Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?

Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА

Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА

О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010.

Глава 13. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 209. права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2.

Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Статья 210. Бремя содержания имущества

Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Статья 211. Риск случайной гибели имущества

Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Статья 212. Субъекты права собственности

1. В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

2.

Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

3. Особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом.

Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности.

4. Права всех собственников защищаются равным образом.

Статья 213. Право собственности граждан и юридических лиц

1. В собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

2.

Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1 настоящего Кодекса.

3. Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

(в ред. Федерального закона от 03.11.2006 N 175-ФЗ)

4. Общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами.

Учредители (участники, члены) этих организаций утрачивают право на имущество, переданное ими в собственность соответствующей организации.

В случае ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется в целях, указанных в ее учредительных документах.

Статья 214. Право государственной собственности

1. Государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации – республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации).

2.

Земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью.

3. От имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации права собственника осуществляют органы и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

4. Имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа.

5. Отнесение государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном законом.

Статья 215. Право муниципальной собственности

1. Имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям, является муниципальной собственностью.

2.

От имени муниципального образования права собственника осуществляют органы местного самоуправления и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

3. Имущество, находящееся в муниципальной собственности, закрепляется за муниципальными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования.

Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2.

Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Статья 217. Приватизация государственного и муниципального имущества

Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

При приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим Кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.

Глава 14. ПРИОБРЕТЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Статья 218. Основания приобретения права собственности

1. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в результате использования имущества, приобретается по основаниям, предусмотренным статьей 136 настоящего Кодекса.

2.

Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам – правопреемникам реорганизованного юридического лица.

3. В случаях и в порядке, предусмотренных настоящим Кодексом, лицо может приобрести право собственности на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям, предусмотренным законом.

4. Член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Статья 219. Возникновение права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество

Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Статья 220. Переработка

1. Если иное не предусмотрено договором, право собственности на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов.

Однако если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя.

2.

Если иное не предусмотрено договором, собственник материалов, приобретший право собственности на изготовленную из них вещь, обязан возместить стоимость переработки осуществившему ее лицу, а в случае приобретения права собственности на новую вещь этим лицом последнее обязано возместить собственнику материалов их стоимость.

3. Собственник материалов, утративший их в результате недобросовестных действий лица, осуществившего переработку, вправе требовать передачи новой вещи в его собственность и возмещения причиненных ему убытков.

Статья 221. Обращение в собственность общедоступных для сбора вещей

В случаях, когда в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или в соответствии с местным обычаем на определенной территории допускается сбор ягод, добыча (вылов) рыбы и других водных биологических ресурсов, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных, право собственности на соответствующие вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу.

Источник: http://cikrf.ru/law/federal_law/zakon_94_51fz/razdel2.php

Истребование имущества из чужого незаконного владения. Сроки исковой давности

Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?

Глушко Ксения Леонидовна, юрист 2 класса

Ввиду того, что на сегодняшний день предметом различных сделок может быть имущество, которое выбыло из владения прошлого владельца незаконным путём, возникает масса споров об истребовании этого имущества из незаконного владения. При этом возникают вопросы относительно начала течения срока исковой давности, его продолжительности и перерыве.

Из обзора судебной практики Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, следует, что течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации приводит пример следующего дела по иску открытого акционерного общества, которое обратилось в суд с заявлением об истребовании автопогрузчика из незаконного владения обществом с ограниченной ответственностью. Иск был подан истцом в 2004 году. Требование истца мотивировано тем, что спорное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, было украдено у него в 1997 году, поэтому ответчик является незаконным владельцем и должен вернуть имущество истцу.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, утверждая, что о краже спорного имущества не знал, приобрёл его у специализированной торговой организации. Кроме того, ответчик заявил о применении срока исковой давности.

Истец против применения срока исковой давности возражал, с доводами ответчика об истечении срока исковой давности не согласился, поскольку, по его мнению, исковая давность по заявленному им требованию не истекла, так как о нахождении вещи именно у ответчика он узнал только в 2003 году. До этого момента истец не имел информации ни о месте нахождения автопогрузчика, ни о лицах, в чьём владении он пребывал, и поэтому был лишен возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал в связи с истечением срока исковой давности. Судом апелляционной инстанции решение нижестоящего суда было оставлено без изменения.

