Что мне может грозить за нанесение удара полицейскому, если мне 18 лет?

Правозащитник оценил действия полицейского, ударившего женщину в живот: «Должен ответить» – МК

Что мне может грозить за нанесение удара полицейскому, если мне 18 лет?

«Ради чести мундира должны найти этого сотрудника»

За установление имени этого полицейского была объявлена награда и, якобы, он уже известен журналистам. Но в МВД заявляют, что названный полицейский к инциденту отношения не имеет. Есть ли перспектива того, что правоохранительные органы сами найдут и накажут своего сотрудника? Об этом «МК» поговорил с известным адвокатом и общественником Дмитрием Аграновским.

Адвокат Татьяна Молоканова, которая сейчас защищает Дарью Сосновскую, 12 августа сообщила на своей странице в , что вместе с подзащитной они подали заявление в Следственный комитет.

Как значится в заявлении, Сосновская в день митинга примерно в 20 часов 10 минут вышла из магазина на улице Забелина и увидела, как сотрудники полиции волокут человека, выворачивая ему руки. Сосновской показалось, что задержали инвалида, она и прокричала полицейским: «Отпустите инвалида!». Но те не отреагировали.

Сосновская, якобы, пошла себе дальше, но вскоре увидела, что полицейские «в шлемах, масках, касках, бронежилетах и с дубинками» бегут в ее сторону. Она остановилась, прижалась к стене дома. Но полицейские схватили ее, больно заломив руки за спину.

У Сосновской упали очки. Она утверждает, что крикнула полицейским, чтобы они их подняли, но те потащили ее к автозаку. По дороге у одного из полицейских выпала из рук дубинка.

Как предполагает Сосновская, полицейский из-за этого на нее разозлился и ударил ее кулаком в живот.

Позже, когда Сосновскую помещали в автозак, ей был нанесен еще один удар – по голове. После задержания у Сосновской, по ее словам, болел живот, голова, ее тошнило. Она обратилась в травматологию, и там у нее диагностировали ушибы мягких тканей головы и грудной клетки справа.

Адвокат Молоканова считает, что в действиях сотрудника полиции «могут усматриваться признаки превышения должностных полномочий с применением насилия, оружия или специальных средств».

этого возмутительного инцидента сняли и разместили в Сети сразу несколько свидетелей. Найти и наказать бойца, применившего грубую силу к хрупкой женщине, потребовали многие известные личности. Среди них — Тина Канделаки, Яна Рудковская, Егор Крид и Сергей Лазарев.

Поскольку лицо полицейского, ударившего Сосновскую, скрывал шлем, его практически «объявили» во всенародный розыск.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков опубликовал в соцсетях объявление о том, что тот, кто раскроет личность этого полицейского, получит награду в 100 тысяч рублей. Позже сумма обещанной награды выросла до 150 тысяч рублей, которые пообещали добавить и авторы проекта «Сканер».

И вот в понедельник телеграмм-канал Baza сообщил, что имя разыскиваемого сотрудника удалось установить. По данным канала, Сергей Цыплаков служит в 5-м батальоне 2-го оперативного полка ГУ МВД по Москве. Как сообщалось в телеграмм-канале, у него есть аккаунт в соцсетях. Но когда с ним попытались связаться, все фотографии из аккаунта были удалены.

Информацию о личности этого сотрудника, якобы, «слили» журналистам его коллеги. При этом от вознаграждения вся цепочка вроде как отказалась в пользу Дарьи Сосновской — дескать, деньги ей нужнее.

Между тем, в ГУ МВД по Москве заявили, что сотрудник по фамилии Цыплаков никакого отношения к избиению Дарьи Сосновской не имеет. Там пообещали разобраться в произошедшем, найти виновного и наказать.

С вопросом, грозит ли, действительно, полицейскому наказание, и какое, «МК обратился к адвокату Дмитрию Аграновскому.

-Как минимум, дисциплинарное, – говорит адвокат. – Я уважаю презумпцию невиновности, но из кадров видео мне как юристу, как представителю общественности и как гражданину, не понятно, какая была необходимость применять такое насилие к этой женщине. Я считаю, что применение силы в данном случае было избыточным. Здесь необходимо тщательное расследование.

-Если выяснится, что полицейский виновен, ему может грозить уголовная ответственность?

-Да, может. Закон ведь един для всех. И, раз есть наказание для демонстрантов, которые вышли незаконно на мероприятие, оно должно быть и для полицейских, если они этого заслуживают.

-Журналисты, вроде бы, выяснили личность этого полицейского. Но в московской полиции причастность названного сотрудника отрицают. Думаете, там все-таки назовут виновного?

