Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

Подписала чистый лист

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

Увы, не всегда граждане отличаются внимательностью, предусмотрительностью и осторожностью.

Уполномоченный сотрудник полиции, налоговый инспектор или представитель какой-либо организации предложил подписать пустой бланк якобы для ускорения процесса оформления, человек подписывает, а только потом задумывается о последствиях. Что же делать, если был подписан пустой договор, протокол или другой бланк?

Подпись на чистом бланке – что делать?

На доверии граждан нередко наживаются мошенники. Приведем несколько жизненных примеров, когда простановка подписи на пустом листе обернулась неприятными последствиями:

  1. Собственник принял решение о продаже квартиры и привлек для содействия риелтора, который предложил подписать чистый лист под предлогом составления договора. В итоге через время на адрес пришло уведомление о переводе квартиры из жилого в нежилой фонд. В результате проживать в квартире стало незаконным.
  2. В суде рассматривалось дело, предметом которых стали два документа: договор займа и расписка в получении денежных средств. В момент «подписания договора займа» ответчик находился за границей и физически не мог поставить подпись и получить деньги, которые якобы должен. Еще ранее он предоставлял образец подписи на пустом листе своему партнеру по бизнесу.
  3. Пожилой мужчина предоставил юристу образец подписи для скорейшего оформления недвижимости в наследство во избежание бумажной волокиты, которую «специалист» мужественно взял на себя. В итоге загородный дом пожилого собственника был продан без его ведома.

Чтобы не столкнуться с подобным, рекомендуется оповещать правоохранительные органы сразу же после подписания сомнительной бумаги. Таким образом у подписавшего будет подтверждение того, что ничего серьезного он не удостоверял. При возникновении спорной ситуации доказать свою непричастность к подписанному документу будет сложно.

Подписан пустой протокол: какие последствия

Нередки случаи, когда сотрудники полиции предлагают нарушителям подписать пустой протокол для экономии времени. Чаще всего это происходит при возникновении административного правонарушения.

Какие возможны последствия в таком случае? Тут все будет зависеть от порядочности полицейских. Протокол об административном правонарушении не может содержать чистосердечного признания в совершении уголовного преступления. Это совершенно разные виды ответственности и типы правонарушений. В этом отношении опасаться не стоит.

Однако, если сотрудник захочет, он сможет «повесить» на подписавшего более серьезное административное нарушение, влекущее за собой существенные санкции. Если такое произойдет, потребуется оспаривать сведения, прописанные в фиктивном протоколе.

Впрочем, вовсе не обязательно, что полицейские замышляют что-то недобросовестное. Вполне вероятно, что у них действительно не было времени на заполнение документов на месте.

В такой ситуации гражданин может обратиться в отделение и написать заявление на ознакомление с материалами дела. В ответ на заявление уполномоченный сотрудник предоставит подписанный протокол, заполненный полицейским.

Что делать, если налоговый инспектор просит подписать чистый лист

Попросить поставить подпись пустом листе может также налоговый инспектор. Чем это опасно? Налоговики собирают образцы подписей для проведения экспертизы подлинности первичной документации. Для этого инспектор вызывает человека, чья подпись на документах сомнительна, для предоставления уточнений. Как правило, это касается генерального директора или главбуха.

В процессе беседы инспектор просит подписать обычный лист A4. Опасность тут в том, что никто не знает, насколько порядочный человек налоговик и как он в дальнейшем планирует использовать подписанный лист. Теоретически на нем в последствии может оказаться заявление или расписка любого содержания.

Во избежание проблем целесообразно ознакомиться с документацией, содержащей спорную подпись, а только потом давать пример на чистом листе. Вполне вероятно, что уже на этапе демонстрации сомнительного документа вопрос о подлинности будет решен. Если полной убежденности в этом не будет, то есть два варианта:

  1. Попросить налогового инспектора предоставить специальный бланк для образцов подписи.
  2. Если специального бланка нет, то на обычном листе А4 необходимо поставить подпись, текущую дату, а пустую часть перечеркнуть знаком Z или X.

Будьте бдительны и не подписывайте сомнительные бумаги. Прежде чем поставить свою подпись на каком-либо документе, внимательно прочтите его и задайте вопросы, если что-то покажется непонятным или двусмысленным.

Источник: https://ville.ru/laws/podpisala-chistyj-list.html

Полиция, 2 случая из жизни

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

История первая.

Соседка по лестничной площадке сдает квартиру. В эту квартиру вселился цыган (Томми присутствует). Вроде бы неплохой парень. Шприцов не наблюдаю, левых личностей или бутылок тоже. Жил недели две или три. Выхожу как то, а в квартиру где он жил, дверь открыта. Думаю, может что случилось, постучал тишина, еще постучал опять тишина.

Ну думаю, мало ли убежал в магазин. Вечером того же дня приехал поздно и даже не посмотрел на дверь. На следующий день выхожу опять дверь открыта, правда чуть сильнее. Опять стучу минут 10 тишина. Я как любой гражданин думаю может что случилось. Телефона соседки не знаю. Что делать? Правильно звонить в полицию.

