Что является психологическим давлением учителя на родителей?

ЗАВУЧ.инфо – Самые бесправные и беззащитные в школе… учителя

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

«…Запугивает детей и родителей, оказывает психологическое давление… Требую наказать учителя за хамство, жестокость, распущенность, невоспитанность».

Такие жалобы поступили в администрацию учреждения и департамент образования. Расследование ничего не подтвердило, но осадок остался…

Чтобы не навредить героине еще больше, мы не укажем имен и конкретного места на Ямале, где разворачивалась эта гнетущая история. Дело было в начальной школе, в коррекционном классе.

Редкий случай, когда опытный учитель с множеством регалий взялся вести не вундеркиндов, а детей с проблемами. Коллеги характеризуют ее только с положительной стороны, есть поддержка со стороны родителей и учеников, даже бывших.

Но никто не может повлиять на ситуацию…

– Первый раз в моей жизни такое, – сетует миловидная женщина. – Столько оскорблений, откровенной лжи в мой адрес… и ощущение абсолютной беспомощности…

– Это мой первый и любимый учитель, единственный, чей день рождения я до сих пор помню, – говорит 26-летняя Алла. – Чуткий и отзывчивый человек, в любой ситуации для каждого находит нужные и правильные слова. Для нас она всегда была второй мамой, к которой мы и после школы обращались за советом и поддержкой. Детям, которых она учит, очень повезло, их родителям тоже.

– Она требовательная, но справедливая, никогда мой ребенок не жаловался на нее, – говорит мама, чей сын сейчас учится у педагога. – На собрании мы обсуждали сложившуюся ситуацию, все родители готовы подписать любые бумаги, чтобы защитить нашего учителя.

Закон об образовании формально уравнивает права всех участников образовательного процесса.

Но если возможность наказать нерадивого сотрудника всегда найдется, то способов защитить достойного человека от необоснованных нападок мало.

Ну, соберут родители подписи, коллеги проведут беседы по своим классам, кто-то в СМИ выступит. Чтобы по-настоящему реабилитироваться оклеветанному педагогу остается только обратиться в суд. Но часто ли так делают учителя?..

В поисках прецедентов обращаюсь к всемогущему интернету. Увы, примеров нет. Не принято сор из избы выносить или люди не доверяют судебной системе – остается только гадать.

В 2014-м в Госдуме обсуждался законопроект о защите учителей. Противники нововведений аргументировали свою позицию тем, что корень зла лежит в социокультурной сфере, запреты и наказания не помогут, мол, воспитывать надо подрастающее поколение. Постепенно споры утихли, на этом всё закончилось.

А тем временем Сеть пухнет от количества сообщений  и видеороликов, в которых ученики издеваются над педагогами, публично оскорбляют, угрожают, избивают. Ямал не стал исключением: вспомним прошлогодние события в Гыде. Там виновник был наказан, но не за избиение учителя, а за ограбление другого человека…

Недавняя резня в Перми, Улан-Удэ показала, насколько беззащитны педагоги и дети от сокрушительной ярости и агрессии, и как страшно, когда один человек теряет контроль над собой.

Резонансные происшествия в школе чем-то похожи на семейные расправы – такие же беспощадные и зверские. Наверное, потому что возникают не вдруг, не случайно.

Негативные эмоции, озлобленность, раздражение и протест накапливаются месяцами, годами, десятилетиями. И взрываются, сметая всё на своем пути…

Самые кровавые драмы произошли в американских школах. Там среди прочих мер ужесточили системы безопасности, усилили контроль над доступом в интернет. Но у преступников появились подражатели.

И жертв стало еще больше.

Получается, старые трагедии практически ничему не учат? Мы пока не научились распознавать агрессию в зародыше, находить, где тонко, понимать, где нарывает, а у кого руки уже тянутся к топору…

От учителя все требуют сегодня очень и очень многого: чтоб готовил людей будущего, знания давал, размышлять учил, воспитывал, всё замечал и помогал. И чтоб никаких розг, как до революции, ни повышенного тона себе не позволял. И родителей попусту не беспокоил. Там он один за всех и против всех бед.

ВИДЕОКАМЕРЫ – В КАЖДЫЙ КЛАСС!

В одном из ямальских пабликов «КС» организовал опрос, в котором до вчерашнего дня поучаствовало уже больше 360 человек.

Из них почти 80 процентов согласны, что у учителей мало прав, они нуждаются в защите, в том числе на законодательном уровне. Почти каждый пятый считает, что педагогам ничего не угрожает, а в своих проблемах они виноваты сами.

– Почему учителя позволяют так к себе относиться? – вопрошает одна из участниц дискуссии. – Ведь можно выставить хама за дверь, или поднять его и весь класс заодно, если мешают вести урок! Вызвать родителей, наконец!

Давайте разберемся. Может ли учитель выгнать ученика с урока? Об этом в документах ничего не сказано, зато четко прописано другое. Согласно Конституции РФ, каждый имеет право на образование. Главным законом страны гарантируется его общедоступность.

Следовательно, если учитель выгоняет ученика из класса, он препятствует его образованию, тем самым нарушает права гражданина. А это уже повод для жалобы или обращения в суд. Более того, если в это время с ребенком что-то произойдет, или он сам совершит правонарушение – педагогу грозит ответственность вплоть до уголовной.

Отобрал телефон, планшет или что-то еще, мешающее усвоению материала, – налицо открытое хищение чужого имущества, то есть грабеж. Отнял записку – обвинят во вторжении в частную жизнь: каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров и прочего. Это написано во Всеобщей декларации прав человека. Дети – не исключение.

Жалобщикам это хорошо известно. При этом родители зачастую позволяют себе нелестные высказывания в адрес школы и ее сотрудников в присутствии детей.

Или вот ситуация. Дети расходятся по домам и наблюдают картину: учителя, вооружившись граблями и метлами, убирают школьный двор. Старшеклассники отпускают едкие шутки.