-Есть такое понятие, как честь мундира. Я считаю, что здесь, защищая честь мундира, необходимо найти этого сотрудника. И задать ему вопрос, почему он именно так обошелся с этой гражданкой. Это ведь не вытекало из ситуации. Не видно, чтобы женщина оказывала сопротивление такое, которое бы обуславливало применение к ней такого насилия.

Мы все исключительно уважаем сотрудников ОМОНа, полиции, когда они борются с террористами и задерживают опасных преступников. И сейчас найти полицейского и объяснить его поступок, или наказать за нарушение, необходимо самой полиции для того, чтобы на будущих несанкционированных акциях народ воспринимал полицейских более адекватно, а не как каких-то сатрапов и палачей.

-То есть, для полиции разобраться в произошедшем — дело чести?

-Конечно. В данном случае, говоря европейским языком, применение насилия и государственных мер принуждения, было непропорционально ситуации. И, поскольку привлекают к ответственности демонстрантов, это дело будет под пристальным вниманием прессы, в том числе, зарубежной, и Европейского суда. Вот и хотелось бы, чтобы оно стало образцом законности.

-Сейчас у вас какое общее впечатление от того, как расследуются дела последних протестных акций?

-Пока я вижу, что парня, у которого диабет, не заключили под стражу. Хотелось бы, чтобы и остальных не заключали. Меня, конечно, не послушают, я уверен. Но я все равно посоветовал бы это дело не обострять.

Если есть возможность – не избирать такие жесткие меры пресечения. А если дело дойдет до приговоров, не назначать вот эти ужасные, нелепые сроки, как это было с «Болотным делом».

Я, к слову, хочу напомнить, что по Болотной площади, мы выиграли практически все дела в Европейском суде по правам человека, с которыми туда обращались.

-Какие компенсации назначил суд осужденным по этому делу и за что?

-Все, кто обращался, получили компенсации в среднем по 12,5 тысяч евро. Судом, в том числе, было установлено, что в отношении демонстрантов были применены непропорциональные меры государственного воздействия.

-Как вы думаете, полицейские действуют так жестко, потому что получили такую установку от начальства?

-Сомнительно. Я не думаю, что им специально говорили: давайте, бейте. Да еще и под камеры. Скорее, дело в том, что у нас в государстве вообще есть такая установка во всем: жестче поступишь — проблем не будет. А если проявил какое-то снисхождение, то будут проблемы, придется объясняться — а не ангажировали ли тебя? А может, тебе взятку занесли?

И я думаю, что этот полицейский просто не особо задумывался о последствиях. Вы же знаете, что зачастую у нас привлечь полицейских к ответственности сложно. Если взять «Болотное дело» и одного из моих подзащитных, Дениса Усевича, то у него вся спина была исполосована следами от полицейских дубинок. Мы пытались инициировать расследование. Но оно закончилось ничем.

-Может, сотрудники чувствуют себя безнаказанными, поскольку они действуют анонимно? Предлагают крупными буквами набивать их личные номера на шлемах и форме. Как думаете, это будет способствовать законности?

-Во многих странах, которые мы до недавнего времени считали развитыми, у каждого сотрудника полиции есть какие-то документы, жетоны или другие материалы или знаки, которые позволяют его идентифицировать совершенно однозначно. А иногда на такие разгоны они надевают специальные камеры для того, чтобы можно было зафиксировать их действия. И я не понимаю, почему у нас нужно разгонять демонстрантов анонимно?

Это же не террористы. Избыточное применение насилия со стороны власти у нас – это вообще отдельная большая тема. Нам часто говорят: а на Западе вон как разгоняют. Но, во-первых, там ведь демонстранты – это настоящая армия. Посмотрите как они экипированы, как они организованно действуют. У нас ведь такого нет. Нет организованных демонстрантов в касках, масках, которые бросают шашки.

А во-вторых: да, там разгоняют жестко. Но после этого санкции к демонстрантам минимальные. Там «болотных» процессов не устраивают, которые длятся по два года и отравляют обстановку в обществе.

Да, государство — это институт, обладающий монополией на насилие. Но именно поэтому применение насилия со стороны государства должно быть безукоризненным. И тогда люди будут это одобрять и этому подчиняться. Поэтому, я считаю, что тщательное расследование сейчас необходимо для того, чтобы в будущем насилие государства было легитимным и оправданным.

Читайте на злобу дня: “Кулаком в живот женщине: почему в московской полиции служат садисты”

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/08/12/pravozashhitnik-ocenil-deystviya-policeyskogo-udarivshego-zhenshhinu-v-zhivot-dolzhen-otvetit.html

Два года за один удар. Репортаж с суда по делу о дорожной драке, случившейся после непропуска на МКАД

Что мне может грозить за нанесение удара полицейскому, если мне 18 лет?

Описание обстоятельств произошедшего можно упростить до двух предложений: разозлившись за непропуск, водитель BMW X5 решил проучить другого автомобилиста на Audi и остановил движение в левой полосе МКАД, а после нанес удар.

