Что делать, если соседи скидывают с крыши свой снег на чужой дом?

Запись на стене

Что делать, если соседи скидывают с крыши свой снег на чужой дом?
. Прокуратура Воронежской области назвала самые криминальные и самые спокойные районы региона. Статистические данные по числу преступлений, совершенных в 2019 году, опубликовали на сайте ведомства в пятницу, 17 января.
Показать полностью…Второй год самым криминальным в Воронежской области стал Лискинский район.

В прошедшем году совершили 1066 преступлений. Опасно также жить в пригородных Новоусманском и Семилукском районе. Неспокойно в Рамонском и Россошанском районах и Борисоглебске. Благополучнее всего в Петропавловском и Репьевском районах. Там зафиксировали по 128 правонарушений.При этом самая негативная динамика в Грибановском районе.

Там уровень преступности вырос за год на 26,5%. В Терновском – на 13,9%, в Рамонском – на 13%, в Хохольском – на 10,2%.Но есть районы, в которых число преступлений, наоборот, заметно снизилось. На 18,7 – в Новохопёрском районе, на 18,3% – в Бобровском, на 16,8% – в Каширском. А в самом криминальном Лискинском районе – на 13,3%.

Всего в районах области в 2019 году было совершено 14,2 тыс. преступлений, и это на 2,7% меньше, чем годом ранее.А вот в целом по области, с учётом Воронежа, прокуроры отметили рост количества правонарушений – на 5,1%.Самым криминальным районом Воронежа стал Коминтерновский, и тоже, как и Лискинский, не в первый раз.

В 2019 году там совершили 4,6 тыс. преступлений.

Источник: Вести – Воронеж

. . В Воронежской области активизировались браконьеры, сообщила пресс-служба департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области в пятницу, 17 января. Сотрудники отдела государственного охотничьего надзора и охраны объектов животного мира, а также КУ ВО «Охрана животного мира» провели почти 1,5 тыс. рейдовых мероприятий в четвертом квартале 2019 года.
Показать полностью…На нарушителей составили 186 протоколов об административных правонарушениях. Специалисты изъяли 109 орудий незаконного пользования объектами животного мира, в том числе 44 единицы огнестрельного оружия и 65 штук иных орудий лова: петли, сети, капканы. Нарушителей оштрафовали на общую сумму 120 тыс. рублей. В суды передали 32 административных материала. Браконьерам предъявили иски о возмещении ущерба за убийство двух кабанов, косули, зайца-русака, четырех серых куропаток, кряквы на общую сумму 355,3 тыс. рублей.Региональный департамент природных ресурсов и экологии напомнил, что за браконьерство жителям грозит административное либо уголовное наказание. Также нарушители должны возместить ущерб, причиненный охотничьим ресурсам. В случае незаконной добычи самца лося – 240 тыс. рублей, самки лося – 400 тыс. рублей, самца благородного оленя – 210 тыс. рублей, самки благородного оленя – 350 тыс. рублей, самца косули – 120 тыс. рублей, самки косули – 200 тыс. рублей, самца кабана – 90 тыс. рублей, самки кабана – 150 тыс. рублей.

Источник: РИА “Воронеж”

. . .

Если вы ищите модель ? и хотите разместить информацию о поиске модели , то мы то что вам нужно Для публикации объявлений о поиске моделей пишите в Предложить новость !

. Из-за непривычно тёплого января в Воронеже распустились почки на деревьях и кустарниках. Об этом рассказали пользователи соцсетей. Некоторые воронежцы даже нашли у себя во дворах грибы.Фото ивы с набухшими почками появилось в городском сообществе в соцсети «ВКонтакте». А один из пользователей опубликовал фото пробившегося из-под осенней листвы гриба. Зелёная трава горожан уже даже не удивляет.

Показать полностью…И это уже не первые растения, которые из-за тепла перепутали времена года. Накануне Рождества в Воронеже появились первоцветы. Фото ярко-голубого пролеска на фоне припорошённой снегом земли опубликовали в воронежских соцсетях.

А в воронежском зоопарке в декабре из-за непривычно высокой для декабря температуры перед Новым годом проснулись медведи. Не проспали мишки и месяца.Согласно прогнозу синоптиков, до конца января существенных перемен жителям региона ждать не стоит.

Пока погода в первом месяце года является аномальной – ежедневно среднесуточная температура превышает норму на 2-6 градусов. Воронежская область попала в зону аномального тепла, рассказали в Гидрометцентре.