На собрании интересуюсь, почему дети не участвуют в субботниках, генеральных уборках класса и школы. Ответ поражает: «Не имеем права их привлекать» … Фундаментальные труды великих педагогов сданы в утиль.

Откуда взяться уважению? И к каким чувствам и убеждениям детей взывать воспитателям?

– Почему дома я не позволю ребенку хамить, мешать мне работать? Учитель должен сам принимать меры. Ведь зачастую даже в дневник не пишут, что ребенок баловался или срывал урок, тем более вел себя некорректно по отношению к учителю, –  вступает в диалог другая участница.

Тут же получает ответ: «Да, потому что затем прибегают безумные родители и строчат жалобы во все инстанции, что их ребенка ни за что выгнали из класса, да еще и за руку вывели…»

– Так может камеры пора поставить в классах? Я заинтересована в том, чтобы мой ребенок адекватно себя вел и получал качественные знания. И не отвлекался бы на тех детей, которые учиться не хотят. Есть видеозапись – ее разбирают на педсовете, вызывают родителей и решают вопрос с дальнейшим обучением их ребенка. Было бы здорово! – предлагает другая родительница.

Из всего изложенного напрашивается вывод: организовать образовательный процесс так, чтобы все были довольны и защищены, вряд ли возможно. Но ради безопасности необходимо идти на какие-то ограничения личной свободы, усиление охраны, и соответственно, ужесточение допуска  и перемещения по школе. И оставаться бдительными.

Подробнее: https://ks-yanao.ru/obrazovanie/samye-bespravnye-i-bezzashchitnye-v-shkole-uchitelya.html

Источник: https://www.zavuch.ru/news/news_main/1193/?utm_referrer=https

Учитель против школьника: что делать, если педагог применяет психологические давление

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

Эмоциональное насилие учителей может серьезно сказаться на здоровье ребенка. Вот почему родителям важно вовремя увидеть эту проблему и быстро среагировать.

Специально для «Летидора» статью подготовила Анна Яблочкина, профайлер, социальный психолог, основатель и вдохновитель проекта «Управление Общением».

Анна Яблочкина

Каково сейчас учиться детям — хорошим, прилежным, старательным и интересующимся знаниями?

Впечатления школьника, закончившего на очень хорошие оценки 11 классов одной из лучших школ крупного города России:

«У меня со школой отношения были всегда натянуты до предела. И да, я любила учиться, и проблема была не в предметах. Проблема была в учителях.

Прекрасные на вид, но озлобленные на весь мир и на беззащитных детей в особенности — видимо это критерии для найма на работу.

Что ни учитель — то отдельная клиника. Одна устраивает скандалы с унижением учеников по поводу и без, другая пытается манипулировать запуганными десятиклассниками, угрожая отказаться от классного руководства, третья орет «Дурак! Дебил!» за любое промедление в решении уравнения у доски.

На последнем звонке они же будут говорить вашим родителям, как трепетно любят нас и как рады были провести нас через сложную пору детства и юношества. Вам же, дети, именно учителя скажут: что вы завалите экзамены, и вообще готовить к ним они вас не обязаны, сдайте на минимум и идите мести дворы — вот ваша судьба остолопов.

О какой любви к образованию может идти речь, когда каждый поход в школу — эмоциональное насилие? Когда вашим родителям врут про вас, а родители зачастую склонны верить учителю. Верить чужому человеку с чужими тараканами, больше чем собственному ребенку, с тараканами вполне родными, как минимум по крови…».

У этого бывшего школьника сейчас все хорошо: университет, студенческая жизнь, интересные проекты, хорошее окружение. И это благодаря поддержке родителей — они не допустили, чтобы ребенка сломали, и научили его постоять за себя.

Дети несправедливость кожей чувствуют! И тем она для них больней.

Невозможность защитить себя, отсутствие опыта, знаний о людях и жизни порождает детскую уязвимость, открывает путь агрессору.

Мы помним, что эмоциональное насилие всегда держится на неопытности и некомпетентности жертвы.

Именно потому ребенок — идеальный вариант для абьюзера оттачивать мастерство и безнаказанно наслаждаться своей властью и контролем.

Но ведь так было не всегда. Что происходит сейчас с образованием в школе? Откуда так много эмоций и давления? Почему образовательное учреждение приобретает статус пространства для эмоциональной ломки и эмоционального насилия над личностью маленького человека?

Почему учителя используют психологическое насилие

• Первый ответ лежит на поверхности. Нет стандартов морально-психологической, культурной компетентности педагога при приеме на работу. Их просто нет! Не предусмотрены. Диплома о профильном образовании достаточно. Опыт работы не обязателен.

• Профессия учитель стала социально незначимой. Статус учителя в обществе потерян. Уважение тоже. Зарплаты — не разбежишься. В школы очередь из учителей не стоит, конкурса на место нет. Некому учить детей.

• Стандарты образования изменились. Учителю некогда строить доверительные отношения с ребенком. Учитель должен заполнять отчеты и писать учебные планы.

80% времени уходит на бумажную работу за пределами класса. Когда смотреть в глаза ученику?

Да и зачем? За это не доплачивают…

Как проявляется эмоциональное насилие педагога

Создание обстановки общего недоверия. Все всем не доверяют.

Поддержание разобщенности и противостояния в классе.

Деление на группы: отличники — хулиганы, гордость класса — позор класса. Отдельная группа изгои: плохо прошли психологический тест, не понимают сразу объяснение учителя, медленно усваивают материал, медленно едят, некрасиво выглядят, слишком худые, слишком толстые (переход на личности) и тому подобное.

Неуважение к личности ребенка. Высмеивание недостатков характера, привычек, личных особенностей ребенка, обесценивание его достижений и стараний.

Негативные отзывы в адрес ребенка как человека в некорректной форме и публично выраженные.

Самоутверждение за счет маленького человека, который заведомо не даст отпор.