И вот тут самая развязка, звоню 112:

– Добрый день, у меня на площадке сдается квартира и уже второй день открыта дверь, можете прислать наряд для проверки, может там человеку плохо или еще что похуже (криминальное).

– Хорошо, скажите свое ФИО, адрес, номер телефона (я с него звоню?!), размер трусов, носков и т.д.

– Я такой-то такойтович и и.д.

– Вы туда, заходили?

– Я вас вызываю для этого, а если там криминал?

– Ждите скоро подъедут.

Через 3 часа нашли телефон хозяйки, позвонили, она приехала и зашла в квартиру. Все кончилось хорошо, все живы и здоровы. Цыган просто решил кинуть ее с оплатой за пару месяцев (до этого все кормил завтраками) и просто слинял.

Через 3 дня звони мне участковый, которого я впервые увидел за 13 лет жизни в этом доме. Предлагает встретиться и подписать бумаги. Мы с ним встретились он мне сказал, что все обращения по номеру 112 приходится обрабатывать ему, т.е. брать объяснения.

Я спросил, а при чем тут объяснения, если никто не приехал? Он ответил, что сейчас везде как. Самое комичное было то, что он сказал, что торопиться и подсунул мне чистый листок вверху которого был заголовок «Объяснительная» и попросил подписать, а он потом сам все напишет с моих слов.

Я подписал (даже не знаю правильно или нет).

История вторая.

В мой подъезд заехала женщина, вроде приличная. Но это так показалась с начала. Она начала делать ремонт, наняла строителей. Но в один прекрасный момент выяснилось, что к ней начали приходить все местные алкаши. И далее по ее поведению стало понятно, что культура алкоголя и ауе у нее в душе.

И вот сегодня у меня подгорело знатно.

Спускаюсь по лестнице стоит тело на против ее двери и стучит, алкоголем за версту, как говорится не в первой. Пришел постучал и ушел. Минут через 40 подымаюсь тело уже лежит на против ее двери и спит. Прям слышу, как сопит. Вопрос что делать в такой ситуации? Я до сих пор не могу себе ответить.

Далее спускаюсь еще раз тела нету. Ну ладно ушел и бог с ним. Через 2 часа приехала жена, звонит мне и говорит, кто-то лежит в подъезде, похоже, что не живой. Я как раз был в 5 минутах от дома, сказал сейчас приеду посмотрим.

Приехал, тело лежит, при чем тоже самое что и утром, я прислушался и не понял живой или нет. Смотришь на него, и никаких признаков, грудная клетка не шевелиться, зрачки под веками тоже. Я не врач трогать не стал.

Подымаюсь выше, выходит соседка и говорит, что это тело и еще парочка таких же, вчера вышибли маленькое окно в подъезде, я даже не заметил, и вчера их уже забирала полиция. Сказал, что я сейчас еще раз позвоню.

– Ало, добрый день, у нас тут человек лежит, я даже не знаю живой или нет.

– Добрый день, а в скорую звонили?

– У него лицо в засохшей крови. При чем тут скорая, я звоню вам.

– Вы заявление писать будете? (Вот тут я офигел, о каком заявлении вообще речь?)

– Какое заявление, у нас в подъезде может человека убили. Он тут лежит, а по подъезду ходят дети, женщины, бабушки.

– Т.е. заявление писать не будете?

– Ну, если вы подскажите текстовку, то напишу.

– Вы хотите, чтобы мы просто приехали и проверили?

– Я даже не знаю, что сказать. Но если вы так ставите вопрос, то да просто приезжайте и проверяйте. Заберите его если он в гавно пьяный или вызовите труповозку, если он уже отошел в иной мир.

– Хорошо ждите.

Два случая из моей жизни. И они очень сильно пугают.

По первому, снял квартиру, пожил, открыл газ и уехал, а потом нас показывают под обломками дома по телевизору.

По второму, лежит человек в подъезде, кому звонить скорую, полицию? Честно, сказать я видел его с утра и прекрасно понимал в каком он состоянии, но второй раз реально не понял жив или нет. Звонишь в полицию, отвечают звони в скорую, т.е. как по мне это перекладывание с больной головы на здоровую.

P.S. Принципиально по такому поводу не буду звонить в скорую. Они нужны в другом месте, а не этому алкоголику, но смущает другое. Что если у него начнется белая горячка или еще что похуже, и он начнет в моем подъезде крошить моих детей, жену, соседей? Как быть в этом случае?

P.S.S Я не рембо ни разу.

P.S.S.S И да, я ссыкло.  Автор – grishaco.

Источник: https://pikabu.ru/story/politsiya_2_sluchaya_iz_zhizni_6570741

Оперативник просил подписать пустой лист бумаги и спрашивал: «Вы дебил?». Программиста, прочитавшего лекцию о йоге, судят по «закону Яровой»

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

The Village

В Санкт-Петербурге судят 44-летнего программиста Дмитрия Угая, который прочитал лекцию о йоге. По так называемому «закону Яровой» Дмитрию вменяют статью 5.26 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) — осуществление миссионерской деятельности.

Программист, серьезно увлекающийся йогой, был приглашен на фестиваль «Ведалайф» в лофт-проект «Этажи» на Лиговском проспекте, чтобы рассказать о видах йоги. А через 40 минут на лекцию заявились полицейские.