Принимая решения, суды сослались на статью 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой общий срок исковой давности установлен в три года.

В соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности начинается с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его право нарушено.

Кроме того, суды акцентировали внимание на том, что во время слушаний истец неоднократно пояснял, что о краже спорного имущества он узнал ещё в 1997 году. Следовательно, к моменту обращения в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения срок давности уже истёк.

Суд кассационной инстанции акты нижестоящих судов отменил, направив дело на новое рассмотрение ввиду того, что в силу статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признаётся срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

При этом защита права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чьё право нарушено, неизвестен нарушитель права — потенциальный ответчик.

Несмотря на то, что собственник лишился владения своим имуществом в 1997 году, срок исковой давности по требованию о его возврате начал течь лишь с момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика.

Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение, поскольку посчитал, что довод истца про обнаружение им имущества только в 2003 году не получил надлежащей оценки судами нижестоящих инстанций.

Также из обзора судебной практики Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, следует, что исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново.

Так, например, организация 16 декабря 2007 года обратилась в арбитражный суд с иском к некоммерческому партнёрству об истребовании имущества из его незаконного владения.

В соответствии с требованиями, предъявляемыми истцом, прицеп, принадлежащий организации на праве собственности, 12 мая 2004 года был передан обществу с ограниченной ответственностью во исполнение ничтожной сделки купли-продажи.

В июне 2004 года спорный прицеп был куплен предпринимателем, который 30 августа 2007 года безвозмездно передал прицеп ответчику.

Некоммерческое партнёрство заявило о применении срока исковой давности, поскольку по спору между организацией и предпринимателем судом вынесено решение, в соответствии с которым организации отказано в удовлетворении иска об истребовании спорного имущества ввиду истечения срока исковой давности.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, не применив исковую давность, поскольку прицеп поступил во владение ответчика 30 августа 2007 года и именно с этого дня начал течь срок исковой давности по иску об истребовании имущества из его владения.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении иска отказал ввиду того, что истец уже обращался в арбитражный суд с иском об истребовании спорного имущества к предпринимателю.

В ходе рассмотрения спора арбитражный суд установил факт истечения исковой давности по заявленному требованию.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковой давностью признаётся срок для защиты права по иску лица, чьё право нарушено. Организация своё право на защиту в рамках установленного законом срока не реализовала, а гражданское законодательство не содержит оснований для восстановления пропущенного срока на защиту права собственности при смене владельца.

В соответствии с указанной позицией были приняты и другие судебные постановления по искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения.

Так, например, Звениговское райпо обратилось в Арбитражный суд Республики Марий Эл с иском к индивидуальному предпринимателю об истребовании из его незаконного владения объекта недвижимого имущества — торгового центра со столовой и сельским магазином. К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено потребительское общество «Провой кундем».

Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 24.03.2010 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2010 решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворён. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 29.09.2010 оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В Высший Арбитражный Суд Российской Федерации были поданы заявления о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций. Общество «Провой кундем» и предприниматель просят их отменить, считая, что Звениговским райпо был пропущен срок исковой давности, течение которого следует исчислять с 04.04.2000.

В отзыве на заявления Звениговское райпо просит названные судебные акты оставить без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлениях, отзыве на них и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене по следующим основаниям.

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?674

Верховный суд разъяснил сроки давности при разделе имущества супругов

Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?

Важное разъяснение сделал Верховный суд, когда пересматривал спор бывших супругов о разделе имущества. Подобные дела всегда по определению сложны и конфликтны.

И, несмотря на то что, казалось бы, всем известно общее правило – все нажитое в браке мужем и женой делится пополам независимо от того, на чье имя записано добро, для граждан и судей в таких делах до сих пор остается немало вопросов и проблем.

Для семейных конфликтов подготовят статьи Уголовного кодекса

Одному из таких сложных моментов подобных споров и было посвящено решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Речь идет о сроках давности. Применительно к нашему варианту – сроке давности, в течение которого разведенные супруги могут предъявлять бывшей половинке претензии по разделу совместно нажитого имущества.