Нет цели помочь ребенку изменить ситуацию, привычки и поведение, стать компетентнее. Есть цель сделать больно, заклеймить, дать оценку, присвоить категорию. Без возможности выхода и изменений.

Обычно учитель применяет психологическое насилие в классе в отношении только «избранных». Рассмотрим их.

Какие ученики оказываются в зоне риска

Уже первоклассников могут оскорблять, ставить при всех в классе в угол, наказывать выставлением к доске и так далее. Это все на фоне низкой дисциплины учеников, которые отказываются слушать и слышать учителя. Учитель уже ни для кого не авторитет. Увы и ах!

В зоне риска две основные группы детей:

• Первая категория— скромные, тихие, хорошо воспитанные дети из правильных семей, где все тихо и вежливо разговаривают друг с другом, где принято поддерживать друг друга, помогать, слушать и слышать. Вот такие дети впадают в шок и ступор при эмоциональных наскоках, истериках и качелях от «спокойно» до «ураган».

Результат. Ребенок замыкается, перестает участвовать в учебном процессе, начинает отказываться идти в школу или получать знания вообще из любого источника. Образование начинает ассоциироваться с эмоциональной болью.

• Вторая категория— дети гиперактивные, мегаэнергичные, неуправляемые, еще в семье привыкшие к физическому воспитанию разными бытовыми предметами. Статус «хулиган» и «разрушитель» они приносят с собой из дома, полезных привычек и социальных навыков у них крайне мало, после себя оставляют разруху.

При эмоциональных наездах в свой адрес выбрасывают энергию агрессии в разы превышающую воспитательный посыл. Чем постоянно кормят агрессора. Симбиоз с агрессором получается 100-процентым.

Результат. Как не учились, так учиться и не будут.

Как понять, что ребенок — жертва эмоционального насилия педагога

Определяющий фактор: насколько хороший контакт у родителей с ребенком. Как хорошо вы знаете своего ребенка, как много с ним общаетесь?

Эмоциональное насилие учителя над ребенком возможно только при безразличии родителей!

• Первый признак поведенческий. Ребенок ведет себя не так как всегда.

С тихими детьминемного сложнее. Они могут замкнуться, не рассказывать, бояться огорчить папу и маму и так далее. Но в их поведении, играх, разговорах с игрушками, рисунках начнут происходить интересные диалоги, появляться новые слова и эмоции.

Родители, обращайте внимание на эти сигналы — что-то не так!

Активные детиначинают дома «отрываться». Становятся еще более активными, агрессивными, склонны ломать, крушить, причинять вред себе: прищемил палец, поранился, обжегся и так далее. Это аутоагрессия, желание причинить вред себе за то, что не смог себя защитить в социуме, совмещенная с потребностью привлечь любовь и заботу, но опять через боль.

Срочно поддерживаем через любовь, защиту и опору!

Ребенку нужен надежный тыл. Всегда!

• Второй признак физиологический. Ребенок может начать плохо спать, плохо есть, жаловаться на боль в животе (область желудка и поджелудочной железы). Это все признаки стресса, в котором находится ребенок.

Обратите внимание! Анорексия, булимия, причинение прямого вреда своему телу и здоровью у детей часто совпадает с активным нежеланием ходить в школу. Срочно начинаем решать вопросы в школе. Вплоть до перевода в другой класс или в другую школу к другому учителю.

Эмоциональное насилие может иметь вполне серьезные физические последствия.

Одно некорректное слово, сказанное против ребенка значимым взрослым — учителем при одноклассниках, способно на много лет испортить здоровье, внешность, и, порой, даже стать угрозой жизни.

Там, где родители занимаются своими детьми, абьюзинг учителя будет очень быстро замечен и прекращен.

Как противостоять психологическому насилию педагога

Первое чему учим детей: честности и открытости.

Учим ребенка говорить учителю о своих чувствах:

«Мне это неприятно», «Мне так больно», «Мне так плохо», «Я так не понимаю», «Пожалуйста, разговариваете со мной вежливо и спокойно» и так далее.

Ребенок должен знать, что у него есть права, что он имеет возможности заявить о них открыто, без страха и сомнений. Ребенок должен быть уверен, что есть люди, которые его всегда поддержат. Которые — всегда на его стороне. Это вы, родители.

Хорошо помогает диктофон на школьном столе во время уроков и на переменах. Уголовный кодекс никто не отменял. Ребенок может записать общение с учителем в классе. Это его право. Запись станет основой для правовой оценки деятельности педагога и его соответствию должности.

Помним!

Школа несет юридическую ответственность за ребенка, за все, что с ним происходит, в течение всего учебного дня.

От момента, когда ребенок зашел в школу — до момента, когда он ушел домой.

Родители, воспитываем себя, учимся создавать доверительные отношения со своими детьми. Там, где ребенка только осуждают, оценивают и сравнивают, места для доверия нет. Как нет места и для любви.

Лучшая защита для ребенка это безусловная, но мудрая родительская поддержка и любовь.

Мы, родители, не против кого-то, просто мы всегда ЗА своих детей.

Shutterstock.comДавайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в , «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!

Источник: https://woman.rambler.ru/children/40825694-uchitel-protiv-shkolnika-chto-delat-esli-pedagog-primenyaet-psihologicheskie-davlenie/

«Учитель всегда знает, если в классе есть травля»

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

В конце октября было объявлено имя победителя конкурса «Педагог-психолог России-2018», им стала Ольга Юрчук, психолог гимназии Нового Уренгоя.

Через несколько дней после награждения лауреатов конкурса министр просвещения Ольга Васильева в связи со стрельбой в Керченском политехническом колледже призвала увеличить количество психологов в учебных учреждениях.

Ольга Юрчук рассказала корреспонденту “Ъ” Ксении Мироновой, как психолог может работать на предотвращение трагедий и травли, как объяснить родителю, что ребенку нужна помощь специалиста, почему розовые волосы всех отвлекают и зачем учителям «дружить» в соцсетях с учениками.