Дмитрий Угай:

Ко мне подошли несколько полицейских: один в форме, другой в штатском.

Как выяснилось позже, всего их было шестеро или семеро: остальные пошли на другие мероприятия фестиваля, проверяли документы, искали организаторов, нервничали, что их снимают — официальных представителей закона на публичном мероприятии. Меня довольно грубо попросили пройти с ними.

Сначала хотели вывести без куртки, действовали грубо и развязно, в расчёте запугать и не дать опомниться. К счастью, в зале оказался Сергей, профессиональный юрист, который пришёл на фестиваль как гость. Он добился, чтобы мне дали одеться.

По словам Дмитрия, далее полицейские доставили его в 76-й отдел полиции и якобы убеждали подписать заранее составленные показания.

Дмитрий Угай:

Оперативник дал мне лист чистой бумаги и сказал, что у меня есть два варианта: либо я по-прежнему буду все отрицать и тогда проведу здесь двое суток, т. е.

48 часов как минимум, и меня посадят в камеру, а потом я пойду под суд, либо я от руки пишу обещание явиться такого-то числа со своей подписью, и тут же меня отпускают. Я сказал, что не буду подписывать пустой лист бумаги.

Опер спросил: «Вы дебил?» Я ответил: «Как хотите называйте».

Новые известия

Как выяснилось, сотрудники полиции пришли в «Этажи» не просто так. С заявлением в правоохранительные органы обратился житель Петербурга Наиль Насибулин.

Он, в частности, сообщил о том, что организатором лекции являлось НП «Культурный центр Шри Чайтанья Сарасвати». По мнению мужчины, организация является религиозной.

Примечательно, что в свое время жена и сестра Наиля ушли в секту, поэтому эта тема является для него болезненной.

Как рассказал Наиль журналистам, лично с Дмитрием Угаем он незнаком. «Против него лично как человека я ничего не имею», — сказал Насибулин.

Дмитрий Угай:

Участковый спрашивал, понимаю ли я, что занимаюсь незаконной миссионерской деятельностью, и что меня за это ждёт. Это был верх абсурда. Сарвепалли Радхакришнан и Мирча Элиаде не знали, что простой пересказ сведений из их признанных наукой всего мира трудов будет назван миссионерством и сектантской проповедью.

По такой логике любую лекцию по индийской философии в любом университете нужно признать миссионерством. Но я лишь рассказывал о том, как йоги представляют себе закон кармы и путь освобождения! Таких лекций ежегодно читаются сотни для студентов разных факультетов. По ним ежегодно пишут и защищают курсовые и дипломы.

Каково было бы всей этой массе студентов узнать, что они теперь незаконные миссионеры. Уровень бреда явно зашкаливал.

Между тем дело Дмитрия Угая передали в суд. Программист пояснил, что своей вины не признает. Следующее заседание состоится 18 января. Дмитрию грозит до 50 тысяч рублей штрафа.

  • Статью 5.26 КоАП РФ приняли в так называемом пакете Яровой в июле 2016 года. Декларируемая цель новых законов — противодействие террористической деятельности. Часть поправок касается регулирования религиозно-миссионерской деятельности.
  • В августе 2016 года мировой суд 181-го участка Санкт-Петербурга оштрафовал архиепископа неканонической Украинской реформаторской православной церкви (УРПЦ) Сергея Журавлева за нарушение статьи из «закона Яровой». По данным полиции, Журавлев осуществлял миссионерскую деятельность. Сам он утверждает, что всего лишь проводил семинар по истории христианства для пациентов реабилитационного центра. Суд оштрафовал его на 5 тысяч рублей.
  • В декабре 2016 года мировой суд Владивостока потребовал уничтожить 36 экземпляров Библии, которые распространялись в рамках миссионерской деятельности христианской организации «Армия спасения» без надлежащей маркировки, содержащей полное наименование религиозной организации. Позже суд решил все-таки не уничтожать конфискованные Библии.

Больше новостей

Источник: https://rep.ru/articles/718-operativnik-prosil-podpisat-pustoj-list-bumagi-i-sprashival-vi-debil-programmista-prochitavshego-lektsiyu-o-joge-sudyat-po-zakonu-yarovoj/

Не торопись подписывать: правила и последствия

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

Не смотря на то, что многие юристы настоятельно советуют гражданам не ставить бездумно свои подписи под документами, с содержанием которых они не ознакомились самым тщательнейшим образом, количество споров, связанных с этим не уменьшается.

Особенно это касается бумаг с обязательствами выплатить крупные суммы денежных средств.

Ведь, ошибка вследствие собственной небрежности, незнание закона или неправильного его толкования одной из сторон не является основанием для признание любой сделки недействительной.

Не нужно думать, что простой клочок бумажки, обрывок газеты, обеденной салфетки, на котором будет написан текст, а под текстом поставлена личная подпись не имеют юридической силы. Не нужно поддаваться подначкам других людей, твердящим, что это все шутка, или считать, что по данному соглашению не придется платить. Ко всем бумагам подобного рода, как бы они ни выглядели и в какой бы форме ни были составлены, стоит относиться очень серьезно. 