Решение, которое вынес Верховный суд по конкретному делу, может быть весьма интересным и для других граждан, попавшим в подобные “временные” ситуации. Поскольку в решении разъясняется, какие законы надо применять в аналогичных случаях.

Все началось с того, что гражданка принесла в суд иск к своему бывшему супругу о разделе общей квартиры. В зале заседаний истица заявила, что до 2009 она состояла в браке с ответчиком.

Пока они были семьей, купили однокомнатную квартиру, которую зарегистрировали на мужа. Теперь женщина просила половину от этой квартиры. Районный суд просьбу не уважил и в иске гражданке отказал.

Апелляция с таким решением полностью согласилась.

Отказывая в иске, суд первой инстанции заявил, что гражданка обратилась с иском слишком поздно: с момента развода до предъявления иска прошло больше трех лет. Выражаясь юридическим языком – пропущен предусмотренный статьей 38 Семейного кодекса трехгодичный срок исковой давности, что по статье 199 уже Гражданского кодекса является основанием для отказа в иске.

Суд запретил родителям ограничивать общение детей с бабушкой

Но когда истица дошла до Верховного суда, оспаривая такое решение местных судов, оказалось, что женщина права, а не правы местные суды. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила решение районного суда и велела это дело пересмотреть с учетом следующих моментов.

Так, Верховный суд заявил, что действительно в Семейном кодексе сказано: к требованию о разделе общего имущества супругов, брак которых был расторгнут, применяется трехгодичный срок давности. Но в статье 200 Гражданского кодекса записано, что течение этого самого срока давности начинается с того дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

По поводу сроков давности, напомнил Верховный суд, было специальное постановление пленума Верховного суда. Оно так и называлось: “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”.

И этот пленум специально подчеркнул – течение трехлетнего срока исковой давности для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента, когда брак прекратил свое существование. Так когда же брак считается расторгутым?

Напомним, брак считается законченным в день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. Это если бывших супругов разводили в ЗАГСе. А если брак распался по решению суда, то с того дня, когда это решение вступило в законную силу.

Так вот, пленум Верховного суда подчеркнул – течение срока давности при разделе имущества бывших супругов начинается не с момента, когда брак завершился юридически – печатью и подписью. А с того момента, когда бывший или бывшая узнали или должны были узнать о своем нарушенном праве.

В нашем случае, в районном суде было установлено, что квартиру супруги действительно купили в браке.

ВС: Родители обладают абсолютным приоритетом в воспитании детей

А значит, она по закону (статья 34 Семейного кодекса) – общая собственность. Но когда начался суд, истица неоднократно заявляла, что не требовала своей половины квартиры все прошедшие годы, так как была уверена, что она и так принадлежит ей.

И лишь спустя годы, когда у женщины возникла необходимость распорядиться своей долей, выяснилось, что бывший супруг и не планирует с ней что-либо делить. Пришлось идти в суд.

То есть до момента требования истица и не подозревала, что ей не отдадут ее имущество – половину квартиры.

Эти аргументы, которые есть в материалах дела, показывают, что с того момента, когда истица узнала о нарушении своих прав, и до обращения в суд прошло всего несколько месяцев и никакой трехлетний срок исковой давности гражданкой не нарушен.

А местные суды, рассматривая этот иск, неправильно посчитали сроки и не обратили внимание на объяснения бывшей супруги, что про свою долю в общем имущества она знала с момента развода и не подозревала, что ее право нарушено. Когда же она неожиданно поняла, что ей ее половину не отдают, то сразу пошла с иском в суд.

В итоге Верховный суд оба решения местных судов отменил. И объяснил почему – отказ женщине с формулировкой о пропуске трехлетнего срока давности противоречит Семейному и Гражданскому кодексам. Кроме того, оба решения местных судов также не учитывают разъяснений пленума Верховного суда.

Поэтому дело бывшей супруги местные суды будут пересматривать по новой с учетом тех замечаний, которые сделал Верховный суд РФ.

