Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

Минчане, чьи дома мешают «Минск-Миру»: «гараж не посчитали», «в квартиру не заходили», «дом-гостиницу оценили всего в $260 000» – Недвижимость Onliner

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

Владельцы частных домов, сносимых для строительства комплекса «Минск-Мир», «воюют» с властями уже давно. Они не готовы отдавать добротное жилье под бульдозер. А если уж отдавать, то только на хороших условиях. Сегодня Мингорисполком озвучил сумму компенсации, которую жители улицы Вильямса получат взамен сносимого имущества. Люди посчитали, что их обманывают, и готовы подавать в суд. 

Тяжбы со сносом частного сектора в районе аэропорта Минск-1 длятся уже достаточно долго. «У нас на улице пять человек за это время умерли», — огорчается местный житель. Но только сейчас власти озвучили суммы оценки домов. Около 15 человек собрались сегодня утром в здании Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома. Довольным не остался ни один собственник.

Первым отчет увидел владелец половины двухквартирного дома:

— Ко мне в квартиру оценщик даже не приходил, а мне уже говорят цену, которую я получу после сноса. За наш двухквартирный дом мы получим 2 миллиарда 40 миллионов рублей. Моих денег там половина. То есть я буду должен купить себе квартиру за $45 000! Поменять свой ухоженный частный дом на однокомнатную квартиру в старой хрущевке? 

В среднем квадратный метр жилой площади оценили в $1000, однако, по мнению владельцев жилья, это крайне мало.

— Только подумайте, какой абсурд: покупатель выставляет цену продавцу… Они просто называют цену, за которую мы должны отдать им свое жилье. А мы не согласны на такую цену, поэтому будем судиться и добиваться справедливости, — говорит один из них.

— А мне гараж не посчитали. Сказали, что на него отдельный техпаспорт нужен. А гараж соседки площадью 42 квадратных метра оценили в $800. Дорогие мои, нас обманывают, и никто нам помочь не может, —перебивают друг друга соседи.

— У меня в квартире прописано шесть человек, мне сказали, что на всех шестерых нам дадут трехкомнатную квартиру. Двухэтажный дом в 75 квадратов оценили в 1 миллиард 680 миллионов. Но у меня отделка какая! Паркет дубовый, итальянский котел, итальянские трубы двухслойные. Но никто же на это даже не посмотрел, — почти плачет пенсионерка. 

Владелец самого добротного коттеджа в районе, признанного лучшим домом города несколько лет назад, Михаил Малаш пришел узнать цену исключительно из спортивного интереса. Отдавать дом под снос он не намерен.

— У меня сотни видов субтропических вечнозеленых растений, два этажа, 220 квадратных метров, весь дом — дизайнерская работа. Это вообще для меня не дом, а способ творческой реализации. Мне за него предлагают 5 миллиардов 700 миллионов рублей, то есть примерно $260 000.

По сути, у меня четырехквартирный дом, а весь второй этаж используется как гостиница. То есть у меня коммерческая постройка, а живу я в собственной гостинице. Конечно, коммерческая недвижимость имеет совершенно другую стоимость, а власти хотят купить у меня гостиницу с ботаническим садом за $260 000. 

Интересно другое: они тратят миллионы долларов на снос нашего вполне приличного жилья. Когда застройщик отобьет эти деньги с таким падением цен на жилье и кризисом? Мы надеемся, что он просто откажется от этой идеи, когда поймет, во что вляпался, а мы останемся жить в своих домах. 

Одному из самых пожилых собственников на Вильямса за двухэтажный дом в 84 квадратных метра предложили $87 000.

— Я немного погорячился и сказал этим оценщикам, что мы так просто не уйдем. Есть миссия ООН, есть суд… Сначала придется вынести меня, только потом они мой дом снесут. Для них я человек третьего сорта, и это очень неприятно. Я так переживаю за это все, а уже ведь немолодой. Сейчас снова разволновался и давление подскочило, посмотрите, какого цвета лицо.

— У меня в войну тут убили всю семью, я одна осталась в этом доме. Меня отсюда немцы не выгнали, а сербы смогут [Dana Holdings — сербская компания. — Прим. Onliner.by]? Я инвалид второй группы, а мужу вообще ногу ампутировали, говорили, что дадут нам лишних 15 метров жилья из-за этого. И что вы думаете? — 84-летняя женщина складывает пальцы в оскорбительном жесте.  

По словам минчан, довольных оценкой жилья на Вильямса нет. Даже те, кто стремился переехать, передумали и не хотят отдавать дом за предложенные деньги. Собственники намерены подавать в суд сразу три иска.

Первый — на методику оценки домов. Второй — на то, что вместо четырех видов компенсации им предложили два. И третий — на нецелесообразность и неправомерность сноса частного сектора без согласия жильцов.

Источник: //realt.onliner.by/2016/02/08/minsk-mir-8

Указ президента против указа президента. Как минчанам компенсируют снос их домов

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

В редакцию обратился житель частного дома на улице Аэродромной со своей проблемой — его дом должны снести, участок забирает под свои нужды столица.

Взамен ему полагается денежная компенсация и земельный участок в Минском районе. Деньги дали, а вот участок приходится выбивать через суды. Оказывается, все, кому полагается участок, вынуждены идти в суды.

Чего люди могут добиться — изучал REALTY.TUT.BY.

В 2015 году Мингорисполком принял решение изъять для госнужд участок Владимира Яковлева по адресу: Аэродромная, 37а. В качестве компенсации владельцу выплатили 339,3 тысячи рублей (деноминированных). После этого Мингорисполком решил, что право собственности Яковлева на домовладение прекращено и он с семьей должен съехать из дома.