Бесспорно,  не считаются совершенными сделки (заключенным договоры), в которых (по которым):

– отсутствуют предусмотренные законом условия, необходимые для их заключения (не достигнуто соглашение по всем существенным для данного сделки условиями) не получено акцепт стороной, направившей оферту;

– не передано имущество, если в соответствии с законодательством необходимо его передача;

– не осуществлен государственной регистрации или нотариальное удостоверение, необходимые для его совершения, и тому подобное. 

Установив соответствующие обстоятельства в суде с помощью адвоката можно надеяться на позитивный результат.

Отмечу, что определение договора как несостоявшегося может иметь место на стадии заключения договора, а не по результатам выполнения его сторонами.

К тому же, одно только отсутствие в договоре той или иного существенного условия (условий) может свидетельствовать о его незаключении, а не о недействительности (если иное прямо не предусмотрено законом).

Таким образом, подписывать что-либо, в чем человек не уверен, чего не желает подписывать, в чем не разобрался, — категорически не следует без адвоката. Особенно, если он чувствует, что его хотят обмануть.

Первое, о чем должен помнить каждый, — не стоит торопиться: всегда должно быть время подумать и проконсультироваться с юристом.

Даже если ситуация предельно ясна, не стоит поддаваться давлению или собственному настроения и сразу что-либо подписывать. Нужно взять время на размышления в спокойной обстановке.

Не нужно думать, будто бы стоящее предложение расстроиться. Честные партнеры всегда идут навстречу друг другу. 

Зато мошенникам такое точно не понравится, ведь жертва может сорваться с крючка, поэтому они будут всячески противиться её желанию всё обдумать.

Поэтому время, взятое на раздумья и консультацию у адвоката, — всегда идет во благо человеку.

Печально, но далеко не каждый знает о том, насколько важна личная подпись. Достаточно вспомнить, на каких документах она проставляется и какие соглашения подтверждает своим наличием.

Следует твердо запомнить, что расписываться на бумагах, в которых говорится о каком-либо обязательстве подписавшегося или его отказе от чего-либо, нельзя.

На моей практике адвоката частенько встречаются ситуации, когда человек (даже имея высшее образование и проработав на руководящих должностях) оставил не подумав подпись — и вот уже стал, не зная об этом и сам, чьим-либо должником.

Юридическая безграмотность нередко приводит людей к катастрофе. Многие считают, что бумажки, пусть и заверенные подписями, не важны. Даже оформив какой-либо документ, человек продолжает наивно считать, что по желанию всё может переиграть назад. Захотел — дал слово, подписал соглашение, захотел — забрал слово, отказался от подписанного.

Зачем бы тогда существовали законы, юристы, нотариусы и договоры, если каждый был бы хозяином своего слова? Соглашение, оформленное письменно, закрепляет сказанное. Поэтому шутки в столь серьезных вещах неуместны.

Конечно, сделку, которую совершило дееспособное физическое лицо в момент, когда оно не осознавало значение своих действий и (или) не могло руководить ими, может быть признано судом недействительным по иску этого лица, а в случае его смерти – по иску других лиц, чьи гражданские права или интересы нарушены. Но сделать это достаточно сложно.

Достаточно странно звучит, но даже современные, начитанные люди не придают значения чужим распискам. Мало кто пользуется ими, как документом и доказательным инструментом, считая, что такая бумага будет однозначно проигнорирована судом. Такое же отношение у них и к своим. Не верят они в то, что кто-то воспользуется ими для получения обещанного в них.

Ведь подписанту достаточно отказаться от своих слов и отозвать подпись. Мол, нет, я этого не обещал, я только пошутил. Или просто игнорировать все требования. Однако подобная практика от ответственности не спасает.

Адвокату бывает в таких делах достаточно сложно опровергнуть текст расписки и поставленную на ней подпись, обыграть ситуацию в выгодном для Клиента свете.

Слово не воробей, вылетело — не поймаешь, – с этим выражением знакомы все. Однако с письменным словом всё обстоит совершенно не так. Не зря все документы оформляются на бумаге.

Достаточно написать текст и заверить его своей личной подписью или заверить подписью чужой текст, как в силу вступают правовые отношения, даже без нотариального заверения и без печатей юридических лиц.

Обращаю внимание, что в связи с несоблюдением требований закона о нотариальном удостоверение сделки договор может быть признан действительным только на основаниях, установленных статьями 218 и 220 ГК Украины. Письменное соглашение является причиной их неизбежного изменения.

Поэтому прежде, чем взять в руки ручку, стоит хорошенько подумать о том, стоит ли заверять какой-либо документ и потом нести за исполнения его положений личную ответственность, подводить других людей, включая членов своей семьи. Следует задать себе вопрос: тебе это действительно нужно?

Никогда не нужно забывать о том, что отозвать обратно своё слово, которое отображено на бумаге, практически невозможно без помощи адвоката. Это означает то, что, как правило, положения договора или расписки придется выполнять. Более того, на моей практике бывают и такие случаи, когда расписки выдаются на обрывках обоев или оберточной бумаге.