Такое толкование законов – Семейного и Гражданского кодексов показывает, что бывшие супруги могут предъявлять имущественные требования друг к другу даже спустя годы после развода и раздела общего совместно нажитого имущества. Если, конечно, смогут доказать, что лишь вчера узнали о своем нарушенном праве на него.

Источник: https://rg.ru/2015/12/08/suprugi.html

А что теперь с приобретательной давностью?

Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?

Недавно внесённые в законодательство изменения, которые касались 10-летнего объективного срока исковой давности, о котором я уже писал здесь (https://zakon.ru/blog/2017/01/29/tak_chto_zhe_s_10letnej_davnostyu), казалось бы, не имеют непосредственного значения для приобретательной давности. Однако при более детальном размышлении это оказывается не так…

История приобретательной давности в СССР и России весьма показательна с точки зрения борьбы двух подходов: идеи передела собственности и идеи прочности гражданского оборота. События, которые произошли после Октябрьского переворота 1917 г., фактически были одним из самых масштабных переделов собственности в человеческой истории.

Нормандское вторжение в Англию или конфискация имений дворян во времена Великой французской революции на нашем фоне выглядят скромно. Изъятие собственности дошло практически до каждого более-менее состоятельного человека, причём осуществлялось независимо от того, провинился он перед новой властью или нет.

Разумеется, и последствия такого изъятия были катастрофическими, но сейчас не об этом.

На фоне всеобщей национализации, когда гарантии частной собственности практически отсутствовали, начался робкий разговор о введении в СССР приобретательной давности – такого способа приобретения права, который опирается на идею прочности гражданского оборота. Вспомним статью Б.Б.

Черепахина «Приобретение права собственности по давности владения», которая вышла в 1940 г. в № 4 журнала “Советское государство и право”. Только что кончилась самая сильная волна репрессий, связанная с именем Ежова, а цивилисты начали призывать к введению приобретательной давности, пусть и в ограниченных пределах. Обсуждение подхватили А.В. Венедиктов и Ю.К. Толстой.

В результате идея приобретательной давности прочно укоренилась в правовом сознании.

При этом законодательство советского периода исключало малейший намёк на приобретение имущества по давности владения. В сталинский период применялась презумпция права государственной собственности, которая исключала какую-либо возможность частного лица стать собственником вещи, формально ему не принадлежавшей. Позднее, в соответствии с ГК 1964 г.

, главными формами социалистической собственности, подлежащей приоритетной защите, стали считаться государственная и колхозно-кооперативная собственность. Имущество, входящее в их состав, могло быть истребовано у всякого приобретателя, в том числе добросовестного, а государственное имущество к тому же – бессрочно, без какого-либо срока исковой давности.

Такое положение сохранялось до рыночных реформ начала 90-х годов, авторы которых задумались не только о создании частной собственности за счёт приватизации государственного и колхозного-кооперативного имущества, но и о гарантиях частным собственникам. Главной гарантией был равный подход ко всем собственникам, исключающий какие-либо привилегии некоторых из них (см. абз.

2 п. 3 ст. 2 Закона о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 г. № 443-1: «Установление государством в какой бы то ни было форме ограничений или преимуществ в осуществлении права собственности в зависимости от нахождения имущества в частной, государственной, муниципальной собственности и собственности общественных объединений (организаций) не допускается»).

Одновременно вводилось и приобретение имущества по давности владения как способ, направленный на обеспечение стабильности гражданского оборота (см. п. 3 ст. 7 Закона о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 г. № 443-1). Диктат государства, состоящий в присвоении себе необоснованных, по сравнению с другими собственниками, привилегий, тогда закончился.

Но этот период продлился, увы, недолго.

После короткого периода так называемой массовой приватизации вновь подняли головы сторонники передела собственности, на это раз в лице государственной бюрократии, слишком много терявшей из-за роста частного сектора. Хорошо помню слова некоторых чиновников тех лет: все хорошие помещения приватизированы, нечем распоряжаться…

Свою атаку они повели против “грабительской” приватизации, заручившись поддержкой Компартии. Идея стабильности гражданского оборота, незыблемости приобретённых прав была им глубоко противна. Они хотели перераспределять активы по своему усмотрению, а некоторые нормы права им явно мешали.