— Но мы не считаем, что наши имущественные права были реализованы полностью, — говорит Владимир Яковлев. — После того как в декабре 2015 года получил решение о предстоящем сносе, я обратился в Мингорисполком с заявлением о предоставлении земельного участка под строительство жилого дома в Минском районе.

Участок горисполком обязан предложить по указу № 58 взамен изымаемого. В законе говорится, что Мингорисполком обязан предложить земельный участок взамен изъятого в Минске вне очереди и без проведения аукциона в любом ином населенном пункте.

Но землю нам не выделили, аргументируя это тем, что в Минском районе нет свободных земельных участков. Мингорисполком уклоняется от выделения земли для строительства, ссылаясь на то, что в Минском районе участки можно купить лишь через аукцион.

Снять с аукциона участок и передать его мне власти не могут, так как это «повлечет существенные финансовые потери» для района и даже области.

Ответ Мингорисполкома

После такого ответа Владимир Яковлев отказался выселяться, а КУП «Гордорстрой» (организация, которой передавался земельный участок Яковлева для строительства дороги) обратился в суд Октябрьского района. Тот вынес решение о выселении Яковлевых, в том числе и малолетнего внука Владимира Яковлева, без предоставления другого жилого помещения. На основании того, что денежная компенсация уже выплачена.

Во встречном иске Яковлев указал, что ни он, ни члены его семьи другого жилья не имеют, а компенсационный участок для строительства дома так и не выделен.

— Нас всех выселяют на улицу, мы останемся без регистрации, — говорит Владимир, а без нее сразу появляется большое количество проблем для членов моей семьи. Например, паспорт я не смогу поменять, в техпаспорте автомобиля какой адрес будет поставлен? В какой поликлинике обслуживаться, если мы нигде не прописаны?

За городом я собирался построить новый дом, поэтому и согласился на денежную компенсацию за домовладение. Многие мои соседи выбрали компенсацию квартирами и уже переселились. Нам же выселяться некуда. Поэтому я направил встречный иск к Мингорисполкому о предоставлении мне земельного участка и временного жилья.

— Я не против того, что город развивается, строятся дороги, развязки. И мы не претендуем на участок в Минске. Были, например, участки в деревне Каменная Горка, но нам их не предлагали, как не предлагали и в ином другом месте. Мы готовы ехать в Заславль, но там тоже все участки аукционные.

На одно из судебных заседаний был приглашен сотрудник агентства по государственной регистрации и земельному кадастру, и он пояснил суду, о каких существенных затратах идет речь при снятии участков с аукциона. Оказывается, затраты на подготовку участка к проведению аукциона — 2−2,5 тысячи рублей.

Городской суд рассмотрел иск, но доводы Владимира Яковлева о том, что Мингорисполком уклонился от исполнения указа 58, не учел. И оставил в силе решение суда Октябрьского района. Тогда Владимир обратился в Верховный суд.

— Заместитель председателя Верховного суда рассмотрел нашу кассационную жалобу и вынес решение — отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда и отправить дело на новое рассмотрение.

Среди прочего судья Верховного суда указал, что «выводы судов сделаны на неполно исследованных доказательствах и не согласуются с материалами дела».

Поводом для нового рассмотрения дела стал и тот факт, что Минский городской суд «не проверил доводы Яковлева о том, что он согласился на получение денежной компенсации за сносимый дом с условием предоставления ему земельного участка в Минском районе для строительства дома». Также «не дана правовая оценка тому, что ни он, ни члены его семьи другого жилого помещения в Минске не имеют».

Есть в протесте судьи высшей судебной инстанции мнение по поводу ответов Мингорисполкома об отсутствии свободных участков: «Из материалов дела видно, что после принятия решения Мингорисполкома от 11.06.2015 о предстоящем изъятии земельного участка в декабре 2015 года Яковлев В.В.

обратился в Мингорисполком с заявлением о предоставлении ему равноценного земельного участка в Минском районе для строительства дома. В последующем Яковлев В.В.

неоднократно обращался с заявлением о предоставлении ему земельного участка, однако ему было отказано по причине того, что свободные земельные участки в Минском районе отсутствуют.

Однако из ответов Мингорисполкома следует, что земельные участки для индивидуального жилищного строительства в Минском районе имеются, однако они выставлены на аукцион. Между тем факт выставления земельного участка на аукцион не свидетельствует о его занятости».

Протест из Верховного суда

Получается, что Верховный суд указал на то, что фактически свободные участки в Минском районе есть, а то, что решением Миноблисполкома они признаны аукционными, не говорит о том, что их нельзя снимать с аукциона.

Впрочем, на повторном рассмотрении дела коллегия городского суда вынесла решение не в пользу Яковлевых и определила оставить решение суда Октябрьского района без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения. Это значит, что в ближайшее время в дом на Аэродромной могут пожаловать судебные исполнители.

— Эта вся возня рассчитана на то, что я в итоге плюну и откажусь от своих законных требований, — говорит Владимир Яковлев. — Но я на эти суды уже немало потратил: каждое присутствие адвоката на судебном заседании стоит полторы мои пенсии. На суды я уже потратил больше, чем обходится государству подготовка участка к аукционным торгам. Поэтому буду бороться дальше.

У меня чиновники спрашивают: а почему вы не купили до сих пор квартиру или дом за те деньги, которые вам выплатили в качестве компенсации? Но я же не спрашиваю их, как они свои зарплаты тратят. У меня другие планы, мне не нужна квартира, я хочу построить новый дом.