Возможно поэтому, подписант не считает, что они могут иметь какую-то силу. Однако это не так. Расписка, оформленная на таком, не характерном для документа материале, тем не менее соответствует всем требованиям, предъявляемым к соглашениям по договорам займа, получающим юридическую силу. Первое — оформление в письменном виде. Второе — личная подпись.

Если оба пункта соблюдены, расписка признается документальным свидетельством правоотношений сторон. Если ещё указан срок возврата денег – это стает уже доказательством договора займа. И по таким распискам суд с успехом взыскивает деньги и налагает исполнение взятых по ним обязательств.

Причитающиеся истцу проценты, также взыскиваются с должника в судебном порядке.

Зная обо всем об этом, будет совсем не лишним внимательно изучить все пункты договора, который предстоит подписать, с помощью адвоката.

Важно досконально разобраться в вопросе с юридической точки зрения – ведь подписывая один документ, можно вступить в совершенно иные правовые отношения и нести ответственность не по тому, чему было желание.

Например, в соответствии со статьями 229 – 233 ГК сделка, совершенная под влиянием заблуждения, обмана, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие влияния тяжелого обстоятельства, является оспариваемой.

Отмечу, что обстоятельства, по которым ошиблась сторона сделки, должны существовать именно на момент совершения сделки. Лицо в подтверждение своих требований о признании сделки недействительной должно доказать, что такая ошибка действительно имела место, а также она имеет существенное значение.

К тому же, в силу сложившейся судебной практики по такому роду дел, не является ошибкой по качеству вещи невозможность её использования или возникновения трудностей в ее использовании, что произошло после выполнения хотя бы одной из сторон обязательств, которые возникли с сделки, и не связано с поведением другой стороны сделки. Более того, не имеет правового значения ошибка относительно расчета получения пользы от совершенной сделки.

Поэтому, пока не будет абсолютно четкой ясности в том, какие обязательства налагаются соглашением, и в том, нужно ли вообще во все это ввязываться, ничего не подписывать. На изучение документа и размышления о его целесообразности для себя нужно тратить столько времени, сколько необходимо. Только такой подход избавляет от возможных проблем.

Если собственных знаний недостаточно, нужно обратиться к юристу. Когда бумагу не выдают для изучения, когда не дают времени для раздумий, мотивируя срочностью, это должно насторожить. Нет таких срочных соглашений, кроме мошеннических, когда подпись требовалась бы сразу. Сторона договора должна знать, что она имеет право на изучение бумаг и время на это изучение.  

Конечно, решая споры о признании сделок (договоров) недействительными, суд должен установить наличие фактических обстоятельств, с которыми закон связывает признание таких сделок (договоров) недействительными на момент их совершения (заключения) и наступления соответствующих последствий, и в случае удовлетворения исковых требований указывать в судебном решении, в чем конкретно заключается неправомерность действий стороны и каким нормам законодательства не соответствует оспариваемый сделка. 

К тому же, необходимо с учетом предписаний статьи 215 ГК Украины и статьи 207 ГК Украины разграничивать виды недействительности сделок, а именно: ничтожные сделки, недействительность которых установлена законом (например, ч.1 ст. 220, ч.2 ст. 228 ГК Украины, ч.2 ст.

 207 ГК Украины, статья 13 Закона Украины “О создании свободной экономической зоны” Крым “и особенности осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины”), и оспариваемые, которые могут быть признаны недействительными только в судебном порядке по иску одной из сторон, другого заинтересованного лица, прокурора (в частности, ч.1 ст. 227, ч.1 ст. 229, ч.1 ст. 230, ч.1 ст. 232 ГК Украины, ч.1 ст. 207 ГК Украины).

Если подписание все-таки состоялось, и только после этого человек понял, что оказался обманут, он должен сразу же обратиться к адвокату. С любыми вопросами, подозрениями и сомнениями. Не теряя времени, как можно быстрей.

От скорости обращения зависит исход дела и возможность восстановления процессуальных сроков, если такие были пропущены. Специалист определит, нет ли в осуществленной сделке мошеннической схемы. Возможно опасения напрасны.

Если же подписан оказался введен в заблуждение, исправить ситуации легче всего сразу. Поэтому стоит поторопиться.

Источник: https://blog.liga.net/user/dzenkin/article/22071

В воронеже мошенник чуть не лишил квартир двух матерей-одиночек

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

Центральный районный суд Воронежа вынес приговор по делу о квартирном мошенничестве, которое смысле можно считать прецедентным: по мнению специалистов, здесь отрабатывалась новая схема имущественных преступлений.

Письмо несчастья

Шестое октября 2004-го года стало для Светланы по-настоящему “черным” днем, с которого началась другая жизнь, полная страха перед возможностью оказаться выброшенной на улицу вместе с 12-летним сыном-астматиком.

Именно в этот день женщина получила конверт, куда было вложено исковое заявление от неизвестного ей человека, утверждавшего, будто она взяла у него в долг 25 тысяч долларов под баснословные проценты.

К этому документу прилагалось копия долговой расписки, напечатанной на компьютере, и сообщение об аресте двух квартир – той, где она жила вместе с сыном, и второй – доставшейся ей и сестре в наследство после смерти отца.