— Когда случилась трагедия в Керчи, все стали обсуждать школьную психологическую помощь, и стало очевидно, что большинство людей, в том числе и родители школьников и студентов, не понимают, чем педагоги-психологи вообще занимаются. Не могли бы вы рассказать, как выстроена система помощи и что именно входит в ваши обязанности?

— Цели и задачи психологической службы в системе образования со временем менялись от простой диагностики до обеспечения системной психологической поддержки ребенка в образовательном пространстве. Наша работа строится по нескольким направлениям.

Это методическая работа, психопрофилактика, просвещение, коррекция и развитие, диагностическое направление. Если психолог один на всю школу, то реализовать в полной мере все направления он физически не успеет.

Правда, есть выход — работать через учителя и родителей, транслируя им психологические знания.

задача — помочь ученику хорошо учиться. Для этого мы проводим диагностику через тестирования и опросы. Бывает, что психолог уходит в крайность, занимаясь только диагностикой ради диагностики.

Но, получив данные, он должен объяснять учителям, как работать с коллективами, с групповой динамикой, с конкретными детьми, которые не успевают за образовательной программой, как проводить коррекционно-развивающие занятия. Если есть проблема, объективно касающаяся медицинского психолога, то нужно переадресовать ребенка, признать, что это уже не в твоей компетенции.

— Вы говорите, что важно вовремя перенаправить ученика к медицинскому психологу. Как это корректно объясняется родителям? Обычно они не хотят слышать, что с их ребенком что-то не так.

— Надо сначала завоевать доверие, а потом уже давать советы. Мы доносим до родителя, что ребенку в данный момент тяжело.

Что родитель не должен реализовывать какие-то свои желания через ребенка, важно воспринимать ребенка как отдельную личность со своей проблемой — с нехваткой способностей в определенной сфере, может, с проблемой с организацией, неусидчивостью.

Любая образовательная ситуация предполагает усилия над собой. Но если это усилие чрезмерно, это приводит ребенка к стрессам и срывам.

— Если одного психолога на школу мало и диагностика направлена скорее на общую ситуацию в коллективе, то как отследить проблемы у конкретного подростка? Должен ли вообще выявлением каких-то отклонений заниматься психолог или это совместная задача родителей и учителей-предметников, которые видят учеников чаще психолога?

— Психолог должен выходить на общие собрания к родителям и учителям и объяснять, на какие особенности поведения нужно обратить внимание.

Это в том числе и суицидальное поведение — родитель должен понимать, что это вообще такое. Кроме того, это профилактика употребления психоактивных веществ и отклонений в поведении.

При этом, если в классе происходит травля, педагог всегда это видит, это невозможно не заметить. Учитель не должен допускать проявлений насилия над личностью. Если он категорически это запрещает, то насилие сойдет на нет.

— Разве запреты от учителей не спровоцируют еще большую агрессию со стороны детей, которую они вынесут за пределы школы?

— Если учитель видит ситуацию травли, он ни в коем случае не должен выделять жертву, агрессора и их роли. Иначе он сделает хуже тому, кого обижают.

При этом учителю важно пресекать проявление буллинга на уроке, говорить, что это недопустимо. Но не называть конкретного человека и его роль, никого не жалеть и не поощрять.

Тем самым он переводит эту ситуацию в рамки урока, говорит, что на занятии мы выполняем поставленную задачу. Когда происходит буллинговое поведение в группе — это значит, что групповая динамика нарушена.

Это не столько проблема отдельных личностей, сколько группы как единого организма.

— Мы регулярно наблюдаем скандалы из-за того, что учителя и руководство школы не пускают учеников на уроки или оказывают на них давление из-за внешнего вида, в том числе за цветные волосы и яркую одежду. Сторонники строгого дресс-кода утверждают, что это не самовыражение, не просто образ, который нравится подростку, а попытка привлечь внимание. Так ли это?

— Человеку никогда ничего просто так не нравится. Тем более подростку. Подросток хочет принадлежать к какой-то группе, получить чувство поддержки и единства. Если взрослые начинают активно отвергать такой внешний облик ребенка, он будет испытывать негативные эмоции, личность будет сопротивляться.

Я думаю, что такие ситуации должны регулироваться положениями и локальными актами учебного заведения о внешнем виде. Если каждый участник — родитель, ученик и руководство школы — будут знать эти положения, то в случае нарушений они смогут вместе обсудить ситуацию.

Мы же стараемся не нарушать правила дорожного движения, почему в таком случае позволяем себе нарушать правила дресс-кода? Если же в правилах учреждения прописан просто деловой стиль одежды, надо поговорить с детьми, объяснять, что он нужен, чтобы не отвлекать окружающих.

Согласитесь, если в классе сидит девочка с розовыми волосами, с красным макияжем, в красной кофточке и короткой юбке — это будет отвлекать внимание остальных.

Если она это понимает и делает это целенаправленно, идет в школу, чтобы показать себя,— возможно, ей нужно создать дополнительные условия, деятельность, где бы она могла блеснуть собой и своей внешностью во внеурочное время.

Но не надо забывать, что, в каком бы виде ребенок ни пришел, он пришел учиться. Важно отношение учителя не к образу, который несет ребенок, а к личности.

— Вы говорите о дополнительной внеурочной активности.

Имеет ли смысл вводить должность психологов в государственных учреждениях дополнительного образования, при посещении которых ребенок может проявлять себя совсем не так, как на уроках в школе? И нужны ли психологи в высших учебных заведениях и колледжах. Владиславу Рослякову, открывшему огонь в Керчи, было 18 лет, его тяжело назвать ребенком.

— Согласно «закону об образовании», нужно обеспечить психологическую помощь на всех ступенях образования. Говоря о Керчи, я бы хотела выделить в отдельную структуру учреждения среднего профессионального образования — училища и колледжи.

Возможно, психологическая помощь для них даже более необходима, так как подростки там имеют больший спектр специфических проблем. Не секрет, что после девятого класса часть детей уходит в такие учреждения с не очень положительным опытом обучения в школе.