Последний привел к довольно серьезным последствиям: у потерпевшего обнаружили перелом костей черепа (стенки верхнечелюстной пазухи — если точно; если проще — участка, соединяющего челюсть с глазницей). Решить конфликт в досудебном порядке, как это нередко бывает в похожих случаях, не вышло. Как итог — двухдневное заседание и приговор.

На первый взгляд, незаметное для широкой публики дело. Но по нашему мнению, оно отлично иллюстрирует, к чему приводят действия так называемых «учителей».

Удар был квалифицирован по статье «Злостное хулиганство, сопряженное с причинением менее тяжкого телесного повреждения» УК РБ. Обвиняемый Виктор, он же водитель BMW X5, — минчанин 1976 г. р., со средним образованием, ранее не судим.

Кажется, суд для него нечто новое и неизведанное: не всегда он мог понять, как именно стоит вести себя во время процесса. Пришел в повседневной одежде и буквально перед началом процесса натянул на голову, покрытую легкой проседью, капюшон своей байки.

Снял его только после замечания судьи.

Потерпевший Роман — инженер-программист по профессии — выглядел более подготовленным: деловой стиль, рубашка. По иронии судьбы, в день оглашения приговора ему исполнилось 28 лет.

Суд начался с предоставления потерпевшим всех чеков и документов, подтверждающих траты на лечение и юридические услуги, недополученную прибыль на работе, штраф за отмену брони отеля и «потерянную» шенгенскую визу на время отпуска.

Общая сумма — более 18 тысяч деноминированных рублей. Обвиняемый признал вину частично, подчеркнув, что сумма завышена.

Как следует из обвинения, водитель BMW X5, двигаясь по внутреннему кольцу, проявляя неуважение к другим участникам движения, из хулиганских побуждений заблокировал движение, после чего нанес не менее одного удара в лицо потерпевшему, повредив очки и причинив тому телесные повреждения в виде перелома стенки верхнечелюстной пазухи, относящиеся к категории менее тяжких.

Свою версию случившегося первым озвучил водитель Audi:

— В начале декабря возвращался домой с работы, ехал довольно долго в крайнем левом ряду по МКАД. Это мой обычный маршрут. Спереди и справа двигались машины, поток был довольно плотным. За мной (в метре или меньше) пристроился автомобиль. Была плохая видимость, моросило, машин было много.

Условия были далеки от идеальных. Я держал дистанцию до впереди едущего автомобиля. Неизвестная мне машина начала сигналить дальним светом фар, требуя пропустить. Ее водитель не разбирался, есть ли у меня такая возможность.

Я не перестраивался, так как, во-первых, не обязан, а во-вторых, в тех условиях это было опасно.

Через некоторое время я решил плавно сбросить скорость, чтобы понизить градус накалившейся ситуации. Кратковременно, не резко нажал на педаль тормоза. Ехал со скоростью 85—90 км/ч.

Водитель ехавшего сзади автомобиля перестроился вправо, воспользовался «форточкой», опередил справа, смотря на меня грозным взглядом, а после перестроился передо мной.

За несколько приемов торможения снизил скорость до минимальной, и мы остановились.

Мужчина вышел из машины (это был BMW X5) и подошел к моей Audi A4. Я вышел, желая узнать, какие ко мне претензии.

Он говорил резко, грубо, на повышенных тонах: «Чего тормозишь? Что делаешь?» Он оскорбил меня, назвав — простите за цитаты грубостей — «дебилом» и «сучонком».

Я ответил, мол, почему должен уступать? Но я был уравновешенным, старался не вызывать агрессии. Мужчина обратил внимание, что за нами скапливаются автомобили. Ситуация становилась опасной.

Потерпевший: «Ему, видимо, нечего было добавить. Он ударил кулаком правой руки в левую сторону моего лица. Я был ошарашен, растерялся. Очки упали и разбились. Я не смог различить номерной знак BMW. Тут же кроссовер уехал».

Ко мне подошли очевидцы, поделились номерами телефонов, сказали, что ситуация попала на регистратор. Я нашел осколок очков, при первой возможности съехал на обочину, набрал 102. Ближе к полуночи в ушибленном месте появился отек, я наложил холодный компресс. Наутро лицо полностью затекло, стало очевидно, что начались осложнения. Я отправился на судмедэкспертизу.

Обвиняемый связался со мной в феврале, хотя его личность установили на следующий день после произошедшего. Мы встретились только однажды — в здании Следственного комитета, он извинился лишь за сломанные очки.

Я был в больнице, позже мне понадобилась операция — осколки кости не могли срастись в том положении, в котором находились до удара. Больничный продлился более месяца. Все это время водитель BMW не пытался со мной связаться.