Ситуация, описанная Владимиром Яковлевым, не уникальна. Не один он пытается через суд реализовать свое право на компенсационный участок. Можно вспомнить историю сноса кирпичного коттеджа на Волгоградской. Там тоже приняли заявление о предоставлении участка, выплатили компенсацию за дом, но земли владелец так и не увидел.

В принципе, случаев, когда в Минском районе кому-то удалось получить землю для строительства, редакция не нашла. Потому что действует и другой президентский указ (№ 387 от 4 августа 2014 г.), а по нему в 50-километровой зоне от Минска участки без аукциона предоставлять запрещено.

Пресс-секретарь председателя Минского облисполкома Галина Трофименко объяснила REALTY.TUT.BY, почему не стоит рассчитывать на бесплатный компенсационный участок в 50-километровой зоне от Минска.

— 50-километровая зона вокруг Минска, в том числе и Минский район, — это аукционная зона. Участки продаются только через аукционы, цены на них могут вырасти до очень серьезных сумм. Бесплатно компенсационные участки могут предлагаться только в населенных пунктах в 55, 60 километрах от Минска.

Ни один человек — ни министр, ни президент — не имеет права на участок в аукционной зоне. За исключением нескольких участков для многодетных семей, я не знаю ни одного случая, чтобы землю кому-то выделили без аукциона.

И на моей памяти за снесенный дом в Минске участки в Минском районе не выделялись.

Источник: //realty.tut.by/news/offtop-realty/579285.html

Вс разъяснил права граждан в программе по расселению аварийного жилья

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

Расселение бараков и прочих плохо пригодных для проживания людей зданий – процесс сложный. Расселение нередко порождает конфликты жильцов аварийных квартир с чиновниками. Какие права есть в таком случае у будущих новоселов и какие у чиновников, разъяснила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Толкование норм закона высокой судебной инстанцией очень актуально, так как по статистике подобных исков немало по всей стране. Один из них – иск жительницы Якутска к городским чиновникам.

В суде гражданка потребовала от местной администрации предоставить ей в собственность жилье взамен того, что идет под снос. Истица рассказала, что многоквартирный дом, в котором она живет, распоряжением администрации города признан аварийным и подлежащим сносу.

Дом включен в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилого фонда. Но то жилье, что ей предложили, ее не устраивает.

В ответ на иск в суде чиновники рассказали, что администрация просто приняла решение изъятия квартиры истицы, так как все сроки расселения прошли, а женщина не переезжает. Выход, на их взгляд, – выселить. Истица же была уверена, что ей должны выделить “равнозначное занимаемому благоустроенное жилое помещение”.

Но городской суд Якутска принял решение не в пользу жительницы аварийного жилья и в иске отказал. Судебная коллегия Верховного суда республики поддержала коллег. Пришлось истице обращаться в Верховный суд РФ.

ВС разъяснил, как победить застройщика, сдавшего жилье с дефектами

В Верховном суде РФ спор изучили и с доводами гражданки согласились, так как, по мнению высокой инстанции, в деле “имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений”. Нарушения Верховный суд РФ нашел в решениях и городского суда, и в апелляции.

Вот что увидел в материалах дела Верховный суд. Наша героиня купила квартиру в доме в 2014 году. За несколько лет до этого здание было признано аварийным и попало в республиканскую программу переселения. Вместе с истицей в квартире была зарегистрирована ее дочь.

В документах суда есть распоряжение администрации города о выделении гражданке квартиры, куда она должна была переселиться. Это жилье давалось взамен “подлежащего изъятию для муниципальных нужд” квадратных метров в аварийном доме. Но истица не согласилась переселяться в предложенное жилье.

И захотела другую квартиру, оговорив, что жилье хочет “без дополнительной платы”. Городской суд, отказывая истице, исходил из того, что предоставление собственникам жилья взамен изымаемого “допускается только по соглашению с органом местного самоуправления”. А такое соглашение “достигнуто не было”, так как гражданка от предложенного помещения отказалась.

Апелляция с формулировкой отказа согласилась. А вот Верховный суд РФ оказался не согласен.

Сначала Верховный суд РФ напомнил жилищные права собственника в доме, который признан аварийным. Об этих правах написано в статье 32 Жилищного кодекса.

И там сказано следующее – в случае, когда собственник жилья в аварийном доме “не осуществили его снос или реконструкцию, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором стоит аварийный дом, для муниципальных нужд и соответственно об изъятии каждой квартиры в доме”.

Возмещение за аварийное жилое помещение, сроки и другие условия изъятия определяются соглашением с собственником.

Верховный суд РФ процитировал еще раз статью 32 Жилищного кодекса, в которой сказано – принудительное изъятие жилого помещения на основании решения суда возможно только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Другое жилое помещение взамен изымаемого в таком случае может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилье. Это опять Жилищный кодекс, статья 32.

Если жилой дом, признанный аварийным, включен в региональную программу по переселению, то собственник жилья в таком доме по закону “О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства” имеет право на предоставление другого жилого помещения в собственность либо его выкуп. При этом, подчеркивает Верховный суд РФ, собственник имеет право выбора любого из этих способов обеспечения его жилищных прав.

ВС разъяснил, когда нельзя строить торговый центр рядом с жилым домом

Вывод из всего сказанного Верховным судом РФ такой – наша истица по своему выбору имеет право требовать либо выкупа своего помещения, либо предоставления ей другого жилья в собственность.

Истица правильно известила администрацию города, что выбрала способ реализации своих жилищных прав, требуя предоставить другое жилье в собственность. От предложенного жилья гражданка отказалась.