Поэтому началась медленная эрозия законодательства о собственности, сопровождавшаяся изменением судебной практики.

Конечно, концепция приватизация была порочна: подавляющее большинство людей не получило от неё никаких благ, а напротив, потеряло работу, вынуждено было переезжать, осваивать новые виды деятельности и т.д.

Это так! Но концепция приватизации и не могла быть иной в условиях, когда у людей не было денег оплатить приобретаемые объекты. Её на данном этапе не следовало реализовывать. Нужно было просто развивать частный сектор, – и деньги для выкупа бы со временем появились.

Но главное даже не в этом: те, кто воспользовался плодами критики приватизации, не вернули и не собирались возвращать их ни государству, ни, тем более, народу. Они забрали их себе.

Таким образом, ослабление защиты стабильности гражданского оборота имело целью перераспределение собственности из одних частных рук в другие. Простые люди как были, так и остались ни с чем.

Равный подход к любому собственнику и приобретательная давность, конечно, не были главными гарантиями стабильности гражданского оборота, препятствующими переделу собственности, но они были своего рода лакмусовой бумажкой, которая показывала, насколько эта стабильность велика.

Реквизиты приобретательной давности были сформулированы очень жёстко по отношению к давностному владельцу, ведь его добросовестность фактически могла существовать лишь тогда, когда он приобрёл вещь в собственность по внешне законному основанию, например, по недействительной сделке. Во всех иных ситуациях данный институт не работал.

К тому же начало течения срока приобретательной давности в ГК РФ 1994 г. был приурочено к окончанию срока исковой давности.

А поскольку в те времена действовала лишь 3-летняя субъективная исковая давность, начало течения срока приобретательной давности могло быть отодвинуто очень далеко от момента, когда формальный собственник утратил владение вещью.

Все зависело от того, как суд оценит, знал (должен был знать) собственник о нарушении своего права или нет. Если не знал и не должен был знать, 3-летняя субъективная исковая давность не течёт, а значит, не течёт и приобретательная давность. Какие только причудливые доводы ни приводили истцы в подтверждение того, что давность не текла.

И главное, суды часто с ними соглашались, особенно если имущество истребовалось в пользу государства.

В результате многие давностные владельцы боялись заявлять требования о признании за ними права собственности. Вдруг соответствующее имущество приглянется какому-то государственному должностному лицу и суд неожиданно решит, что исковая давность не текла. А заявитель, выходит, совершил добровольную «явку с повинной».

При таких обстоятельствах лучше подождать… Благо (или горе!), ждать пришлось долго, поскольку в судебной практике была сформулирована правовая позиция, согласно которой срок приобретательной давности при любых обстоятельствах не мог начаться раньше отказа от неприменения срока исковой давности для виндикации государственного имущества (т.

е. с 01 июля 1990 г.).

Такой отказ был обусловлен принятием Закона о собственности в СССР от 6 марта 1990 г. № 1305-1, с введением в действие которого была отменена ст. 90 ГК РСФСР 1964 г., см. п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г.

“О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”. Прибавим к этому 3 года исковой давности и 15 лет приобретательной давности для недвижимости (по ГК РФ 1994 г.).

В итоге приобретательная давность по любым требованиям, касающимся недвижимости, могла истечь не ранее 1 июля 2008 года.

Но вот 1 июля 2008 года наступило, а в суды в массовом порядке за признанием права собственности по давности владения заявители не пошли. В чем причина? Неужели объектов, которые можно приобрести по давности, очень мало? В СССР было много огородов, служебных наделов, иных земельных участков, которые выдавали во временное пользование, часто оформляя их плохо.

Советский Союз распался, многие организации этого не пережили, а люди продолжали земельными участками пользоваться, возводили на них строения, то ли временные, то ли капитальные, без должных оснований. Государственные предприятия от них не отставали, возводя хозяйственным способом здания и сооружения на своей территории.

Так что потенциальных объектов для давностного владения было немало.