Таким детям нужно почувствовать успешность, если не в образовательном процессе, то в ситуации самоопределения или профессиональной сфере.

— Как правильнее выстроить превентивную систему, чтобы не допустить трагедий или травли? Возможно ли вообще их избежать?

— Разные роли в коллективах люди выполняли всегда и будут выполнять. Важно, чтобы ребенок не застрял в одной. Даже если сейчас он в негативной роли, надо, чтобы он переходил из позиции в позицию.

Сейчас он лидер, в какой-то момент он перейдет в более спокойную роль, понимая, что это нормально. Если он застрял, то ему должны помочь, чтобы не допустить трагедии.

Я не знаю, как именно была выстроена служба помощи в керченском колледже, но по тем данным, которые есть сейчас, мы видим, что ребенок был замкнут, у него была сложная семейная ситуация, на это почему-то не смотрели. Не будем осуждать тех, кто это не увидел.

Но, если делать выводы из того, что произошло, каждого ребенка, находящегося в сложной ситуации, надо морально поддерживать, как минимум быть вежливым, интересоваться, как у него дела, пытаться понять его эмоции.

— Как понять, что не все в порядке, если подросток в школе не агрессивен, а замкнут и спокоен, и учителям кажется, что это просто его характер? Или если агрессия есть, но он ее вымещает не в школе, а за ее пределами? Учитель не может тратить свое личное неоплачиваемое время на то, чтобы выяснять, чем живут ученики вне школы.

— За этим должны следить и родители, их роль главенствующая, они задают нормы и ценности. Также часто подростки вымещают агрессию в виртуальной реальности — а это большой неведомый родителям пласт жизни ребенка.

Хорошо, если родитель есть в друзьях у ребенка в социальных сетях.

Если речь идет о компьютерных играх, можно попробовать сыграть вместе либо спросить у ребенка, какие цели стоят перед ним как перед героем вот этой игры.

Учителя также сейчас часто «дружат» с учениками в социальных сетях, какие-то сигналы они могут там увидеть. Можно хотя бы узнать, какую музыку они слушают, чем интересуются.

Кроме того, есть предметы гуманитарного цикла, где видно, что подростку интересно, есть письменные творческие работы, эссе, из которых интересы детей также можно считать.

Помимо агрессии без этого можно не увидеть и каких-то суицидальных моментов.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3786401

Учитель против школьника: что делать, если педагог применяет психологические давление

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

Эмоциональное насилие учителей может серьезно сказаться на здоровье ребенка. Вот почему родителям важно вовремя увидеть эту проблему и быстро среагировать.

Специально для «Летидора» статью подготовила Анна Яблочкина, профайлер, социальный психолог, основатель и вдохновитель проекта «Управление Общением».

Каково сейчас учиться детям — хорошим, прилежным, старательным и интересующимся знаниями?

Впечатления школьника, закончившего на очень хорошие оценки 11 классов одной из лучших школ крупного города России:

«У меня со школой отношения были всегда натянуты до предела. И да, я любила учиться, и проблема была не в предметах. Проблема была в учителях.

Прекрасные на вид, но озлобленные на весь мир и на беззащитных детей в особенности — видимо, это критерии для найма на работу.

Что ни учитель, то отдельная клиника. Одна устраивает скандалы с унижением учеников по поводу и без, другая пытается манипулировать запуганными десятиклассниками, угрожая отказаться от классного руководства, третья орет “Дурак! Дебил!” за любое промедление в решении уравнения у доски.

На последнем звонке они же будут говорить вашим родителям, как трепетно любят нас и как рады были провести нас через сложную пору детства и юношества. Вам же, дети, именно учителя скажут: что вы завалите экзамены, что вообще готовить к ним они вас не обязаны, сдайте на минимум и идите мести дворы — вот ваша судьба остолопов.

О какой любви к образованию может идти речь, когда каждый поход в школу — эмоциональное насилие? Когда вашим родителям врут про вас, а родители зачастую склонны верить учителю. Верить чужому человеку с чужими тараканами, больше чем собственному ребенку, с тараканами вполне родными, как минимум по крови…».

У этого бывшего школьника сейчас все хорошо: университет, студенческая жизнь, интересные проекты, хорошее окружение. И это благодаря поддержке родителей — они не допустили, чтобы ребенка сломали, и научили его постоять за себя._

Дети несправедливость кожей чувствуют! И тем она для них больней.Именно потому ребенок — идеальный вариант для абьюзера оттачивать мастерство и безнаказанно наслаждаться своей властью и контролем.

Но ведь так было не всегда.

Что происходит сейчас с образованием в школе? Откуда так много эмоций и давления? Почему образовательное учреждение приобретает статус пространства для эмоциональной ломки и эмоционального насилия над личностью маленького человека?

• Первый ответ лежит на поверхности. Нет стандартов морально-психологической, культурной компетентности педагога при приеме на работу. Их просто нет! Не предусмотрены. Диплома о профильном образовании достаточно. Опыт работы не обязателен.

• Профессия учителя стала социально незначимой. Статус учителя в обществе потерян. Уважение тоже. Зарплаты — не разбежишься. В школы очередь из учителей не стоит, конкурса на место нет. Некому учить детей.

• Стандарты образования изменились. Учителю некогда строить доверительные отношения с ребенком. Учитель должен заполнять отчеты и писать учебные планы.

80% времени уходит на бумажную работу за пределами класса. Когда смотреть в глаза ученику?

Да и зачем? За это не доплачивают…

  1. Создание обстановки общего недоверия. Все всем не доверяют.

  2. Поддержание разобщенности и противостояния в классе.

  3. Деление на группы: отличники и хулиганы, гордость класса и позор класса. Отдельная группа — изгои: плохо прошли психологический тест, не понимают сразу объяснение учителя, медленно усваивают материал, медленно едят, некрасиво выглядят, слишком худые, слишком толстые (переход на личности) и тому подобное.