Он не понимал всю серьезность травмы, серьезность последствий для себя. Раскаяния и признания вины с его стороны я не замечал.

Позже он звонил моим родителям, представлялся знакомым по имени Виктор. Говорил, что хочет мне что-то передать. Также звонил на мой мобильный телефон, но я не отвечал.

У меня не было желания разговаривать, ибо звонки начались только после возбуждения уголовного дела.

То есть, как я считаю, он не хотел искренне извиниться, а вышел на связь, пытаясь смягчить наказание или избежать его. Письма и сообщения Виктор не присылал.

Сейчас я по-прежнему нахожусь на этапе реабилитации, ощущаю онемение в верхней части челюсти, на лице. В течение года, по словам врачей, возможны осложнения при чихании и сморкании, также запрещено заниматься спортом. Мне до сих больно открывать рот и жевать левой стороной челюсти.

Если обвиняемый признáет все реальные обстоятельства произошедшего и искренне извинится, а также проявит заинтересованность в возмещении вреда, я не буду настаивать на назначении наказания, связанного с лишением свободы (пока что он передал лишь 100 рублей за разбитые очки). В противном случае не вижу причин его прощать.

Версия Виктора в деталях расходится со словами Романа:

— Поток был неплотным. Ехал в крайней левой со скоростью около 100 км/ч. Машины — после моих просьб, сигналов фарами — перестраивались без проблем. Все, кроме Audi, который ехал около 80 км/ч. Между нами было 1,5—2 метра. Я моргнул дальним светом, чтобы мне уступили. Справа от него автомобилей не было, спереди также.

В ответ на мое включение дальнего света он притормозил. Я моргнул еще раз, но он еще сильнее, более резко нажал на тормоз — наверное, чтобы дать понять мне, мол, не уступит. Это было опасно, я чуть не врезался в Audi. Я решил опередить справа. Бить его не собирался, хотел спросить, в чем дело, зачем он создавал аварийную ситуацию.

Может, ему плохо стало или он пьян? Опередил, включил «аварийку», стал снижать скорость. Мы оба остановились. Подошел к его машине, спросил: «Что ты делаешь, зачем создаешь аварийную ситуацию?» Не обзывал его. Вокруг было шумно, мне пришлось повысить голос. Он ответил: «Никому уступать не обязан. Таких, как ты, нужно учить».

Потом в мой адрес полилась нецензурная брань. Какая именно, не вспомню — выбросил из головы.

Обвиняемый: «После этого оскорбления я несильно ударил его открытой ладонью в область уха. Он затронул мою честь, я не сдержался. Не знаю, как мой удар мог повлечь повреждения, описываемые потерпевшим. Возможно, он еще кому-нибудь не уступил дорогу или попросил друга… Не знаю, как иначе объяснить такие последствия, но результаты медисследований не оспариваю… Я искренне сожалею о нанесении удара».

Позже, когда во второй раз после происшествия увидел Романа в Следственном комитете, я вернул деньги за разбитые очки. До этого момента не знал, что в отношении меня было возбуждено уголовное дело.

На очной ставке я извинился. Потом выяснил номер телефона потерпевшего, звонил, но трубку никто не брал. Требования о возмещении вреда завышены, признаю их частично.

До сегодняшнего дня я вообще не слышал об этой сумме.

Свидетель Алексей — автор ролика — утверждает, что видел только результат: «Передо мной было много машин, поток впереди был довольно плотным. Спереди автомобили остановились, я следом прижался к отбойнику, чтобы заснять ситуацию на регистратор.

Видел, как водитель BMW на повышенных тонах в агрессивной форме сказал пару фраз, а после ударил рукой сбоку (кулаком или ладонью — было не разглядеть) и ушел. Потерпевший до удара не говорил ничего. После я сразу вышел на дорогу — мало ли, нужно оказать помощь. Подошел к потерпевшему. Он был в шоке, держал в руке половинку очков. Сказал, что в норме.

Я передал ему номер своего телефона для связи, если потребуется. Добавлю, что мое личное убеждение — практически нет таких случаев, когда можно применять силу в решении конфликтов».

Еще один свидетель Кирилл — молодой человек, ехавший в качестве пассажира в одном из автомобилей, — видел, что BMW X5 двигался резко: «Сразу было понятно — что-то произойдет. Посоветовал своему другу-водителю держаться подальше от этой машины.

Кроссовер постоянно перестраивался из полосы в полосу, прежде чем произошел конфликт». Третий свидетель добавил, что BMW ехал со скоростью 90—100 км/ч. «После остановки водитель кроссовера жестикулировал, а владелец Audi просто стоял, ничего не предпринимая, — дополнил картину произошедшего мужчина.

— Удар был нанесен кулаком (пальцы были сжаты), но плашмя (не косточками, а фалангами)».