Но вот что важно: этот отказ не является отказом от выбранного гражданкой способа реализации жилищных прав “в виде предоставления другого жилья в собственность”.

И вот что еще напомнил коллегам Верховный суд: вступил в законную силу отказ Якутского городского суда на иск администрации – принудительно переселить нашу героиню в то жилье, которое предложила администрация.

Вывод: по Закону “О Фонде содействия реформированию ЖКХ” у местной администрации “имеется обязанность” предоставить истице в собственность другое равнозначное благоустроенное жилье. Но местные суды при вынесении решения об отказе гражданке в иске эти положения закона не применили, хотя они “подлежали применению”.

И еще, в нарушение 196 статьи Гражданского кодекса якутские суды “ошибочно исследовали вопрос о наличии (отсутствии) оснований для внеочередного обеспечения истицы жильем по правилам 57-й статьи Жилищного кодекса, поскольку таких требований истица не заявляла”.

Источник: //rg.ru/2018/11/14/vs-raziasnil-prava-grazhdan-v-programme-po-rasseleniiu-avarijnogo-zhilia.html

«В столице нам места нет…» Минчанка попрощалась со сносимым домом, но не может смириться с неравноценной компенсацией – Недвижимость Onliner

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

Пока в Минске гремели истории сноса частной недвижимости и борьбы за ее сохранение, обитатели усадебной застройки Лошицы жили в томительном ожидании и надежде, что их пронесет. Не пронесло. И ладно если бы эта участь коснулась только ветхих домов, но к сносу приговорены добротные дома так называемой «деревни ученых». Один из них принадлежит семье Светланы Садовской.

Доставшееся по наследству «поместье» семья реконструировала за кредитные средства, которые предстоит выплачивать до 2046 года.

Пока соседи борются за сохранение частного уголка, Светлана практически смирилась и переключилась на другой вопрос: почему «сносимым» предлагаются взамен лишь квартиры и деньги? А как же равноценный дом в черте Минска (ведь такой пункт прописан в указе)?

«Деревня ученых» — это частные дома в границах улицы Чижевских, Лошицкого переулка и Лошицкого проезда, в которых живут потомки ученых, профессоров и преподавателей вузов Минска. Место оторвано от большого города, сюда приезжаешь, будто на дачу: тихо, лишь деревья шумят. Правда, с высоты второго этажа уже видны верхушки «мапидовских» серий, но они не в счет.

«Мои дети — это четвертое поколение живущих в этом доме»

Дом Светланы находится в Лошицком переулке.

— Все дома в этом переулке были построены в 1959 году, и первоначально участки выделялись ведущим сотрудникам института, созданного Вавиловым, — Светлана открывает стандартную для борцов за справедливость папку с документами.

— Мой дедушка был простым конюхом, участвовал в Великой Отечественной войне. У него была многодетная семья, он верой и правдой работал на благо страны. Участок он получил в 1958 году. Сюда он приехал со своими четырьмя детьми.

Получается, мои дети — это четвертое поколение живущих в этом доме. В 1994 году он был приватизирован на мое имя. Так пожелал дедушка, который умер в том же году.

Семья Светланы — также многодетная. В 2006-м, когда родился третий ребенок, было решено взять кредит для улучшения жилищных условий. Встала дилемма: построить новую квартиру или улучшить старый дом.

Ни один из членов семьи не хотел покидать гнездо: свой дом есть свой дом, он не сравнится с квартирой в десятках метрах над землей. Взятый кредит на реконструкцию предстоит выплачивать до далекого 2046 года. Первоначально дом имел общую площадь 60 метров и жилую 36 метров.

На данный момент общей площади — более 200 метров, жилой — 122 метра.

За кредитные деньги был достроен второй этаж, отремонтированы существующие помещения, облагорожен участок. Светлана подчеркивает: реконструкция — законная.

И вот после того, как строительные работы завершились, а дом был официально сдан в эксплуатацию (в 2008 году), семья внезапно получила письмо о том, что строения на улице подлежат сносу. И вот незадача: после сноса, выходит, выплата кредита продолжится, но выплачивать его будет уже не за что.

— Это было очень больно. Мы, естественно, пытались доказать, что нет необходимости сносить благоустроенные дома, находящиеся в собственности.

Мы провели большую работу, обращались везде, куда только можно было: телеканалы, газеты, интернет, не говоря о Мингорисполкоме и Комитете архитектуры. После шума поднялся вопрос о том, что, возможно, наш дом сохранят.

Для нашего района был разработан детальный план застройки, согласно которому дома остаются.

С 2010 года семья жила относительно спокойно, продолжала благоустраивать участок и даже не подозревала, что началась разработка нового детального плана застройки территории, согласно которому коттеджи все же подлежат сносу. Гром грянул в 2015 году в виде очередного письма о предстоящем сносе.

Было — стало. Как по щелчку пальцев меняется генплан

Немного фактов для понимания ситуации. Действительно, первоначально вместо частных домов в Лошице бескомпромиссно собирались построить многоэтажки.

Но после проведения общественного обсуждения предложения минчан были приняты и внесены в новый детальный план.

Согласно ему, в Лошице максимально сохранялась усадебная застройка (в том числе на Лошицком переулке) — благодаря заслугам жильцов. Так шли годы.

В 2015-м состоялось повторное общественное обсуждение. По мнению архитекторов, всего за несколько лет деревня утратила свою историческую ценность.

Решение о внесении изменений в градостроительный проект детального планирования жилого района Лошица было непоколебимым: на месте усадебной застройки появится район Лошица-5.

