погибла женщина, пять человек попали в больницу. Кто из водителей виноват?

: пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

ВАЗ-2110 стоял в левой полосе, собираясь повернуть. Обзор ему частично перекрывал чёрный Hyundai Getz на встречной полосе.

«Десятка» не грубила: водитель дождался, когда на светофоре загорится красный, и начал манёвр, но в этот момент по встречной полосе летел Nissan Murano. Ситуация осложнилась тем, что Murano изначально ехал по левой полосе и уже на перекрёстке начал смещаться правее, чтобы объехать стоящий Getz. Его появление стало для водителя «десятки» неожиданностью.

Подобные ДТП спорны по своей сути, потому что доля вины есть на обоих водителях. Водитель ВАЗ-2110 нарушил требования пункта 13.4, который требует при повороте налево по зелёному сигналу светофора уступить дорогу тем, кто едет со встречного направления прямо или направо.

Интересна оговорка «по зелёному свету», которая вроде бы выводит за скобки ситуации, когда оба едут уже на красный, как в данном случае. Но даже так приоритета у водителя «десятки», на первый взгляд, не возникает. В случаях, когда очередность проезда не оговорена, пункт 8.

9 ПДД требует пропускать тех, кто приближается справа.

«Десятка» получила мощный удар в переднюю часть

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Но здравый смысл подсказывает, что водитель «десятки» хотя бы имел право завершать манёвр на красный (пункт 13.7 ПДД), тогда как лётчик на Murano допустил грубейшее нарушение — проезд на красный. В теории, конечно, при повороте налево нужно иметь в виду и такие риски и уступать, но кто виноват, если ДТП всё-таки произошло?

Летом этого года некоторую ясность в вопрос внёс Пленум Верховного суда. Он разъяснил, что водитель, грубо нарушающий ПДД, лишается приоритета.

Поводом к такому решению стал разбор ситуации, отчасти напоминающей случай на видео, когда один из водителей объезжает пробку по обочине и выскакивает на перекрёсток в неожиданной манере.

Этот же принцип распространяется на ряд других ситуаций, включая нелегальный выезд на встречную полосу или пролёт на красный свет: даже если у второго участника аварии не было приоритета, вина ложится на того, кто изначально ехал в необоснованно грубой манере.

— Нарушитель преимущества не имеет, и на протяжении нескольких лет Верховный суд последовательно выносил аналогичные по своей сути решения, — объясняет автоэксперт Юрий Панченко. — Эта позиция нашла отражение в постановлении Пленума ВС РФ № 20 от 25.06.

2019, цитирую: «Водитель транспортного средства, движущегося в нарушение ПДД РФ по траектории, движение по которой не допускается, либо въехавший на перекрёсток на запрещающий сигнал светофора, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей отсутствует обязанность уступить ему дорогу».

Авария парализовала перекрёсток: движение организовали с помощью регулировщика

пресс-служба ГИБДД по Тамбовской области

Впрочем, позиция Верховного суда не всегда отражается в полной мере в решениях судов низших инстанций, особенно «заинтересованных», и разбирательства по такому делу могут растянуться на месяцы и годы. Тем не менее официальная трактовка такова: нарушитель лишается приоритета.

Вне зависимости от степени вины оба водителя обязаны компенсировать пострадавшим пешеходам и семье погибшего расходы — этого требует статья 1079 Гражданского кодекса. Часть расходов покроет ОСАГО, если водители имеют полисы: лимит в данном случае составляет 500 тысяч рублей на каждого пострадавшего.

Материальный ущерб оплатит водитель, которого признают виновным. Ему же грозит наказание по части 3 статьи 264 Уголовного кодекса: за гибель человека могут назначать реальный срок до 5 лет.

Кто, по-вашему, заслуживает уголовной ответственности за это ДТП?

А если водитель летел на жёлтый

Вот очень похожее ДТП из Волгограда. Но есть важное отличие: здесь тёмный Opel пролетел стоп-линию на жёлтый сигнал светофора.