Из материалов дела стало известно, что BMW был арестован, мера пресечения для водителя, имеющего права категорий А, В, С, Е, — залог. За ним числится несколько административных правонарушений, все по линии ГАИ. В характеристике с места работы говорится: работник ответственный, соблюдает правила перевозок, характер сдержанный. Со стороны участкового замечаний нет.

Потерпевший высказал свое мнение по поводу возможного наказания: «Я не добился от Виктора извинений за все обстоятельства произошедшего. Он не смог осознать свою вину, тяжесть последствий. Считаю, что он не заслуживает излишне легкого наказания. Прошу реального лишения свободы, срок — на усмотрение суда».

По мнению гособвинения, вина Виктора в злостном хулиганстве доказана, так как удар был нанесен без оснований. Представитель прокуратуры запросила наказание в виде трех лет ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

Сторона потерпевших подчеркивала, что остановка на МКАД и нападение мужчины — проявление неуважения к обществу, к другим участникам движения.

«Виктор не отрицает удара, допускает серьезные последствия, — говорила адвокат обвиняемого во время прений. — Но мотивов нарушать общественный порядок у него не было. По словам подзащитного, поступок был спровоцирован оскорблениями, поведением на дороге второго участника конфликта.

Это указывает на неприязненные отношения. А следовательно, действия должны быть переквалифицированы по статье УК „Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения“. По нашему мнению, могут быть взысканы только те суммы, которые подтверждены документально.

Недополученная прибыль, моральный вред — в этой части, полагаем, требования завышены».

В последнем слове Виктор попросил прощения у Романа: «Хочу искренне извиниться за содеянное, за нанесенные травмы».

Приговор стал несколько неожиданным. Суд постановил признать водителя BMW виновным по статье «Злостное хулиганство», назначил наказание в виде двух лет лишения свободы с условным неприменением наказания при условии соблюдения в течение двух лет определенных требований. В ближайшие годы мужчине запрещено менять место жительства и выезжать на длительный срок за границу, необходимо периодически давать объяснения касательно своей деятельности по требованию проверяющих лиц.

Кроме того, ему предстоит выплатить 50 базовых величин в доход государства и более 6 тысяч рублей в пользу Романа. BMW остается под арестом. Продать машину для погашения штрафов Виктор не сможет.

Если он не будет выполнять требования суда, его направят в место лишения свободы; если не начнет выплачивать — X5 конфискуют и продадут с молотка в счет уплаты штрафов и исковых требований.

Приговор пока не вступил в законную силу.

Автомобильные компрессоры в каталоге Onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2017/02/24/sud-353

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Что мне может грозить за нанесение удара полицейскому, если мне 18 лет?

Закон не запрещает несовершеннолетним участвовать в митинге — это самое важное, о чем нужно знать. Дети и подростки вполне могут посещать массовые мероприятия, точно так же они имеют право стоять с плакатом на одиночном пикете — согласования для этого не нужно.

Если что-то пошло не так (например, оказалось, что митинг несогласованный), нужно помнить, что к административной ответственности можно привлечь только с 16 лет. До этого возраста формально невозможно даже составить протокол о правонарушении.

В теории можно задержать ребенка и доставить его в отдел полиции в трех случаях: если нужно выяснить личность и обстоятельства правонарушения, пресечь правонарушение или если невозможно составить протокол на месте.

Как только сотрудник полиции узнает, что задержанному нет 16 лет, он должен уведомить родителей и отпустить его.

Люди в 14 лет уже имеют паспорт, но они не обязаны носить его с собой, и далеко не все носят.

В этом случае, если подростка младше 16 лет все же доставили в отделение полиции, он должен назвать свой возраст и телефон родителей. Сотрудник также может попробовать пробить его по базе.

Самая правильная стратегия после выяснения личности — молчать. Нужно требовать вызвать родителей и ничего не подписывать.

Если подростку, достигшему 16 лет, вменяют нарушение норм Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) — мелкое хулиганство, участие в несогласованном массовом мероприятии и т. д.

, — то бесплатный адвокат по таким делам не предусмотрен законом.

На подростка может быть составлен протокол об административном правонарушении, и он может понести наказание — за исключением административного ареста.

Подростка задержали из-за жалобы на шум

Если дети шумят в подъезде, но не пьют и не убивают друг друга, — это не административное правонарушение, поэтому оснований задерживать их нет.

Если после 11 часов вечера они слушают громкую музыку и мешают спать бабушке с первого этажа — это мелкое нарушение общественного порядка. Естественно, в этом случае также нет оснований доставлять их в полицию.

В любом случае подросток всегда вправе отказаться от медицинского освидетельствования (экспертиза на алкогольное или наркотическое опьянение. — Прим. ред.).