Значит, давностные владельцы боятся себя раскрывать, обращаясь в суд? Или они уже давно легализовали строения с помощью иных правовых средств при “попустительстве” властей? Легализация строений очень затруднена, если они располагаются на земельных участках, для целей строительства не предназначенных. Даже если вы получили участок на законном основании, приобретательная давность тут может не помочь. Во-первых, потому, что отсутствует реквизит добросовестности в части, касающейся приобретения по давности права собственности на земельный участок. Во-вторых, легализации строений препятствовало то, что они обычно были самовольными постройками. Ведь даже если правовой режим земельного участка позволял его застройку, редко кто в те годы получал разрешение на строительство и согласовывал проектно-сметную документацию.

https://www.youtube.com/watch?v=i6W_jGRnKdY

Однако в процессе приватизации многие постройки государственных предприятий могли быть легко легализованы. Достаточно было оформить их планы в БТИ (бюро технической инвентаризации) и включить их в приватизационные документы, чтобы после приватизации они стали частной собственностью.

Что касается иных юридических лиц, то им могло бы помочь признание действительными сделок с нежилой недвижимостью, заключённых до введения процедуры государственной регистрации.

Такие сделки могли оформляться, скажем, с недействующими компаниями с целью создать видимость приобретения у них активов, и при “благосклонном” отношении регистрирующих органов служить основаниями для перехода прав. Никто не проводил исследований, много ли объектов попали в частную собственность таким образом…

Однако применительно к земельным участкам и жилым помещениям такой механизм легализации был крайне затруднителен. В части первых потому, что участки на начальном этапе не приватизировались, а передавались в собственность впоследствии путём выкупа.

Участки состояли на кадастровом учете в отдельной системе органов, и этот учёт был налаженным.

К тому же долгое время судебная практика придерживалась доктринального взгляда, согласно которому приобретение земельных участков по давности было невозможно в силу презумпции права государственной собственности на них (см.

мою статью «О презумпции права государственной собственности в России», опубликованную в журнале «Закон», 2016. № 6). В части вторых, сделки с жилыми домами (ещё в советский период), а после приватизации квартир, и сделки с последними, подлежали регистрации. Их трудно было легализовать через подставных лиц.

С учётом сказанного, можно сделать вывод о том, что в гражданском обороте оставалось немало объектов, которые можно было бы легализовать после 1 июля 2008 г. при помощи приобретательной давности. И причиной, по которой данный институт не использовался, были его дефекты.

Про обязательный реквизит добросовестности написано много, и повторять аргументы в пользу его отмены мне здесь не хотелось бы. Замечу лишь, что это главная причина неэффективности приобретательной давности как средства обеспечения прочности гражданского оборота.

Скажу о другом – о моменте начала течения срока приобретательной давности, который приурочен к окончанию срока исковой давности.

В условиях, когда действовал 3-летний субъективный срок исковой давности, который начинал течь, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, владелец задавненного имущества зависел от оценки судом обстоятельств дела.

И если речь шла об имуществе, которое потенциально могло вернуться в собственность государства, давностный владелец не без оснований опасался, что суд истолкует обстоятельства дела в том ключе, что не истёк срок не только приобретательной, но и исковой давности.

И тогда вместо приобретения имущества по давности произошло бы изъятие его в пользу государства. Вот почему давностные владельцы подчас и после 1 июля 2008 г. предпочитали “не засвечиваться”, обращаясь в суды.

Когда был введён 10-летний объективный срок исковой давности, у таких владельцев появилось больше уверенности.

Стала бессмысленной возможность переоценивать обстоятельства дела в том ключе, что 3-летний субъективный срок исковой давности не истёк, если прошло 10 лет с момента нарушения права. Объективный срок исковой давности гораздо труднее признать не истёкшим.

Однако с учётом изменений закона в связи с правовой позицией Конституционного Суда РФ 10-летний объективный срок исковой давности теперь истечёт не ранее 1 сентября 2023 г. Вернулась та ситуация правовой неопределённости, которая была ранее.