: пресс-служба ГИБДД по Волгоградской области

Разбор таких аварий сложнее и зависит в том числе от их последствий: если участники получили травмы или кто-то погиб, как правило, назначается автотехническая экспертиза, и тогда многое зависит от нюансов.

Например, от того, имел ли водитель Opel возможность остановиться перед стоп-линией без экстренного торможения: если не имел, пункт 6.14 разрешает ему движение.

В этом случае вина с большей вероятностью ляжет на водителя Datsun, который поворачивал налево.

: камеры компании «Интерсвязь»

Ещё одно очень похожее ДТП из Челябинска: здесь также водитель Datsun поворачивал налево, угодив под Toyota, которая ехала на жёлтый свет. Её откинуло на маму с ребёнком в коляске, и лишь по случайности обошлось без тяжёлых последствий. Логика разбора такой ситуации — как в предыдущем пункте.

Источник: https://74.ru/text/auto/66386452/

Поворот налево и обгон = ДТП. Кто виноват?

Кто виновен в данном ДТП?

Анна Мазухина,
Эксперт Службы Правового консалтинга компании “Гарант”

Представим себе ситуацию: вы начали обгон, а в это время кто-то на впереди движущемся автомобиле поворачивает налево (ну, или наоборот – вы поворачиваете налево, а вам в бок влетает тот, кто в это время вас обгонял). Опустим неизбежные подробности того, что за этим следует, и перейдем к главному вопросу – кто же во всем этом виноват?

У сотрудника ГИБДД спрашивать бессмысленно – скорее всего, в справке о дорожно-транспортном происшествии оба водителя будут указаны как нарушители ПДД. Почему? Обратимся к ПДД.

С одной стороны, перед началом обгона водитель должен убедиться, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам движения.

При этом ему прямо запрещается выполнять обгон, если транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево (п.п. 11.1-11.2 ПДД).

С другой стороны, водителю обгоняемого транспортного средства запрещается препятствовать обгону посредством повышения скорости движения или иными действиями, при этом выполнение маневра поворота должно быть безопасным и не создавать помех другим участникам движения (п. 8.1 и п. 11.3 ПДД).

Как правило, установить на месте, что “было раньше – курица или яйцо” (то есть выехал ли обгоняющий в нарушение Правил на обгон уже после того, как второй участник начал поворот, или же наоборот – поворачивающий начал маневр, не убедившись, что он никому не помешает) практически невозможно (если, конечно, нет записи видеорегистратора (решение Раменского городского суда Московской области от 23 августа 2012 г., решение Фокинского районного суда г. Брянска от 31 авгутса 2012 г. по делу № 12-133/2012 ), или один из водителей не признает свою вину), поэтому обычно оформляющий дорожно-транспортное происшествие сотрудник ГИБДД указывает в справке о ДТП на нарушение Правил дорожного движения обоими участниками (п.п. 214-219 Административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утв. приказом МВД РФ от 2 марта 2009 г. № 185). В том, “кто виноват и что делать” водителям придется разбираться в группе разбора или в суде.

Как правило, в суде речь идет либо об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности (или приговора) в неисковом порядке, либо о “гражданском” иске того водителя или собственника, который считает себя “более правым”, к страховой компании и другому участнику дорожного происшествия. При этом следует помнить, что “административная” вина в нарушении ПДД и “гражданско-правовая” вина в причинении вреда – не одно и то же: решение органов ГИБДД о виновности (в административном смысле) является лишь одним из доказательств для суда, принимающего решение о возмещении вреда в соответствии с ГК РФ, и не имеет заранее установленной силы. Принцип возмещения “гражданско-правового” вреда такой: при причинении вреда при взаимодействии источников повышенной опасности он возмещается на общих основаниях, то есть по принципу ответственности за вину. При этом:

Причем даже если государственными органами к ответственности за нарушение ПДД привлечен только один из участников (например, если выезд на обгон либо поворот налево осуществлялись в запрещенной зоне, а второй участник вроде бы Правил не нарушал, или же административное производство в отношении второго водителя было прекращено по какому-либо основанию) вовсе не означает, что возмещать вред в гражданском порядке будет только этот участник – возможно установление в судебном порядке обоюдной вины водителей в причинении вреда.