Если у подростков вечеринка и они слушают музыку у себя в квартире, то максимум, что может сделать сотрудник полиции, — это прийти, составить протокол и уйти. Никого никуда доставлять, тем более из квартиры, не имеют права. К тому же полицейский и войти в квартиру не имеет права.

Если подростка доставили в полицию просто за шум, то давайте говорить так: незаконные действия органов могут быть настолько разнообразными, что обсуждать каждое сложно. Незаконно можно делать что угодно.

Подробности по теме

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

Побои — это административное правонарушение. Есть понятие «причинение насильственных действий, повлекших вред здоровью».

Доставить в полицию в данном случае могут, если есть необходимость составить протокол, но невозможно составить его на месте — допустим, задержание произошло на улице.

Далее дело могут передать в отдел, который занимается профилактикой нарушений среди несовершеннолетних, или в комиссию по делам несовершеннолетних.

В этом случае важно помнить, что задерживать в отделении полиции больше трех часов не имеют права. Иногда детей пугают: «Если родители через час не появятся, мы решим, что ты беспризорный, и отправим в центр содержания малолетних правонарушителей». Это незаконно.

Если ребенок забыл телефон и не может связаться с родителями, это вообще не его проблема. Задача полицейского — найти родителей и связаться с ними. До приезда родителей не надо давать никаких объяснений и что-либо подписывать.

Елена Плотникова

социальный работник Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова

Задерживать на улице, на дискотеке и в других местах могут только в рамках уголовного или административного производства. Это значит, что на подростка уже должно быть заведено дело, по которому он проходит как подозреваемый.

На основании подозрительного внешнего вида задерживать не имеют права —то есть случаи, когда подростка (как, кстати, и взрослого) могут на законных основаниях задержать за наркотики, воистину редки. Но сложность в том, что отсутствие оснований для задержания не всегда останавливает полицейских.

Если подростка задержали, с собой ничего не нашли, но до этого он употребил психоактивные вещества, нужно категорически отказываться от освидетельствования. Если в моче найдут наркотики, это может стать основанием для наблюдения в наркодиспансере, а сейчас для прекращения наблюдения должно пройти три года стойкой ремиссии.

Если подростка, грубо говоря, поймали с косяком в руке, то 51-я статья Конституции РФ позволяет ему молчать — то есть вообще не говорить ни слова. До 16 лет подростка могут задержать, но привлекать не будут, зато могут сообщить о случае в опеку.

Уже с 16 лет человек начинает нести административную и уголовную ответственность. Родителям в данном случае нужно брать адвоката и ехать к ребенку — как законные представители они могут присутствовать на допросе. Если следователь будет предлагать своего адвоката, лучше отказаться.

Подробности по теме

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Татьяна Гареева

юрист благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Все зависит от обстоятельств и конкретной обстановки. Ребенка могут забрать, подозревая, что он безнадзорный или беспризорный (если увидят его на улице одного в учебное время, вечером или ночью. — Прим. ред.). Подростку в данном случае не нужно паниковать: если он просто вышел погулять, то никакой опасности нет.

Допустим, он пошел вечером за хлебом в магазин или в любое другое место недалеко от дома и привлек внимание полиции — нет проблемы в том, чтобы подняться к нему домой и проверить.

Если сотрудник полиции не верит, что его дом и родители близко, и не хочет проверить, а сразу тащит в участок, — это, безусловно, недоработка.

Если подросток прогуливает школу, его также могут задержать, подозревая, что он беспризорный. Но в данном случае вопросы о том, почему он прогуливает, будут к школе и к родителям — законные представители всегда на линии огня.

Подростка задержали за экстремальную активность

К руферам, паркурщикам и прочим любителям острых ощущений вопросы возникают в зависимости от того, где они это делают. Если подросток просто бегает по улицам, никого не задевает, не толкает, то все в порядке. Если он делает это на закрытой частной территории или взбирается на вышку электропередачи, его могут задержать за административное правонарушение (в случае если он достиг 16 лет).

В КоАП есть глава «Административные правонарушения на транспорте», в которой предусматривается ответственность за действия, «угрожающие безопасности движения на железнодорожном транспорте и метрополитене».

В эту категорию попадают зацеперы — подростки, которые катаются на крышах поездов, а также те, которые подкладывают предметы на железнодорожное полотно или, допустим, бегают по путям в неположенном месте.

Родители несовершеннолетнего правонарушителя могут понести ответственность за ненадлежащее воспитание (видов ответственности много — от уголовной до административной и гражданской. — Прим. ред.). Этот вопрос будет решаться в частном порядке: могут погрозить пальчиком, но если имела место реальная опасность для жизни и здоровья ребенка, то последствия могут быть более серьезными.

Подростка задержали в состоянии алкогольного опьянения

В КоАП предусмотрена ответственность за появление в нетрезвом виде, оскорбляющем других граждан, для людей от 16 лет.