– Сначала я подумала, что это чья-то дурная шутка, – рассказывает Светлана, – но справка об уплате госпошлины в 11 тысяч рублей убедила меня в том, что ситуация – серьезнее некуда.

Впрочем, она все-таки надеялась, что происходящее – какое-то недоразумение. Может, ее с кем-то перепутали?.. Светлана отправилась по адресу проживания истца, указанному в документах, но оказалось, что здание, некогда бывшее гостиницей, давно стало офисным центром, где никто не может ни жить, ни быть зарегистрированным.

Адвокат, к которому обратилась растерянная женщина, заявил, что такую странную историю он слышит впервые: “На ум приходит два варианта: либо вы мошенница, либо сами стали жертвой мошенников. А могло случиться так, что вашу подпись украли? Ну, может, подмахнули какую-то бумагу не глядя?..

” Это предположение Светлана сразу же отвергла: “По работе (она менеджер одного из воронежских вузов – прим. “РГ”) мне приходится подписывать много “ответственных” бумаг, и я никогда не ставлю свою подпись прежде чем вдоль и поперек не изучу документ”.

Напуганная женщина обратилась в УБОП, оттуда ее заявление переправили в Центральный РОВД Воронежа, где в свою очередь отказали в возбуждении уголовного дела, предложив решить все вопросы в гражданском процессе.

Таинственный истец

Человека, который требовал у нее денег, Светлана увидела только в суде и сразу же узнала. В августе того же года она дала объявление в газете о сдаче пустующей квартиры, ей позвонил молодой человек, и вдвоем они отправились смотреть апартаменты.

Пока ехали в маршрутке, парень рассказал, что закончил строительный вуз в Москве, что теперь будет работать в Воронеже и фирма собирается ему оплачивать квартиру, что он обязательно перевезет сюда маму. Спросил, не прописан ли кто в квартире и, удостоверившись в том, что у Светланы есть “зеленка”, согласился снять жилье.

Одним словом, впечатление от общения с молодым человеком у хозяйки осталось самое благоприятное. Женщина дала ему бланк договора. На следующий день парень позвонил и сообщил, что договор готов, но бухгалтерия требует паспортные данные арендодателя. Светлана продиктовала необходимые сведения.

Спустя два часа парень еще раз перезвонил: мол, ничего у нас с вами не получится – ситуация изменилась.

И вот спустя три месяца Светлана вновь увидела свого несостоявшегося квартиросъемщика. На этот раз от былой  застенчивости не осталось и следа: Дмитрий К.

уверял, что дал ей в долг на три недели 25 тысяч долларов под 40 процентов годовых, и в качестве доказательства предъявил долговую расписку, где под печатным текстом стояла подпись Светланы, которую она, впрочем, своей не признала.

Две назначенные судом экспертизы дали заключение, что подпись в документе сделана рукой Светланы. Одним словом, над женщиной всерьез нависла угроза быть выброшенной с сыном на улицу, поскольку к тому времени гипотетические проценты “набежали” как раз на две квартиры.

Начались постоянные звонки с угрозами от неизвестных людей: “Вы что, судиться с нами вздумали?” или “Вы хоть оглядываетесь, когда ходите по улицам?” и тому подобное. Опасаясь за жизнь сына, Светлана вынуждена была отправить его в санаторий.

Женщина снова написала заявления в ГУВД и прокуратуру: квартирное дело – не для гражданского процесса, речь идет о мошенничестве, следовательно, необходимо уголовное расследование. И только в апреле 2005-го по материалам проверки БЭП в главном следственном управлении ГУВД дело возбуждают.

К тому времени о личности Дмитрия К. было известно уже достаточно: например, представленные им справки о регистрации по месту жительства оказались фальшивыми, сведения о многочисленных местах работы не подтвердились.

Выяснилось также, что несколько лет назад аферист приехал из Туркменистана, где остались его отец и мать (диспетчер и учительница), которые при всем желании не могли снабдить сына тысячами долларов, чтобы он в свою очередь занимался “ростовщическим” бизнесом в Воронеже.

Психологическая же экспертиза признала Дмитрия К. вменяемым и обнаружила у него такую завидную способность, как “легкая вживаемость в различные социальные роли”.

Психологическая экспертиза обнаружила у мошенника завидную способность – “легкую вживаемость в различные социальные роли”

Нелегкая долевка

Поворотный момент в этом деле наступил, когда Светлана случайно узнала, что в Коминтерновском суде Воронежа рассматривается аналогичное дело, причем – все с тем же действующим лицом в главной роли.

По словам Елены, она дала в газету объявление о продаже однокомнатной квартиры в строящемся доме. Ей позвонил Дмитрий К., представился студентом из Москвы, который хочет приобрести в Воронеже недвижимость.

– Мы с ним встретились, – рассказывает Елена, – он сказал, что устраивают квартира и цена.

 Дмитрий попросил меня подписать чистый лист бумаги, и объяснил, что впишет туда сведения о “долевке”, которые необходимы для получения кредита в банке. Прошел месяц – от “студента” вестей не было.