  1. Неуважение к личности ребенка. Высмеивание недостатков характера, привычек, личных особенностей ребенка, обесценивание его достижений и стараний.

  2. Негативные отзывы в адрес ребенка как человека в некорректной форме и публично выраженные.

  3. Самоутверждение за счет маленького человека, который заведомо не даст отпор.

  4. Нет цели помочь ребенку изменить ситуацию, привычки и поведение, стать компетентнее. Есть цель сделать больно, заклеймить, дать оценку, присвоить категорию. Без возможности выхода и изменений.

Обычно учитель применяет психологическое насилие в классе в отношении только «избранных». Рассмотрим их.

Уже первоклассников могут оскорблять, ставить при всех в классе в угол, наказывать выставлением к доске и так далее. Это все на фоне низкой дисциплины учеников, которые отказываются слушать и слышать учителя. Учитель уже ни для кого не авторитет. Увы и ах!

В зоне риска две основные группы детей:

Первая категория — скромные, тихие, хорошо воспитанные дети из правильных семей, где все тихо и вежливо разговаривают друг с другом, где принято поддерживать друг друга, помогать, слушать и слышать. Вот такие дети впадают в шок и ступор при эмоциональных наскоках, истериках и качелях от «спокойно» до «ураган».

Результат. Ребенок замыкается, перестает участвовать в учебном процессе, начинает отказываться идти в школу или получать знания вообще из любого источника. Образование начинает ассоциироваться с эмоциональной болью.

Вторая категория — дети гиперактивные, энергичные, неуправляемые, еще в семье привыкшие к физическому воспитанию разными бытовыми предметами. Статус «хулиган» и «разрушитель» они приносят с собой из дома, полезных привычек и социальных навыков у них крайне мало, после себя оставляют разруху.

При эмоциональных наездах в свой адрес выбрасывают энергию агрессии в разы превышающую воспитательный посыл. Чем постоянно кормят агрессора. Симбиоз с агрессором получается стопроцентным.

Результат. Как не учились, так учиться и не будут.

Определяющий фактор: насколько хороший контакт у родителей с ребенком. Как хорошо вы знаете своего ребенка, как много с ним общаетесь?

Эмоциональное насилие учителя над ребенком возможно только при безразличии родителей!

Первый признак — поведенческий. Ребенок ведет себя не так как всегда.

С тихими детьми немного сложнее. Они могут замкнуться, не рассказывать, бояться огорчить папу и маму и так далее. Но в их поведении, играх, разговорах с игрушками, рисунках начнут происходить интересные диалоги, появляться новые слова и эмоции.

Родители, обращайте внимание на эти сигналы — что-то не так!

Активные дети начинают дома «отрываться».

Становятся еще более активными, агрессивными, склонны ломать, крушить, причинять вред себе: прищемил палец, поранился, обжегся и так далее.

Это аутоагрессия, желание причинить вред себе за то, что не смог себя защитить в социуме, совмещенная с потребностью привлечь любовь и заботу, но опять через боль.

Срочно поддерживаем через любовь, защиту и опору!

Ребенку нужен надежный тыл. Всегда!

Второй признак — физиологический. Ребенок может начать плохо спать, плохо есть, жаловаться на боль в животе (область желудка и поджелудочной железы). Это все признаки стресса, в котором находится ребенок.

Обратите внимание! Анорексия, булимия, причинение прямого вреда своему телу и здоровью у детей часто совпадает с активным нежеланием ходить в школу. Срочно начинаем решать вопросы в школе. Вплоть до перевода в другой класс или в другую школу к другому учителю.

Эмоциональное насилие может иметь вполне серьезные физические последствия.

Одно некорректное слово, сказанное против ребенка значимым взрослым учителем при одноклассниках, способно на много лет испортить здоровье, внешность, а порой даже стать угрозой жизни.

Там, где родители занимаются своими детьми, абьюзинг учителя будет очень быстро замечен и прекращен.

Первое, чему учим детей: честности и открытости.

Учим ребенка говорить учителю о своих чувствах:

«Мне это неприятно», «Мне так больно», «Мне так плохо», «Я так не понимаю», «Пожалуйста, разговариваете со мной вежливо и спокойно» и так далее.

Ребенок должен знать, что у него есть права, что он имеет возможности заявить о них открыто, без страха и сомнений. Ребенок должен быть уверен, что есть люди, которые его всегда поддержат. Которые всегда на его стороне. Это вы, родители.

Хорошо помогает диктофон на школьном столе во время уроков и на переменах. Уголовный кодекс никто не отменял. Ребенок может записать общение с учителем в классе. Это его право. Запись станет основой для правовой оценки деятельности педагога и его соответствию должности.

Помним!

Школа несет юридическую ответственность за ребенка, за все, что с ним происходит в течение всего учебного дня.

От момента, когда ребенок зашел в школу, до момента, когда он ушел домой.

Родители, воспитываем себя, учимся создавать доверительные отношения со своими детьми. Там, где ребенка только осуждают, оценивают и сравнивают, места для доверия нет. Как нет места и для любви.

Лучшая защита для ребенка — это безусловная, но мудрая родительская поддержка и любовь.

Мы, родители, не против кого-то, просто мы всегда ЗА своих детей.

Shutterstock.com

Источник: https://letidor.ru/obrazovanie/uchitel-protiv-shkolnika-chto-delat-esli-pedagog-primenyaet-psikhologicheskie-davlenie.htm

Буллинг со стороны учителя

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

После поступления в школу у ребенка в жизни появляется еще одна важная авторитетная фигура – классный руководитель. В младшей школе педагог становится иногда даже более значимым взрослым, чем родитель. Это нормально: ребенок адаптируется к новой среде, а учитель ему в этом помогает. От личности учителя также зависит и мотивация ребенка к обучению, и в целом его успеваемость.

К сожалению, бывают случаи, когда педагоги предвзято относятся к ученику, прилюдно высмеивают его ответы, способности и даже внешний вид, используя грубое, унижающее порицание. Но это обычные конфликты, которые быстро возникают и также быстро проходят. В случае буллинга конфликт чаще всего имеет личностную подоплеку и носит затяжной характер.