И владельцы задавненного имущества по-прежнему будут избегать его легализации, по крайней мере, до 1 сентября 2023 г. Вот так повлияло на приобретательную давность изменение момента начала течения 10-летнего объективного срока исковой давности.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/a_chto_teper_s_priobretatelnoj_davnostyu/57549

С какого момента начинает течь срок исковой давности по иску о разделе имущества супругов

Есть ли сроки давности по изъятию вещей после раздела имущества?
Прочитав вчера статью Федоровской Натальи Руслановны, решил изучить судебную практику по применению срока исковой давности по требованию о разделе имущества супругов.

Оказалось, что существуют различные подходы к определению момента, с которого начинает течь срок исковой давности, что ведет к тому, что судебная практика по данному вопросу не является единообразной. Причина наличия различных мнений проста.

Имеют место разногласия в понимании того, что в данном случае представляет собой нарушение права.

Обратимся к нормативной стороне вопроса. ч.7 ст.

38 СК РФ определяет, что к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. Из данной нормы следует, что исковая давность не применяется в случае наличия брака супругов, хотя они не лишены возможности разделить имущество в период брака.

ст.

195 ГК РФ понимает под исковой давностью срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. ст. 200 ГК РФ предусматривает, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Ключевой вопрос из данных норм заключается в том, чтобы определить какое право бывшего супруга и как оно должно быть нарушено, чтобы узнать о его нарушении.

Разберемся о каком праве идет речь.

Традиционно все иски делятся на иски о присуждении, иски о признании и преобразовательные иски. Какова природа иска о разделе совместно нажитого имущества, находящегося в совместной собственности супругов?

Из ч.1 ст.

254 ГК РФ следует, что раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них могут быть осуществлены после предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество. Таким образом, суд, рассматривая спор о разделе имущества между супругами, сначала определяет их доли, которые предполагаются равными (но могут не быть таковыми в случае отступления от принципа равенства).

В данном случае имеет место как раз преобразовательное исковое требование, так как совместная собственность супругов, благодаря решению суда, становится долевой собственностью, т.е. правоотношение преобразуется на основании судебного акта. Только после того как правоотношение преобразуется возможен раздел. Таким образом, иск о разделе имущества супругов имеет целью преобразовать правоотношение, а потом либо признать право или присудить компенсации.

ст.

38 СК РФ предусматривает: «Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов… В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке». Из содержания данной статьи следует, что после расторжения брака любой супруг может требовать раздела имущества и в случае спора обращаются в суд.

Иначе говоря, СК РФ исходит из того, что право одного из супругов нарушено в тот момент, когда он обращается к другому с целью преобразования существующего правоотношения (право совместной собственности продолжает существовать после расторжения брака), т.е трансформации права совместной собственности в право собственности каждого из супругов. Именно с данного момента должен исчисляться срок исковой давности. Приведу некую аналогию с обязательственными отношениями. Например, в договоре указывается срок исполнения обязательства. Если оно не исполняется в данный срок, то начинает течь срок исковой давности. Теперь предположим, что договором срок исполнения обязательства не определен или определен моментом востребования.

В данном случае ст. 200 ГК РФ предусматривает, что срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования.

Теперь, если перенести логику вышеизложенного подхода на рассматриваемый нами случай, то предъявление требования о разделе имущества будет аналогом момента востребования по обязательству, что подтверждает позицию понимания начала течения срока исковой давности с точки зрения действующего СК РФ. Судебная же практика показывает, что суды избрали иной подход к определению момента начала течения срока исковой давности. В частности Санкт-Петербургский городской суд в большинстве судебных актов демонстрирует следующее понимание. Приведу наиболее распространенное обоснование приминения сроков исковой давности на примере одного из кассационных определений (кассационное определение от 28.11.2011 N 33-17048/2011):

«Пунктом 7 ст. 38 СК РФ установлен трехлетний срок исковой давности для требований супругов, брак которых расторгнут, о разделе общего имущества. Указанный срок подлежит применению также к требованию о признании за одним из бывших супругов права собственности на имущество, зарегистрированное на имя другого, и об установлении общей долевой собственности на такое имущество.

Источник: https://pravorub.ru/articles/32747.html

Законовед
Добавить комментарий