Этот январь настолько тёплый, что даже крещенские купания спасателями пришлось организовывать по-новому, на водоёмах почти нет льда.

Источник: Вести – Воронеж

. В Воронеже спасатели сняли маленького ребёнка с крыши магазина на улице Героев Сибиряков, 24. Мальчика там днём в воскресенье, 19 января, заметили прохожие и позвонили в МЧС. Ребёнка передали полиции.Мальчик лет четырёх-пяти, видимо, вылез из окна или с балкона дома, к которому пристроен магазин, и гулял по крыше, сообщили в пресс-службе регионального управления МЧС. Вызов поступил спасателям в 13.48. На место прибыло подразделение пожарно-спасательной службы, ребёнка с крыши сняли и передали полицейским для выяснения обстоятельств произошедшего.

Источник: Вести – Воронеж

Источник: //vk.com/cityvrn?w=wall-33041211_4430810

Из-за претензий соседей вынужден снести дом. История «самостройщика», несогласного с решением суда – Недвижимость Onliner

Что делать, если соседи скидывают с крыши свой снег на чужой дом?

«Я предлагал компромисс: вот вам мешок картошки и мешок капусты. Даром. Каждую осень по два-три мешка. И забудьте про эти грядки. Нет, не хотят.

Значит, не в овощах дело», — Юрий Демидович водит нас по этажам недостроенного коттеджа и пытается растолковать свое понимание сути затянувшегося конфликта.

Выведенный под крышу и застывший в неготовности трехуровневый дом стоит прямо на границе двух участков и, по словам соседей, отбрасывает тень на их огород. Уже несколько лет спор рассматривается в судах.

Согласно последнему решению, дом Демидовича признан самовольной постройкой и подлежит сносу. Мужчина несогласен и указывает на непоследовательность действий местных чиновников: «Как же так? Сначала исполком дает разрешение на строительство и не видит никаких нарушений, а затем, когда вложено столько денег и сил, уведомляет о принудительном сносе».

Ветхий домик в самом центре Березы — на улице Первомайской — Юрий купил 13 лет назад за небольшие по тем временам деньги — $2700 в эквиваленте. Планировал возвести красивый и просторный коттедж для детей. В 2009 году обратился в райисполком за получением разрешения на строительство.

— Мы с супругой Зинаидой хотели строить отдельно стоящий дом в центре участка. Но главный архитектор района пояснил, что на улице Первомайской в соответствии с планом застройки предусмотрено возведение нескольких попарно сблокированных коттеджей улучшенных характеристик.

Это центр города, и таким образом месту хотели придать презентабельный вид перед проведением областных «Дожинок», — вводит в курс дела Юрий. — В 2009 году мною было получено разрешение на строительство одноквартирного жилого дома [не блокированного, а именно одноквартирного — это важное обстоятельство — прим Onliner.

by], ситуационная схема расположения дома на границе смежных участков была согласована с главным архитектором района, после чего я приступил к работам.

Проект коттеджа Юрий разработал сам: он архитектор по профессии. Застройщиком выступила супруга.

К тому времени владельцы еще двух участков (№15 и №17) на улице Первомайской получили разрешения на строительство сблокированных жилых домов. Демидович же, согласно ситуационной схеме, планировал объединить свой дом №13 с домом №11, однако на тот момент прежние хозяева соседнего дома никакого строительства не планировали и искали покупателей на свой участок.

— Меня не смутило, что сосед не строится. Предполагалось, что новый собственник участка обратится в райисполком, ему выдадут разрешение и он начнет возводить свой дом с условием блокировки с моей глухой стеной. Такая была договоренность с районным архитектором, — поясняет Демидович.

Позже дом №11 с участком был приобретен семьей Закуповских. Конфликт между соседями возник весной 2012 года, когда Демидович активно принялся за строительство.

Закуповские, как выяснится позже, вовсе и не собирались ни с кем «блокироваться». Они хотели лишь реконструировать старый дом, стоявший в центре участка. Семья забила тревогу, увидев, как Демидович возводит стену вплотную к их забору.

По санитарным нормам расстояние от дома до границы соседнего участка должно быть не меньше 3 метров, в данном случае разрыв составлял всего 15—20 сантиметров.

В ответ на жалобу райисполком распорядился приостановить работы до выяснения обстоятельств.

— Летом 2012 года я иду на личный прием к председателю Березовского райисполкома и получаю ответ: оснований для прекращения строительства нет, — говорит Юрий Демидович.