Как определить, что ваш ребенок стал жертвой учительского буллинга?

Признаки учительского буллинга

Первым звоночком является нежелание ребенка идти в школу. Конечно, практически каждый ребенок хоть раз в жизни говорил, что не хочет идти в школу.

Это нормально и естественно: дети устают, ссорятся с друзьями, забывают выполнить домашнее задание.

Но если ребенок систематически отказывается посещать школу, начинает плакать, прогуливать, а на вопросы о причинах такого поведения не отвечает, стоит обратить внимание на школьную ситуацию.

Второй симптом: у ребенка плохая успеваемость по одному конкретному предмету. Если ребенок способный, проблем с обучением не испытывает, а по одному предмету постоянно получается плохие оценки, стоит задуматься. Скорее всего, причина не в том, что школьник плохо понимает физику или биологию, а в том, что у него не ладятся отношения с педагогом.

Третий признак учительского буллинга – заниженная самооценка у ребенка. Учитель – всегда авторитет для школьника, поэтому от его мнения сильно зависит мнение ребенка о себе. Чем сильнее педагог будет давить на ученика, тем ниже у него будет самооценка.

Четвертая причина того, что стоит обратить внимание на школьную ситуацию ребенка, – отсутствие у школьника желания разговаривать о школе. Особенно остро это заметно у учеников младшей школы.

Для ребят 7–10 лет учебная деятельность является ведущей, а значит, о школе дети должны говорить много и с удовольствием. Если родители этого не наблюдают, то стоит разузнать подробнее, что же происходит в классе.

Пятой отличительной чертой жертвы буллинга является страх перед школой и учителями. Дети, которые подвергаются давлению со стороны педагога, естественно, начинают бояться и этого педагога, и остальных учителей, и школу в целом, ведь травмирующей ситуацией является комплекс событий.

Последствия буллинга в отношениях «учитель – ученик»

Каковы последствия буллинга в отношениях «учитель – ученик»? Они те же, что и последствия любого другого вида насилия: будь оно физическим или моральным – ребенок получает психологическую травму.

Такие дети отличаются заниженной самооценкой, гипертрофированным чувством вины, иногда повышенной агрессивностью.

Если жертвой буллинга становится подросток, то, к сожалению, эта травма может привести к суициду.

Проблема усугубляется тем, что если педагог начинает унижать одного из учеников, то вскоре этим будет заниматься уже весь класс, ведь учитель – это пример для подражания, особенно для детей младших классов. Таким образом, «нелюбимчик» педагога становится жертвой травли со стороны и учителя, и одноклассников.

Что делать?

Что делать, если родители выяснили, что его ребенок подвергается психологическому и моральному давлению со стороны педагога?

Единого алгоритма урегулирования школьных конфликтов нет – в этом случае многое решает человеческий фактор. Но все же есть некоторые рекомендации по выходу из такой ситуации.

В первую очередь, оценив ситуацию спокойно и объективно, поговорите с учителем и выясните причину конфликта. Следите, чтобы разговор строился на конкретных фактах, а не на личных впечатлениях учителя.

Не бойтесь того, что учитель «испортит жизнь» вашему сыну или дочери, ведь если педагог злоупотребляет властью, на него всегда можно воздействовать через директора или представителей департамента образования.

Если у учителя есть определенные претензии к вашему ребенку, внимательно выслушайте их и, если они объективны, поговорите с ребенком.

При этом не выражайте агрессии в адрес учителя, а убеждайте ребенка в том, что учитель не хотел его обидеть.

Выработайте совместно с ребенком план выхода из создавшейся ситуации, покажите ему, что вы на его стороне, и что он всегда может рассчитывать на вашу поддержку.

К сожалению, не всегда возможно урегулировать конфликт внутренними силами,поэтому для его решения необходимо подключать психологов и администрацию школы. Если же ситуация зашла слишком далеко, то наилучшим выходом из нее будет перевод ребенка в другую школу.

В этом случае необходимо поспособствовать посещению школьником психолога, для того чтобы проработать психологическую травму, снизить негативные последствия и актуализировать мотивацию к обучению. Родители же со своей стороны могут помочь ребенку справиться с тяжелыми переживаниями и адаптироваться к новой школе.

Школьный буллинг – проблема сложная, комплексная и во многом социальная. Для того чтобы ребенок не стал жертвой травли со стороны педагогов, тщательно выбирайте школу, разговаривайте с учителями, администрацией, школьным психологом.

Учителя-агрессоры всегда отличаются тоталитарным стилем преподавания и ярко выраженной профессиональной деформацией – выгоранием. Такие педагоги не испытывают удовлетворения от своей работы и любви к ученикам – обычно такое отношение чувствуется сразу.

Ежедневно разговаривайте со своим ребенком, интересуйтесь его успехами, переживаниями, жизненными событиями – тогда вы быстро сможете заметить какие-то изменения в его поведении.

Екатерина Сафонова

Хорошо ли ребенку в школе

Часто родители не знают, что происходит с ребенком, пока он в школе, нравится ли ему в классе. Пройдя этот тест, вы узнаете какие отношения у вашего ребенка с одноклассниками и нравится ли ему школьная жизнь.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/bulling-so-storony-uchitelya/

8 главных ошибок родителей при общении с учителем – Телеканал «О!»

Что является психологическим давлением учителя на родителей?

Когда ребенок идет в школу, родитель и учитель становятся для него самыми главными взрослыми.

От того, насколько они внимательны к школьной жизни ученика, его поведению и отношению к учебе, мудры и последовательны в своих действиях, очень сильно зависит не только здоровье школьника, но и его успехи в учебе и отношение к ней. Эксперт «О!» Марьяна Михайловна Безруких рассказала о главных ошибках родителей школьников при общении с учителем.