В связи с тяжелой болезнью отца нам срочно нужны были деньги, и я снова дала объявление о продаже квартиры. А потом меня вызвали в суд.

В суде Елена увидела все того же парня, который заученно твердил, что она за свою квартиру получила от него около полумиллиона рублей, и в качестве доказательства представил договор о переуступке права требования на жилплощадь с подписью девушки.

На суде истец давал противоречивые показания: например, сначала заявил, что передал деньги за квартиру в отделении банка, другой раз в качестве “места передачи” называл компьютерный салон.

В итоге дело проиграл, но обжаловать решение суда не стал. Сразу по окончании гражданского процесса было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 159 “Мошенничество в крупном размере”.

Спустя некоторое время два дела – Тонких и Зубковой – объединили в одно производство.

Уже в ходе расследования были назначены еще три почерковедческие экспертизы – в московском институте независимой экспертизы, экспертно-криминалистическом центре МВД РФ и в экспертно-криминалистической службе воронежского управления по контролю за оборотом наркотиков. Во всех трех заключениях методично были разобраны и перечислены “огрехи” двух первых экспертиз и делался вывод о том, что подпись сделана не рукой Тонких.

Жилплощадью обеспечен

Процесс длился больше полугода. Дмитрий К. вел себя на заседаниях крайне развязно и как мог затягивал дело разного рода ходатайствами: требовал, например, отправить запросы во все (!) банки Москвы на предмет того, не были ли у него там в 2004-м году открыты счета.

Требовал провести еще одну – шестую по счету – экспертизу в некоем столичном агентстве. Вину свою подсудимый не признал. Зато суд признал его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159 “Мошенничество в крупном размере” и ч.3 ст.

30 “Покушение на преступление”, и назначил наказание в виде лишения свободы на срок два года и шесть месяцев в колонии общего режима.

Потерпевшие сделали свои выводы из этой истории. Хотя “история” – это для других, для них – это долгие месяцы, годы постоянного страха и напряжения.

– Три года моя жизнь была похожа на ад: бессонница и ночные кошмары, страх за ребенка, – вспоминает Елена. – Даже не знаю, как я все это вынесла.

Мне хотелось бы, чтобы надзорные органы каким-то образом дали правовую оценку экспертов, сделавших заключение, что под документом моя подпись. Одним росчерком пера меня чуть не пустили с сумой по миру.

Знаете, сын мне недавно сказал, что обязательно станет юристом: “Мама, я вырасту, выучусь и буду тебя защищать”.

Источник: https://rg.ru/2007/05/29/reg-chernoz/v158471.html

Как правильно подписывать пустые листы, если их нужно подписать

Что делать, если я подписал пустой лист бумаги?

Как правильно подписывать пустые листы, если их нужно подписать

Доверительные отношения между партнерами или работником и работодателем могут привести к тому, что кто-то из них подписывает пустые листы.

Спустя некоторое время неудачливому подписанту могут предъявить этот же бланк, но уже с напечатанным текстом, который налагает на него обязательства.

Как в этом случае опровергнуть презумпцию подлинности документов и какую роль при назначении экспертиз играет судейское усмотрение – на примере одного дела, которое Верховный суд дважды отправлял на пересмотр.

Когда заходит судебный спор о подлинности подписей, то ключевую роль по таким делам играет судейское усмотрение – в этом уверен Вадим Байбуз, старший партнер юридического бюро “Байбуз и партнеры”. По его словам, в судах часто возникают споры не только о принадлежности подписи тому или иному человеку, но и о том, когда именно появились надпись ручкой или машинописный текст.

Последний вопрос актуален тогда, когда в ход идут подписанные чистые листы, на которых затем печатают текст. Обычно такие случаи имеют межличностную подоплеку, рассказывает Байбуз:

Обычно это партнеры или работник и работодатель, между которыми когда-то были доверительные отношения, и в результате чего кем-то и были подписаны пустые листы.

Основания для этого могли быть разные – вовсе необязательно, что у кого-либо изначально был злой умысел.

Про такую бумагу вы можете забыть совсем, а спустя годы этот бланк “выстрелит” – подписанту предъявят документ, который возлагает на него обязательства

“Жертвам” доверчивости может помочь только тщательная экспертиза, которая заключит, что текст и подпись были нанесены в разное время, или придет к выводу, что время определить невозможно, из-за механического (термического) воздействия, говорит Байбуз. В последнем случае важно убедить суд, что такое воздействие имело целью “замести следы”, советует юрист.

Кто в этом случае должен доказывать или, наоборот, опровергать подлинность бумаг, представленных в суд? Подписи на них предполагаются подлинными, пока не доказано обратное.

Значит, кто ссылается на фиктивность – тот и должен ее обосновать, считает Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП.

Исключение, по мнению юриста, возможно в том случае, когда сторона, которая представила документ, хочет обосновать подлинность подписи на нем, для чего требует назначения экспертизы.

Если суд заметил, что подпись на конкретном листе заметно отличается от других, которые имеются в материале дела, то бремя доказывания можно возложить на сторону, предоставившую документ, полагает Егоров. В любом случае, подчеркивает эксперт, судейское усмотрение должно опираться на материалы конкретного дела и не должно ограничивать доступ к правосудию одной из сторон.