— В подтверждение у меня имеется письмо за подписью зампреда исполкома, где говорится, что строительство может быть продолжено, что проект застройки улицы Первомайской согласован главным архитектором района с привязкой двухквартирных блокированных жилых домов. После этого, успокоившись, я продолжил строительство и вывел первый этаж.

Однако соседи Юрия Петровича на этом не сдались и обратились с жалобами в различные инстанции, дошли до Минстройархитектуры.

Вскоре из министерства пришел ответ, свидетельствующий о нарушении градостроительных норм, регламентирующих расстояние от отдельно стоящего дома до границ соседнего участка.

Березовскому райисполкому при участии Брестского облисполкома было рекомендовано «немедленно приостановить строительство, устранить допущенные нарушения при выдаче разрешительной документации, принять меры к отмене ранее принятых решений и урегулировать конфликтную ситуацию».

Незамедлительно решением исполкома от 6 марта 2013 года дом Демидовича признается самовольной постройкой, и застройщик получает уведомление о сносе.

Единственным выходом оставалось судебное разрешение спора. В первый раз дело рассматривалось осенью 2013 года.

Суд установил, что строительство дома велось на основании решения исполкома и в соответствии с проектной документацией, а потому не может быть признано самовольным.

Что же касается нарушения градостроительных норм, то, согласно заключению суда, они были допущены должностными лицами Березовского райисполкома при согласовании проекта, однако это не является основанием для сноса.

Также были приняты во внимание денежные расходы, понесенные Демидовичем: на момент рассмотрения спора в стройку было вложено более 216 млн неденоминированных рублей, что эквивалентно почти $24 тыс. (фундамент, цокольный этаж, стены первого этажа). Изучив все материалы, суд постановил отменить решение исполкома о сносе.

— Исполком решение суда не обжаловал, и 23 января 2014 года я получил официальное разрешение продолжить строительство. Закупил материалы, сделал перекрытие, поставил второй этаж, — излагает дальнейшую хронологию событий Юрий Демидович. — Строю себе дальше, как вдруг выясняется, что сосед подал надзорную жалобу на решение суда в прокуратуру.

Повторное рассмотрение дела состоялось летом 2015 года, и решение на этот раз было вынесено уже не в пользу Демидовича.

Суд признал несоблюдение расстояния до соседнего участка существенным нарушением градостроительных норм.

В решении подчеркивалось, что разрешение исполкома в 2009 году выдавалось на строительство именно одноквартирного жилого дома, указания на строительство сблокированного дома в документе не содержалось.

В суде бывший архитектор района Алексеюк подтвердил, что для утверждения проекта блокированного дома необходимо было согласие Закуповского, которому принадлежит участок №11, однако данное требование закона архитектурной службой выполнено не было…

В конечном счете суд отказал Демидовичу в жалобе на решение райисполкома от 6 марта 2013 года «О сносе самовольной постройки». Областной суд, куда Юрий Петрович адресовал кассационный протест, оставил решение районного суда в силе.

— Выходит, теперь я снова «самостройщик». При наличии на руках разрешения исполкома на проектирование и строительство, при наличии разрешения на дальнейшее возведение дома, — указывает на абсурдность ситуации наш собеседник.

— Ты стройся, дальше стройся, а потом мы тебя снесем. Что это за подход? Если я такой самовольщик, так остановите меня на уровне фундамента.

Я хотел построить красивый дом для своей семьи, ничего не брал у государства, следовал только решениям местного органа власти. И что в итоге?.. 

Неужели нельзя решить спор как-то иначе, договориться, предложить компенсацию?

— Я предлагал снабжение овощами, предлагал пересмотреть границы участков: они отдают мне землю возле стены, я им выделяю территорию за своей хозпостройкой. Не хотят.

В качестве приемлемой компенсации мне была названа сумма в $10 тыс. Мои слова может подтвердить протокол судебного заседания, где упоминается именно такая цифра. Как вы считаете, $10 тыс.

— это адекватная плата за тень на грядках? Да и есть ли те грядки и много ли той тени?

Закончив беседу с Юрием Демидовичем, мы постучались в соседний дом. Хозяйка Алена Закуповская охотно рассказала нам альтернативную версию происходящего:

— Знаю, прежние хозяева участка не разрешали Юрию строить дом на самой границе. Потом мы с мужем купили этот участок, и сосед, пока оформляли документы, быстро вырыл котлован и приступил к фундаменту.