В ходе разбирательства суды, как правило, признают вину обоих участников, хотя бывают и исключения. Так, Идринский районный суд Красноярского края в своем решении от 12 октября 2010 г.

по делу № 11-4/2010 (2-1-10) указал, что обгоняющий водитель при обнаружении опасности (в том числе – увидев начавшего пересекать траекторию его движения попутный автомобиль) должен немедленно прекратить обгон (видимо, вернувшись на свою полосу движения или остановившись), а если он этого не сделал – вина в ДТП лежит полностью на нем.

Похожее решение вынес Коломенский городской суд Московской области 1 июня 2012 год, указав также, что виновность установлена исходя из места столкновения – поскольку им является “левая полоса движения, что в совокупности с механическими повреждениями на обеих автомашинах, свидетельствует о том, что водитель уже заканчивал поворот налево, а водитель З. обгонял его, следовательно, виноват в ДТП З.”, при этом если бы столкновение произошло на середине проезжей части или чуть ближе к левой полосе, то, как пишет суд в решении, можно было говорить о виновности другого водителя, так как это свидетельствовало бы, что он, начав поворот, не убедился в безопасности своего маневра. Место столкновения и характер повреждений транспортных средств в иной ситуации – когда оно произошло в момент, когда обгоняющий в момент столкновения уже проезжал мимо автомобиля поворачивающего, “въехавшего” непосредственно в него, признаны судом основанием для признания виновным в ДТП именно поворачивающего, поскольку он “создал опасность и помехи для движения автомобилю, воспрепятствовав ему в завершении обгона своей машины” (решение Суда Еврейской автономной области от 13 января 2012 г.).

В другом случае суд установил, что у обгоняющего “не было технической возможности предотвратить столкновение”, поэтому возложил всю ответственность на поворачивающего (апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 22 января 2013 г. по делу № 33-28/2013).

В некоторых случаях суды при вынесении решения руководствуются выводами эксперта-автотехника о том, действия какого именно участника-нарушителя явились непосредственной причиной приведшей к возникновению ДТП (например, апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 августа 2012 г. по делу № 33-7978), и возлагают всю ответственность на него.

Установив вину обоих водителей в ДТП, суд может, не углубляясь в детали, счесть степень ответственности каждого из них равной и взыскать в пользу каждого участника половину от заявленных им требований (например, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16 января 2013 г.

№ 03АП-5670/12, решение Дедовичского районного суда Псковской области от 22 июня 2009 г. по делу № 2-84, апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 17 июля 2012 г. по делу № 33-1268).

В то же время существуют и более оригинальные способы определения степени вины каждого из водителей.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/mazuhina/5/

Экспертная оценка влияния скорости автомобиля на ДТП

Кто виновен в данном ДТП?

Превышение допустимого значения скорости движения транспортных средств в населенном пункте или вне его является самым популярным нарушением требований ПДД РФ. Водитель оправдывает самого себя, что движется так же, как и другие транспортные средства, но не учитывает, что скорость движения его автомобиля влияет на огромное количество факторов.

Во-первых, водитель автомобиля, движущегося с превышенной скоростью, должен иметь в запасе большее количество времени для реагирования на опасность, т.к. его остановочный путь заметно увеличивается. Подобного запаса времени в экстренной ситуации не бывает.

В таких ситуациях для оценки действий водителя устанавливается наличие или отсутствие причинно-следственной связи между превышением им установленного скоростного режима и фактом ДТП, ведь не любое превышение скорости приводит к дорожно-транспортному происшествию.

К сожалению, при таком исследовании, далеко не каждый эксперт сообщает, что даже в том случае, если причинной связи превышения скорости с фактом ДТП не установлено, то превышение скорости может все-таки находиться в причинно-следственной связи с наступившими в результате ДТП последствиями.