Как пояснили в УКС Ленинского района, речь идет о трех кварталах, насчитывающих порядка 20 домов.

Решение вызвало протест и сбор около 2000 подписей против сноса. Однако это никак не повлияло на планы градостроителей. В апреле 2017 года жители «деревни ученых» получили письма о сносе. Особо инициативные подали в суд на Мингорисполком: если однажды они уже отбились от сноса, почему бы не попробовать во второй раз?

«Это большая удача — жить в Минске в частном доме. Но ведь это все получено по наследству»

— У всех детей есть свои комнаты, — Светлана проводит экскурсию по дому. — Здесь — сын, здесь — младшая дочь, здесь — старшая. Это наша с мужем комната.

За всю свою историю семья скопила немало книг — ими заставлены стеллажи и на первом, и на втором этаже. Отдельная комната выделена для творчества: одна из дочерей занимается живописью. Здесь же — уголок для музицирования сына.

На заднем дворе обустроены сад, огород, зона отдыха и даже бассейн.

На террасе отдыхает кот Марис. В свободное время Светлана ухаживает за небольшим участком, на котором растут необходимые в хозяйстве овощи и ягоды.

— Я все понимаю. Это большая удача — жить в Минске в частном доме. Но ведь это все мое, получено по наследству.

И если у государства возникла необходимость у меня это забрать, то они должны дать мне равноценную компенсацию. Собственность граждан должна стоять выше коммерческих интересов.

Ладно когда сносится ветхий дом и люди рады переехать жить в XXI век. Другой вопрос — когда сносится благоустроенный дом.

«В генплане есть зоны усадебной застройки: в Зацени, на Цне, в поселке Радужный. Ответ таков: это не для вас»

Письмо Мингорисполкома от 6 апреля нынешнего года об изъятии земельного участка вежливо приглашает семью Садовских явиться в УКС Ленинского района и написать заявление о способе возмещения убытков: квартира, денежная компенсация или дом в любом населенном пункте Беларуси. Но в числе вариантов отсутствует равноценный жилой дом в черте Минска. Это и стало причиной судов, инициированных Светланой.

Собственница подала жалобу на решение Мингорисполкома в суд Московкого района, заседание которого состоялось 2 июня. В жалобе содержалась просьба предоставить выбор дома в черте Минска, но она была отклонена. В августе состоялась судебная коллегия в городском суде, который поддержал решение суда Московского района. Далее Светлана намерена обращаться в Верховный суд.

— Я знаю, что бороться за сохранение дома нереально, ведь новый детальный план уже внесен в генплан. Моя жалоба сейчас состоит в том, что Мингорисполком не предложил нам все возможные компенсации.

Согласно указу №58, одним из вариантов компенсации является равноценный дом с участком в пределах Минска. Мне говорят, что в столице нет свободных земельных участков.

Хотя в том же генплане имеются зоны усадебной, смешанной застройки: в Зацени, на Цне, в поселке Радужный.

Ответ таков: это не для вас, в Минске не предусмотрено домов для тех, кого сносят. Но ведь есть упомянутый указ №58, есть 44-я статья Конституции о том, что государство защищает частную собственность.

То есть если собственность приобретена законным путем, то она охраняется государством. У меня все законно: в 1994 году приватизировала дом, получив все разрешения, достроила, я плачу кредит, коммунальные.

Светлана размышляет: квартира никогда не может быть равноценной заменой частному дому. А денежная компенсация, по опыту других сносов в Минске, вполне вероятно, будет получена не в полном объеме. Дом оценен «Белгипроземом» в немалую сумму — $250 тыс.

— Особенно тревожно после заявлений представителей Мингорисполкома в суде: мол, где же мы возьмем столько денег, ведь покупать землю и отдавать ее нам невыгодно? Так разве можно Мингорисполкому не выполнять закон, потому что это невыгодно?!

Мне хотят предоставить дом за Минском. Но почему я должна переезжать из столицы, если я здесь работаю и здесь учатся мои дети? Я разве нарушила закон, что меня хотят выгнать из города? Нет. Но в Минске нам места нет…

— В суд пришли люди, которые хотели просто поддержать меня. Среди них была женщина, которая борется со сносом девять лет! Еще один мужчина — два года. Каждый день они ходят по инстанциям, собирают бумаги, стучатся к чиновникам. Они не живут… Я так не хочу. Это не моя жизнь. Я хочу уходить на работу и возвращаться домой, заниматься своими делами, радоваться успехам детей.

Укс ленинского района: в минске участков нет

В управлении архитектуры и строительства Ленинского района ответили однозначно: в Минске нет возможности предоставить участок для строительства взамен сносимого дома.

— Я знаю, что такая норма есть в указе, но даже в Минском районе есть сложности с предоставлением земельных участков, — рассказал заместитель начальника управления Денис Вихренко. — На территории Ленинского района однозначно не предоставлялись участки, у нас нет таких площадок. А в Минске… Такая практика была еще в 2015—2016 годах, но в 2017-м она уже неактуальна.

У юриста УКС Ленинского района мнение такое же:

— В указе №58 написано: если есть объективная возможность. Что же делать, если объективной возможности, подтвержденной генеральным планом города, нет? В Минске участков нет. Решением Мингорисполкома №1130 такие способы реализации имущественных прав не определены.