С нами строительство своего дома Юрий не согласовывал. Ни о какой блокированной застройке нас не уведомляли, ничего такого исполком не требовал.

Стоял на нашем участке старый дом — мы его реконструировали и живем, а больше нам ничего и не надо.

Как-то муж пришел с работы — наш забор повален, стройка кипит. Тут мы не выдержали, начали писать жалобы. Я так считаю: закон один для всех. Если положено отступить 3 метра — отступи.

Ну хотя бы 1,5 метра — и у нас не было бы вопросов. Про $10 тыс., что мы якобы требуем с него, — это вранье. Не нужны нам его деньги. Я просила об одном: раз уж такие неудобства, проведи нам газ. Он промолчал.

Ну, мы сами и провели. Теперь ни в чем не нуждаемся.

Да, тень от стены падает. У нас там картошка растет. Когда шла стройка, весь участок был в мусоре, кусты смородины засохли. С его крыши будет течь вода. Зачем нам эти неудобства? Все, кто приходит к нам в гости, ужасаются: как можно было так близко строить?

Почему он стал строить у самого забора? Мне кажется, Юрий и бывший главный архитектор района что-то намудрили. Участок у него узковат. Может, в центре участка такой большой дом с навесом для машины не помещался?

Мы понимаем, что он вложил много денег. Но ведь надо было сразу договариваться, а не надеяться на авось…

По нашей просьбе ситуацию прокомментировал заместитель председателя Березовского райисполкома Виталий Михнюк:

— За год до проведения областных «Дожинок» в городе обсуждались планы, как облагородить центральные улицы. Собственникам ветхих домов на улице Первомайской было рекомендовано выполнить реконструкцию. Двое соседей (дома №15 и №17) сами инициировали строительство блокированного дома, который красиво смотрелся бы со стороны площади.

У них есть все документы, они согласовали свой проект с архитектором области и получили разрешение на строительство дома блокированного типа. Подчеркну: блокированного. Юрий Демидович со своим соседом не договаривался, и ему было выдано разрешение на строительство одноквартирного дома. А это значит, его объект попадает под нормативы, касающиеся одноквартирных домов.

Одно из жестких требований в данном случае — расстояние в 3 метра от стены дома до забора.

Думаю, начиная стройку на границе участка без согласия соседей, Юрий Демидович изначально шел на определенный риск. Как архитектор, он должен был знать тонкости закона и предвидеть последствия.

В 2013 году было выдано предписание о добровольном сносе. Суд первой инстанции встал на сторону застройщика, приняв во внимание его финансовые затраты.

Позже были прокурорский протест и пересмотр дела, решение о сносе снова обрело силу.

— На протяжении пяти лет райисполком несколько раз разрешал Демидовичу строительство. А теперь признает его дом самостроем. Нет ли здесь нестыковки? — задаем, на наш взгляд, ключевой вопрос.

— Вопрос скорее не к исполкому, а к судам. Мы руководствовались решением суда первой инстанции. Затем суд высшей инстанции принял иное решение — мы обязаны были следовать ему. Строго говоря, райисполком свое решение о добровольном сносе от 6 марта 2013 года не отменял, оно было лишь приостановлено.

Предвидя судебную тяжбу, на момент возникновения претензий Демидович мог переделать проект, перестроить фундамент и цокольный этаж. Сейчас перестройка дома будет стоить намного дороже.

Мы не сторонники жестких мер, пытались наладить диалог между конфликтующими сторонами. Но, поверьте, это нелегко.

Если за семь последних лет они не смогли договориться, то точку в их споре сможет поставить только Верховный суд.

Иначе видят ситуацию в Министерстве архитектуры и строительства, куда Юрий Демидович обратился на личный прием. С обстоятельствами конфликта в Березе знакомился замминистра Дмитрий Семенкевич.

В письме за его подписью сказано буквально следующее: «На основании рассмотренных материалов Минстройархитектуры не усматривает нарушений в части строительства одноквартирного жилого дома по ул. Первомайской, 13, в г. Береза и не считает его самовольным, подлежащим сносу».

Еще одна интересная выдержка из письма: «Ответственность за сложившуюся ситуацию в части застройки ул. Первомайской в Березе несет Березовский райисполком». Наверняка этот документ окажется нелишним при рассмотрении дела в Верховном суде.

Дома и коттеджи под ключ в каталоге Onliner.by

Источник: //realt.onliner.by/2017/01/25/bereza-2

Законовед
Добавить комментарий