Приведем пример. Произошел наезд на пешехода в зоне действия дорожного знака с ограничением максимальной скорости в 20 км/ч, скорость же автомобиля перед торможением составляла 70 км/ч.

Экспертным путем было установлено, что наезд произошел бы как в случае движения автомобиля со скоростью 70 км/ч, так и при 20 км/ч даже при применении водителем экстренного торможения.

Пешеход неожиданно появился в поле зрения водителя, и водитель не успевал полностью остановить свое транспортное средство до достижения им линии движения пешехода.

В результате такой экспертизы данный водитель будет полностью оправдан, несмотря на превышение на 50 км/ч скоростного режима, так как у него не было технической возможность предотвратить наезд.

Но в данной ситуации редко какой эксперт укажет, что даже при отсутствии данной причинно-следственной связи с фактом ДТП, она, несомненно, имеется с результатом происшествия. Ведь одни последствия будут при наезде на пешехода на скорости 20 км/ч, а совсем другие – при 70 км/ч. Более того, при движении со скоростью 20 км/ч, хоть автомобиль и не мог полностью остановиться, при применении водителем торможения скорость была бы значительно ниже, а значит и повреждения на теле пешехода были бы менее существенными.

В подобных случаях рекомендуется следствию или суду при назначении автотехнической экспертизы ставить на исследование следующий вопрос: Какая была бы скорость транспортного средства в момент наезда при условии своевременного применения торможения и движения транспортного средства перед торможением с допустимой скоростью на данном участке? Разумеется, эксперт не сможет определить, какие были бы повреждения на теле человека в таком случае, но ответ на данный вопрос позволит суду и следствию провести более полный и всесторонний анализ обстоятельств ДТП и дать более объективную оценку действиям водителя.

Во-вторых, водитель, осуществляющий движение с превышенной скоростью, вводит в заблуждение других участников дорожного движения.

Например, пешеход, рассчитывая, что автомобиль движется с разрешенной скоростью, может полагать, что успеет перейти проезжую часть до того, как данный автомобиль его достигнет, то есть он будет ошибочно считать, что переход проезжей части будет для него безопасным.

При этом важно отметить, что оценить скорость автомобиля, находящегося на значительном удалении достаточно проблематично как пешеходу, так и другому водителю, тем более с учетом того, что видны в таких случаях очертания только передней части автомобиля, а в темное время суток и при ограниченной видимости – и вовсе только фары автомобиля. В подобном заблуждении может находиться и другой водитель, намеревающийся совершить маневр поворота и оценивающий расстояние до движущегося к нему по главной дороге транспортного средства. Ошибочно полагая, что другой участник дорожного движения соблюдает требования ПДД и движется с регламентированной скоростью, он будет считать, что успеет безопасно совершить свой маневр, не создавая помехи другому участнику. В большинстве случаев водитель, совершающий маневр, будет считаться виновным в данном ДТП, т.к. он не уступил дорогу другому водителю.

В подобных случаях рекомендуется на разрешение эксперта ставить следующий вопрос: Успевал ли водитель безопасно совершить маневр при условии движения другого участника с допустимой скоростью на данном участке? Если экспертом будет выяснено, что водитель успевал совершить маневр, то значит, он не создавал помех транспортным средствам, движущимся с регламентированной скоростью на данном участке.

Как видно, оценка действий водителя, нарушающего скоростной режим, может оказаться не такой простой задачей. Для ее верного решения должен быть проведен комплексный анализ всех обстоятельств ДТП, и что немаловажно, правильно подобраны вопросы на разрешение эксперта.

Проведенная экспертиза ДТП по результатам анализа представленных материалов сможет не только установить скорость движения автомобиля перед применением его водителем торможения, но и выявить причинную связь, при ее наличии, между действиями водителя по превышению скорости и дорожно-транспортным происшествием.

Решение данной задачи позволит суду или следствию принять объективное и обоснованное решение по факту ДТП.

Источник: https://sud-exp.ru/stat11.html

Законовед
Добавить комментарий