Не раз упомянутый указ пояснил юрист Сергей Зикрацкий:

— Указ президента Республики Беларусь №58 от 2 февраля 2009 года «О некоторых мерах по защите имущественных прав при изъятии земельных участков для государственных нужд» предусматривает право гражданина, у которого изымается дом и земельный участок, получить по его выбору в собственность либо квартиру типовых потребительских качеств, либо денежную компенсацию в размере рыночной стоимости дома, но не менее размера затрат, необходимых для строительства равноценного жилого дома.

В случае выбора гражданином права на получение в собственность квартиры общая площадь предоставленной квартиры должна быть не менее общей площади подлежащего сносу жилого дома.

Если собственник согласен, может быть предоставлена квартира и меньшей площади, но в любом случае площадь квартиры должна быть не меньше общей площади, определяемой исходя из расчета 15 кв. м на собственника и на каждого члена его семьи, зарегистрированного в подлежащем сносу жилом доме.

Если же рыночная стоимость предоставляемой квартиры меньше рыночной стоимости сносимого дома, гражданин имеет право на получение также денежной компенсации в размере данной разницы.

Упомянутый указ также предусматривает право гражданина на строительство или поучение в собственность нового дома, а также право на перенос и восстановление сносимого дома. Однако в указе прямо указано, что реализация этих прав возможна только при наличии объективной возможности, подтвержденной генпланами городов и градостроительными проектами детального планирования.

Оценку такой объективной возможности должен дать суд. Насколько мне известно, в Минске в последнее время не было ни одного судебного решения, которым суд признал наличие такой объективной возможности. Поэтому в Минске граждане фактически вынуждены выбирать из двух прав: либо квартира, либо денежная компенсация.

Выходит, строчка об участке в Минске взамен в указе есть, но фактической пользы она не несет.

Источник: //realt.onliner.by/2017/08/16/v-minske-mesta-net

Дадут ли вместо одного дома две квартиры?

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

Если дом маленький, а людей много

– Елена Алексеевна, здравствуйте!

– Добрый день!

– Мы живем в частном доме, который идет под снос. Дом маленький, 44 квадратных метра, а зарегистрировано в нем 8 человек, в том числе 4 собственника. Что мы сможем получить взамен?

– Площадь жилья, предоставляемого взамен, будет рассчитываться так: каждый собственник и каждый зарегистрированный в вашем доме имеет право на 15 квадратных метров общей площади, то есть новое жилье должно быть площадью 120 квадратных метров.

Об этом говорится в указе президента №58 «О некоторых мерах по защите имущественных прав при изъятии земельных участков для государственных нужд», который вступит в силу с 1 мая 2009 года.

Раньше такого права не было, жилье предоставляли равнозначное.

– А моя семья из 4 человек может получить отдельное жилье?

– Вы можете просить у исполкома отдельную квартиру площадью 60 квадратных метров, но по указу №58 обязанность выделения вам нескольких квартир не предусмотрена. Хотя, в случае невозможности предоставления собственнику одной квартиры, их может быть предоставлено несколько.

– Спасибо.

– Кого будут учитывать при выделении взамен квартиры: тех людей, которые зарегистрированы на момент принятия решения о сносе дома, или тех, кто будет зарегистрирован в момент, когда дом пойдет под снос? Жена моего брата сейчас не зарегистрирована, но хотела бы это сделать. На нее положено 15 метров или нет?

– Она может зарегистрироваться, законодательством это не запрещено. Необходимо будет дополнительно проинформировать об этом исполком, и тогда на нее тоже выделят 15 метров.

Если дом большой, а хозяйка – одна

– Я живу одна в доме, который будут сносить. Слышала, что по закону взамен должны предоставить помещение из расчета 15 метров на человека. Но у меня дом в 10 раз больше, чем эти 15 метров! Что мне предоставят взамен?

– Вы имеете право на предоставление взамен квартиры равнозначной площади, то есть 150 квадратных метров. Ухудшить ваши жилищные условия не могут. На меньшую площадь вы можете согласиться только при условии выплаты вам денежной компенсации. Это новшество, которое заработает с 1 мая.

– А если мой дом будут сносить до 1 мая?

– Тогда будет действовать старое правило – по 15 метров на человека.

– Я имею право именно на квартиру? А дом мне могут дать?

– Вы можете выбрать либо предоставление взамен квартиры, либо строительство нового жилого дома, либо перенос старого (но перенести могут только сруб), либо денежную компенсацию.

Есть особенность расчета денежной компенсации: ваш дом должен быть оценен по рыночной стоимости, но денежная компенсация должна быть не меньше, чем затраты, необходимые для строительства равноценного жилого дома или квартиры.

Если в квартире никто не прописан

– У меня в собственности квартира площадью 50 квадратных метров, в ней живут мои дети, но никто не прописан. Как будут учитываться мои права на собственность в случае сноса дома?

– Если в квартире или доме никто не прописан и если в случае сноса вы выберете право на получение взамен квартиры, вам выделят жилье той же площади.

– Я живу в однокомнатной государственной квартире, она не приватизирована. Зарегистрировано в ней 4 члена семьи. Это значит, что мы получим по 15 метров на человека?

– Нет, поскольку квартира не приватизирована, вы получите взамен квартиру, равную по площади той, которую вы сейчас занимаете.

Нужно ли доплачивать за лишние метры?

– Если мне полагается квартира площадью 60 метров, а для меня найдут, например, 70, то лишние 10 метров мне дадут бесплатно или за них нужно будет доплачивать?

– Если ваш исполком не найдет квартиру ровно 60 квадратных метров и предложит вам жилье большей площади, то вам не придется ничего возмещать. Но только в том случае, если такое жилье предоставлено не по вашей просьбе. А вот если вы сами попросите исполком предоставить вам квартиру больше, то тогда, конечно, вам нужно будет доплатить.