Марьяна Михайловна Безруких, советский и российский ученый-физиолог, доктор биологических наук, профессор, академик РАО, директор Института Возрастной физиологии

Не умеем решать проблемы вовремя

Многие родители не спешат решать проблемы сразу при их появлении, а доводят до критического момента, когда обида и раздражение не позволяют выстроить конструктивный диалог.

Причин у такого поведения много, но основная заключается в том, что у нас низкая культура общения: мы не умеем выстраивать диалог ни внутри семьи, ни с чужими людьми.

То же самое происходит и во взаимоотношениях с учителем.

Приходя в школу, ребенок и его родители включаются в новую среду со своими правилами, знакомятся с новыми людьми, принимают новые роли. Так как мы все живые люди, со своими проблемами, чувствами, настроениями, принципами и тактикой общения, возможны конфликты.

Но обеим сторонам важно вовремя понять, что конфликт — тупиковая ситуация, и если не разрешить его, кому-то придется уйти, скорее всего, это будет ученик.

Предъявляем необоснованные требования

Родители очень часто жалуются, что школа не соответствует возможностям их детей по нагрузке, напряженности, по темпу деятельности и так далее. Но ведь они сами выбирали это учебное заведение!

Часто можно услышать претензии: педагог не любит ребенка, невнимателен к нему. Но учитель и не должен любить вашего малыша! Он обязан знать его возможности, видеть склонности, понимать особенности, а значит — уметь выстраивать эффективное взаимодействие и, учитывая интересы, сильные и слабые стороны развития, помочь ему учиться, не перекладывая проблемы на родителей.

Не понимаем своего ребенка

Большинство мам и пап выбирают школу для своих детей, как будто они делают это для себя, не принимая во внимание способности и возможности малышей.

А ведь у школьника могут быть проблемы, связанные с вниманием, гиперактивностью, с более поздним созреванием, из-за чего он просто не может справиться с предъявляемой нагрузкой.

Помочь ученику — совместная задача педагога и родителей, но, к сожалению, виновным чаще оказывается ребенок. Он испытывает давление с двух сторон: им недовольны, его стыдят, наказывают, требуют.

Отсутствие взаимодействия и взаимные обвинения затягивают решение проблем. И, наконец, наступает знакомый многим протест: «В школу не пойду!».

Родители часто не замечают первые признаки неблагополучного состояния нервной системы, когда школьник становится раздражительным, замкнутым, тревожным, трудно засыпает, беспокойно спит, у него резко меняется настроение.

Порой у ребенка есть тики, заикание, постоянные жалобы на головную боль, но и это не вызывает тревогу, особенно если оценки хорошие.

Не понимаем свою роль

Выстраивать отношения с учителем — задача родителей! Когда случается конфликт ученика и педагога, мамы и папы спрашивают: «Чью сторону принять?» Ребенка, только ребенка! Быть на стороне своего малыша — святая обязанность родителей!

Если вы скажете своему третьекласснику: «Ты должен сам во всем разобраться и решить эту проблему с Марь Иванной», — вы оставите его наедине с педагогом в стрессовой ситуации.

Не умеем контролировать эмоции

Адекватный родитель — это тот, кто умеет обсуждать проблемы и выстраивать отношения, а не выяснять их, обвиняя учителя. Не нужно по первому зову своего сердца бежать в школу и выплескивать все негативные эмоции. Это заведомо проигрышная стратегия.

Мамы и папы не привыкли это делать, но с учителем нужно договориться о встрече. Потому что если вы прибежали в школу, готовые к бою, а договоренности об этом не было, то наверняка обидитесь и рассердитесь, если Марь Иванна скажет: «Извините, мне сейчас некогда, я не смогу уделить вам внимание». Это естественно — вы же не идете на какую-то деловую встречу без предупреждения?

Не понимаем, что мы с учителем не враги

Учителя и родители часто рассматривают свои взаимоотношения как личностные, по принципу «люблю — не люблю». Но на самом деле следует строить деловые отношения, эффективность которых складывается из умения слушать и слышать друг друга.

Разговор родителя с педагогом должен быть конструктивным, а ваши взаимоотношения — движением навстречу друг другу во имя своих детей, а не сражением.

Если у учителя есть претензии к ребенку, то обсуждайте не педагога, не ученика, а сложившуюся ситуацию. Например, Саша плохо пишет или читает, давайте поговорим про трудности письма, поймем, что является причиной, как мы можем помочь мальчику.

Не умеем общаться

Помните, что тон «делает фразу», поэтому если он не выдержан, даже обычные слова в сочетании с интонацией и соответствующим выражением лица не скроют ваше отношение — и разговор не получится.

Если учитель некорректен или груб, эта ситуация прекрасно останавливается спокойствием.

Вы имеете право прекратить такой диалог спокойно, доброжелательно, не обвиняя, с легкой улыбкой словами: «Простите, я не могу продолжать этот разговор».

Чтобы понять основные принципы эффективного общения с педагогом, советую познакомиться с моей книгой «Родитель и Учитель. Как понять друг друга и помочь ребенку».

Не думаем о последствиях

В любом конфликте двух взрослых (педагога и родителя) всегда страдает ребенок. И это не зависит от того, кто победил или проиграл. Поймите, даже если вы оказались правы и «заткнули учителя за пояс», ему легче будет «отыграться» на ученике, чем ответить что-то обидное вам.

А срываться на ребенке педагог может по-разному, например, часто и спокойно, без раздражения повторять: «Я тебя во втором классе не вижу».

Такая тихая уничтожающая холодность и презрение, «психологическое битье» страшны для малыша и могут серьезно подорвать здоровье, особенно если родители обвиняют его в проблемах с учителем («Ну, значит, заслужил, сам виноват!») и оставляют один на один в сложной ситуации, которую сам он решить не может.

Sharomka/racorn/Shutterstock.com

Записала Дарья Дудкина

психологияшколадомобществодети

Источник: https://www.kanal-o.ru/news/9389

Законовед
Добавить комментарий