Но для задержания здесь нужны объективные причины: нецензурная брань, приставание к людям и так далее.

Кроме этого, КоАП предусматривает ответственность для родителей лиц младше 16 лет, употребляющих алкогольную или наркотическую продукцию, либо находящихся в состоянии опьянения.

Если подростка буквально поймали за руку с банкой пива (в подъезде, парке или другом общественном месте), то порядок действий будет сильно зависеть как от подростка, так и от полицейского. Могут вызвать родителей и дождаться их прямо на месте нарушения, а могут забрать детей прямо в участок.

Если задержанному нет 16 лет, в отношении родителей составляется протокол о направлении материалов в органы опеки. Дальше вопрос решается в индивидуальном порядке.

Важно отметить, что родители могут отказаться от медицинского освидетельствования ребенка и об этом делается соответствующая запись в протоколе. Принудительно под конвоем тащить подростка на экспертизу не имеют права.

Подробности по теме

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

01

Представиться и показать удостоверение сначала должен сотрудник полиции. Если он этого не сделал, подросток вправе попросить его об этом. Также полицейский должен объяснить ребенку, какие к нему имеются претензии.

02

Затем подростку следует представиться и назвать свой возраст. Если ему не исполнилось 16 лет, но он совершил административное правонарушение, то вопросы возникают не к нему, а к его законным представителям (кроме случаев уголовных преступлений, ответственность по которым наступает с 14 лет).

03

После задержания несовершеннолетнего полиция обязана сразу же связаться с его родителями. Если сотрудники этого не делают, подросток может (и должен) напомнить им об этом. Если родителей или опекунов должным образом не известили, на сотрудников пишется жалоба в прокуратуру.

04

Если подростку исполнилось 16 лет, в его отношении может быть составлен протокол, за которым последует соответствующее наказание: для большинства административных преступлений — это штраф.

05

Если подросток доставлен в отделение, то больше трех часов держать его там не имеют права (если речь не идет об уголовном преступлении).

06

Вопрос о том, доставлять ли подростка в участок, зависит от обстоятельств. В частности, его могут забрать в отделение, если он оказывает сопротивление: дерется или пытается сбежать.

07

  1. Если подросток ведет себя адекватно и не хочет идти в участок, он может сказать полицейскому следующее: «Мы можем решить этот вопрос составлением протокола на месте, можем пройти к моим родителям, можем здесь и сейчас с ними связаться». Если это не действует и полицейский тащит его в участок, не уведомляя родителей, подросток может напомнить, что об этих действиях будет уведомлена прокуратура и непосредственное начальство сотрудника полиции.

08

Доказанное административное правонарушение со стороны подростка до 16 лет может стать причиной обращения в органы опеки или комиссию по делам несовершеннолетних.

09

Если речь идет о незаконных действиях со стороны полиции, родителям и опекунам ребенка стоит обратиться к адвокату — он примет решение о том, обжаловать ли действия в прокуратуре. Единой стратегии нет, поскольку каждая ситуация индивидуальна.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/4999-chto-delat-esli-podrostka-zaderzhala-policiya-narkotiki-mitingi-draki-i-prochee/

Штраф за драку в общественном месте

Что мне может грозить за нанесение удара полицейскому, если мне 18 лет?

Истязание Иногда избиение может характеризоваться как истязание. Данное нарушение тоже имеет определенные меры пресечения. Статья за избиение несовершеннолетнего и лица старше 18 лет — в Уголовном кодексе. Здесь прописаны всевозможные случаи, которые помогут вынести правильное решение.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Драка в общественном месте
  • Ответственность за драку в общественном месте
  • Штраф за драку в общественном месте
  • Наказание за драку
  • Что грозит за драку
  • Какое наказание за драку на улице

Драка в общественном месте

Последствия правонарушений, происходящих в общественных местах, могут быть иными, чем в бытовых условиях. Статья рассматривает юридические последствия, возникающие на почве драки в общественном месте или на улице.

Кроме того мы поговорим что можно отнести к побоям в общественном месте или на улице, штрафы за драку и что будет за избиение человека, а также что можно отнести к побоям в общественном месте или на улице, что будет за избиение человека и когда присуждается уголовная ответственность и вменяется лишение свободы? Рукоприкладство при большом количестве людей усиливает моральный ущерб, в виде унижения, которому подвергается жертва.

Так как в настоящее время массовые драки футбольных фанатов и аналогичные правонарушения чрезмерно распространились, такое противоправное деяние вынесено в отдельные нормы — хулиганство, которое регулируется регламентом статьи УК РФ.

К данному виду правонарушений относятся драки, возникшие без мотивов, которые могли бы рассматриваться смягчающим обстоятельством. Единственной их целью является провокация беспорядков или неприязнь к лицам противоположных взглядов, оппозиционных политических или религиозных убеждений.