– Может ли дом или квартира, которую мне предоставят, быть по цене меньше, чем тот дом, в котором я живу сейчас? И смогу ли я в этом случае получить разницу?

– Если рыночная стоимость сносимого дома будет больше, чем предоставляемого, то, конечно, вам должны будут доплатить разницу.

– Кто и как будет оценивать мой дом, который идет под снос?

– Его будут рассчитывать по рыночной стоимости, которая будет равна рыночной стоимости аналогичных объектов, не подлежащих сносу. Оценивать квартиру будет независимый оценщик после решения о предстоящем сносе.

Если у каждого свой вход, то и квартиры положены отдельные

– У моего мужа в частном секторе половина дома в частной собственности, вторая половина у его родного брата, у них отдельные техпаспорта. Им дадут общую квартиру или отдельные?

– Вход в дом один или у каждого свой?

– Вход один.

– Если дом не разделен, то речь идет о долевой собственности. В этом случае как люди, имеющие доли в праве на дом, ваш муж и его брат получат общее жилье такой же площади соразмерно своим долям.

Либо могут выбрать денежную компенсацию. Хотя если площадь дома большая, то вы можете попросить две квартиры. Но исполком не обязан их предоставлять.

А вот если бы в доме было два отдельных входа, тогда каждому из собственников полагалось бы по квартире.

– Я живу в частном доме площадью 82 квадратных метра, разделенном на три доли. Три собственника не являются близкими родственниками. Получим ли мы при сносе отдельные квартиры? Зарегистрировано в доме 6 человек. У меня жена и ребенок.

– То, что вы являетесь дольщиками, не предполагает необходимости давать вам отдельную квартиру. В новой квартире вы будете иметь те же доли, что имели в доме. Вы можете вести с исполкомом речь о том, чтобы вам предоставили отдельную квартиру площадью 45 квадратных метров, но обязанность предоставлять вам такую квартиру в законодательстве не предусмотрена.

– Получается, нас опять всех поселят всех вместе? И мы будем жить в одной квартире с чужими людьми? А какой смысл тогда сносить?

– Но вы ведь живете сейчас в квартире с чужими людьми. Кто вам запрещает разъехаться? А смысл сноса в том, чтобы там построить на месте вашего дома что-то другое и предоставить вам взамен равноценный объект, а не улучшить ваши жилищные условия.

Если сносят барак

– Я из Орши, живу в бараке 1950 года постройки, он приватизирован. Мне сказали, что его снесут. Зарегистрированы в нем я, моя дочь и мой отец. Если мне будут предлагать такой же барак, могу ли я отказаться и взять денежную компенсацию?

– Вам не могут предложить барак. Вы имеете право на получение квартиры типовых потребительских качеств взамен сносимого жилья. Площадь предоставляемого жилья будет рассчитываться исходя из того, что на каждого, кто зарегистрирован, должно приходиться по 15 квадратных метров.

– Что можно предпринять, если я буду не согласен переехать в то жилье, которое предоставит мне исполком?

– У вас есть право обратиться в суд. В соответствии с указом №58, граждане освобождены от уплаты государственных пошлин при рассмотрении споров в судах и в органах прокуратуры.

Источник: //www.kp.by/daily/24271.4/466661/

Из аварийного жилья на улицу? Правила расселения вызвали у граждан шок

Дадут ли квартиру или денежную компенсацию при сносе дома, в котором у меня одна из квартир?

За последнюю неделю в редакцию нашего издания обратились десятки петрозаводчан, проживающих в аварийных домах, попавших в новую программу расселения на 2019-2025 годы.

Собственники квартир получили письма из городской администрации, в которых их просили до 1 мая 2019 года определиться, хотят ли они получить денежную компенсацию или согласны на переезд в другое благоустроенное жилье.

Так как никакой конкретики в письмах не было, граждане попытались выяснить в администрации Петрозаводска, где им могут предоставить квартиры взамен старых. Люди испытали настоящий шок, когда им сообщили, что, скорее всего, придется переехать в район Сулажгорского кирпичного завода.

Именно там планируется строительство домов для переселенцев.  

Перспектива переезда на городскую окраину, где толком даже движение общественного транспорта не налажено, меркнет перед другим новшеством: собственникам квартир из аварийных домов, скорее всего, придется доплачивать за новую квартиру или соглашаться на скромную денежную компенсацию. 

Заместитель главы Петрозаводска, руководитель комитета ЖКХ Юлия Мизинкова рассказала о том, какие изменения произошли в правилах предоставления жилья гражданам из аварийных домов.    

С 2019 года, объяснила председатель комитета ЖКХ, стартовал второй этап программы по переселению граждан из аварийного жилого фонда. Его реализацию планируется завершить в 2025 году. В программу попали дома, признанные аварийными с 1 января 2012 до 1 января 2017 года.

В Карелии должны расселить 636 аварийных домов, где проживают 9107 человек. В Петрозаводске под расселение попали 1942 человека из 737 квартир. В собственности у граждан находится 431 квартира, остальные – это муниципальный фонд.    

Принципиально условия программы изменились для тех, у кого квартира находится в собственности. Заместитель главы Петрозаводска рассказала, что собственникам на выбор будет предложена или денежная компенсация, равная рыночной стоимости жилья по результатам проведенной оценки, или другое жилое помещение. 

Но разницу между рыночной стоимостью их жилого помещения и стоимостью нового жилья, которая утверждена программой из расчета 40 145 рублей за квадратный метр, собственникам придется доплатить,

– сказала Мизинкова. 

Данное условие зафиксировано в приказе (№ 65/пр) Минстроя России от 31 января 2019 года «Об утверждении методических рекомендаций при разработке региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилого фонда». Органам местного самоуправления рекомендовано разъяснить гражданам условия, сроки переселения, порядок изъятия жилых помещений, размер денежной компенсации за изымаемые жилые помещения.      

В случае если размер возмещения за изымаемое жилое помещение ниже стоимости планируемого к предоставлению жилого помещения, гражданам рекомендуется разъяснить возникновение доплаты разницы в стоимости жилых помещений, порядок расчета такой доплаты, разъяснить порядок предоставления жилого помещения на условиях осуществления гражданами доплаты за предоставляемые жилые помещения,

– сказано в приказе Минстроя России.

Очевидно, что в большинстве случаев рыночная стоимость квартир в аварийных домах будет незначительной и, скорее всего, гражданам, выбравшим вариант предоставления новой квартиры, придется доплачивать. 

Те, кто проживает в муниципальном жилье, квартиры аналогичной площади получат без всякой доплаты. Но в данном случае у людей не будет никакого права выбора – где приобретут квартиру или построят дом, туда и придется переезжать. 

– Правда ли, что петрозаводчан будут переселять в район Сулажгорского кирпичного завода? – спросила я у Юлии Мизинковой. 

– Это не совсем справедливая информация. По условиям программы, мы не можем предлагать жилье за пределами города. Это единственное условие. Наша задача найти земельные участки в черте города, где можно было бы начать строительство.

Земельный участок в районе Сулажгорского кирпичного завода – это один из возможных вариантов. Параллельно рассматривается район улицы Белинского. Мы изучаем все альтернативные варианты. Возможно, часть квартир мы будем приобретать на вторичном рынке.

Все будет зависеть от тех площадей, которые нам придется расселять, – сказала Юлия Мизинкова. 

При этом, по ее словам, возможности земельного участка в районе кирпичного завода таковы, что там можно полностью реализовать действующую программу по расселению граждан.

– Что будет с людьми, которые в перспективе могут оказаться в районе кирпичного завода? Как они будут добираться до школ, детских садиков, поликлиник, работы? 

– Сначала нам нужно определиться с земельным участком. После этого мы будем обсуждать создание необходимой инфраструктуры. Когда мы переселяли граждан в район новой Древлянки, была похожая ситуация.

Граждане категорически отказывались туда ехать. Напомню, что в район проезда Морозный общественный транспорт вообще не ходил. Люди ко мне приходили и говорили, что не хотят туда переезжать.

Сейчас микрорайон развивается, там сегодня совершенно другая ситуация, – заметила Мизинкова.    

С целью уточнения необходимых объемов строительства собственникам жилья были направлены письма с просьбой определить, хотят ли люди получить денежную компенсацию или рассчитывают на предоставление квартиры. Юлия Мизинкова заверила, что это предварительная информация и юридических последствий для собственников иметь не будет.

Другими словами, до подписания договора с администрацией гражданин может передумать и выбрать тот вариант, который ему кажется более выгодным. Очевидно, что сделать выбор до проведения оценки стоимости их жилья гражданам будет очень сложно.

Они просто не будут знать, смогут ли в случае получения денежной компенсации купить себе хоть какое-то жилье.  

Руководитель комитета ЖКХ сообщила, что оценку рыночной стоимости жилых помещений, которые будут расселять в 2019-2020 годах, планируется провести в конце мая – начале июня. После этого собственники квартир в аварийных домах получат официальные документы и смогут понять, какая перспектива их ожидает и придется ли им доплачивать из собственного кармана за новую квартиру. 

Откровенно говоря, разговор с Юлией Мизинковой меня ошарашил. Пока не нашла соответствующий приказ Минстроя России, я в глубине души не верила, что наше де-юре социальное государство решится на столь опасный шаг.

Фактически тысячи семей могут оказаться на улице вместе с несовершеннолетними детьми и престарелыми родителями.

Как вообще чиновникам пришло в голову проводить рыночную оценку квартир, в которых жить можно только с риском для жизни и здоровья? Что они хотели оценить – качество бревен, внутри которых труха и грибок? Или это такой циничный способ сэкономить на самых бедных, превратив их в бомжей?

Я думаю, что представителям власти рано или поздно придется отвечать на эти вопросы.

 
Говорят, что на уровне Госдумы и правительства России обсуждается возможность предоставления субсидий тем, кто сможет доказать, что не в состоянии оплатить разницу в стоимости квартир.

Но это пока только разговоры. Реальность диктует иные «правила выживания». Одна из наших читательниц, услышав, что ее ждет, расплакалась: 

Я не знаю, что нам делать. А моя соседка – 80-летняя бабушка. Ей-то куда идти? Что ее ждет?”

Я тоже не знаю, какое будущее уготовано тем, кто так надеялся на программу расселения. Зато очень хорошо помню, как через суд расселяли дома рядом с Гоголевским мостом.

Тогда даже наличие несовершеннолетних детей, которые из-за скудности денежной компенсации могли лишиться крыши над головой, не смягчило сердца чиновников и судей. Я позвонила одной из участниц того расселения.

Татьяна рассказала, что на полученную компенсацию в 900 тысяч рублей семья не сумела приобрести себе другое  жилье. 

Источник: //ptzgovorit.ru/shortread/iz-avariynogo-zhilya-na-ulicu-pravila-rasseleniya-vyzvali-u-grazhdan-shok

Законовед
Добавить комментарий