Также здесь предусматривается пресечение преступлений против лиц иной национальности, которые подвергаются избиению по причине расовой неприязни. Хулиганские действия всегда носят заведомо умышленный характер.

Даже если уличная драка возникает спонтанно, у её зачинщиков заведомо сформирована цель нанести удары или иным образом причинить боль попавшейся под расправу жертве.

Такие деяния практически всегда носят публичный характер, совершаясь в местах большого скопления людей. Наказание следует за драку в общественном месте, в зависимости от тяжести последствий для здоровья или физического психического самочувствия пострадавшего — с 16 или 14 лет.

Согласно статье УК РФ, за хулиганские действия взимаются существенные штрафы и иные взыскания. Если правонарушение не имело квалификации в виде отягчающих обстоятельств, то может последовать наказание согласно части 1 обозначенной статьи в виде:. Лишение свободы следует только в случае демонстрации оружия, запугивания большого числа людей и нанесение побоев соответствующему числу жертв.

Здесь учитываются такие мотивы виновных действий как расовая, религиозная и политическая неприязнь. А также заведомо виновные действия в сторону лица, попытавшегося предотвратить хулиганские действия, если ему наносились побои.

Квалификация согласно третьей части статьи за хулиганство применяется при использовании взрывчатых веществ, даже если таковые не нанесли вреда здоровью граждан.

Если последствия для здоровья жертвы в драке оказались ничтожными, а удары наносились на улице или в ином общественном месте по определённым мотивам, например, в ответ на оскорбление — может вменяться административная ответственность по нормам статьи 6.

КоАП РФ. Это допустимо при условии:. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье Уголовного кодекса Российской Федерации , если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —.

Штрафы за такое правонарушение не превышают 40 тысяч рублей, а административные работы — часов.

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —.

То же происходит при рукоприкладстве должностного лица к своим подопечным. Они уже не предусматривают уплату штрафа, наказание следует в виде обязательных работ до часов, или до 2 лет лишения свободы.

Если драка в общественном месте привела к последствиям в виде травм и иного вреда здоровью, ответственность усиливается. При нанесении ущерба здоровью лёгкой степени тяжести, наказание предусматривается согласно части 2 стати УК РФ.

В таком случае виновный получит срок по двум статьям.

Если ущерб здоровью в уличной драке или при избиении в публичном месте превысил лёгкую тяжесть, ответственность существенно увеличивается и по преимуществу приводит к тюремному заключению, с исправительными работами.

Как видно, избиение пострадавшего на улице или в общественном месте всегда приводит к дополнительной квалификации всех уголовных статей.

Административная ответственность применяется только тогда, когда в спонтанно возникшей драке не было:.

При наличии повреждений легкой степени здоровья — ответственность назначается по ст. При наличии любой квалификации, нарушителю может грозить срок до 2 лет.

При получении пострадавшим ущерба здоровью средней степени тяжести , применяются нормы части 2 статьи УК РФ , когда минимальное наказание составляет до 3 лет обязательных, принудительных и исправительных работ, с возможностью пребывания в режимных учреждениях.

Наказание за побои средней тяжести. Если нанесён тяжкий вред здоровью , то наказание скорее всего будет ориентироваться на лишение свободы, которое по нормам статьи УК РФ достигает 8 лет лишения свободы.

А по совокупности статей может лишить человека возможности гражданской жизни на 10 лет. Опасность массовых драк в том, что в них ответственность между членами группировки разделяется солидарно.

Если наносятся удары, приводящие к травмам, несовместимым с жизнью, то все виновные могут получить сроки заключения, составляющие до 10 — 15 лет тюремного заключения. Опасность вовлечения в уличную драку большого числа лиц чрезвычайно велика. Поэтому, во избежание тяжких последствий для окружающих, полицию нужно вызывать незамедлительно.

Если человек, ставший жертвой, не смог позвонить в полицию, это должны сделать прохожие. А если драка произошла в помещении — сотрудники, находящиеся поблизости. Если сотрудники помещения, в котором возникла драка, без объективных причин не вызовут полицию, им так же может вменяться ответственность.

При условии, что участники драки окажут сопротивление полицейским или лицам, попытавшимся предотвратить правонарушение, их ответственность приобретёт дополнительные квалифицирующие признаки. Действия полицейских должны быть направлены:.

В данном случае привлечь виновных к ответственности без участия полицейских будет затруднительно. В особенности если таковые не известны пострадавшему.

По преимуществу драка в общественном месте или на улице носит характеристики хулиганских действий.

Источник: https://martinforaz.com/semeynoe-pravo/shtraf-za-draku-v-obshestvennom-meste.php

Законовед
Добавить комментарий