Именно такую ошибку дважды допустила апелляция в деле по взысканию долга по распискам.

А был ли долг?

В 2012 году житель Смоленска Султан Рамазанов* потребовал от Ахмеда Калоева* возврата долга по договору и расписке, согласно которой Калоев в 2008 году занял 7,5 млн руб. под 15% годовых до востребования. Калоев возразил, что это он дал Рамазанову в долг, и предъявил свою расписку 2009 года на 10 млн руб. под 14%.

Правда, она оказалась поддельной – к такому выводу пришли сотрудники ФГКУ “Экспертно-криминалистический центр МВД РФ”, которые провели экспертизу для проверки заявления о преступлении.

Согласно ее выводам, текст документа был напечатан на пустом листе с подписью Рамазанова. С первоначальной распиской (2008 года) оказалось сложнее – специалисты МВД не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть, что она подписана рукой Калоева.

Последний заказал экспертизу своей подписи ООО “Центр оценок и экспертиз”, но и оно не дало однозначного ответа.

Затем Рамазанов обратился в Промышленный районный суд города Смоленска c иском о взыскании 14,4 млн руб. займа и процентов (дело № 2-351/2013 (2-4116/2012;) ~ М-4159/2012). Калоев предъявил встречный иск на 14,3 млн руб.

К делу были приобщены досудебные экспертизы, а от проведения судебных обе стороны отказались, что сыграло против них в суде первой инстанции. Судья Геннадий Котов решил, что Рамазанов должен был доказывать передачу денег Калоеву и наоборот. Раз они этого не сделали – значит, в обоих исках следует отказать, решил Котов.

Бремя доказывания лежит на заемщике

Рамазанов обжаловал решение первой инстанции в Смоленский областной суд (№ 33-603/2014). Рамазанов посчитал, что суд первой инстанции ошибочно распределил бремя доказывания между сторонами.

Суд согласился с этим аргументом, указав, что договор займа считается заключенным с момента передачи денег (ч.1 ст. 807 ГК). Расписка – это достаточное доказательство передачи денежных средств, а если заемщик с этим не согласен – это он должен доказывать свою правоту. Калоеву это не удалось. Более того, в апелляции он снова отказался от почерковедческой экспертизы.

Судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда в составе Зои Александровой, Татьяны Никоненко и председательствующей Тамары Шаровой требования Рамазанова частично удовлетворила.

Не помогла даже комплексная экспертиза

Тогда Калоев пожаловался в Верховный Суд, который отправил дело на новое рассмотрение (определение № 36-КГ14-3).

Как указал ВС, апелляция вынесла противоречивое решение: с одной стороны, она удовлетворила требования Рамазанова, хотя не было доказано, что его расписку завизировал Калоев.

С другой стороны, она не стала пересматривать решение по встречному иску Калоева, хотя первая инстанция отказала ему с той же мотивировкой касательно его расписки.

Пусть даже Калоев не обжаловал отказ – противоречие в подходе апелляции все равно нарушает равноправие сторон и баланс их интересов, констатировала коллегия в составе Сергея Романовского, Александра Киселева и председательствующего Вячеслава Горшкова. Судьи указали, что облсуд должен выйти за пределы жалобы и рассмотреть оба иска, одинаково распределив по ним бремя доказывания.

Апелляция, рассматривая дело по новой, назначила еще одну экспертизу – комплексную. Эксперты подтвердили поддельность расписки, на которой основан встречный иск.

Что касается первоначального документа, специалисты установили, что подпись на нем подлинная, но нельзя установить, что появилось на листе раньше – она или машинописный текст. Поэтому эксперты дали совет направить материалы дела на экспертизу с более совершенным оборудованием.

Об этом же просил и Калоев, но Смоленский областной суд отклонил это ходатайство и вновь принял решение в пользу первоначального истца.

Руководитель проектов АК “Павлова и партнёры” Сергей Солдатенко полагает, что суд немотивированно отказал ответчику в дополнительной экспертизе: “Когда эксперты не могут дать ответы на все поставленные вопросы, суд должен оценить, достаточно ли ему тех выводов, которые есть. Стороны имеют право доказывать, что исследование проведено некачественно”.

Хотя назначение повторной или дополнительной экспертизы – это право суда, а не его обязанность, отказ в удовлетворении ходатайства в любом случае должен быть мотивирован, подчеркивает Солдатенко.

Когда эксперт не смог дать ответ на поставленный вопрос, но есть высокая вероятность, что ответит иная экспертная организация (например, располагающая специальной техникой), то стоит назначать повторную экспертизу, уверен Солдатенко.

Калоев снова подал жалобу в ВС на решение апелляции. ВС посчитал, что апелляция допустила ошибку, не назначив еще одну экспертизу, чтобы получить точные ответы на все вопросы (определение № 36-КГ15-13). Судьи Сергей Романовский, Александр Киселев и председательствующий Сергей Асташов во второй раз отправили дело на пересмотр.

“Заключение эксперта – это всего лишь одно из доказательств”

“Заявлениями о подделке подписи нередко злоупотребляют, чтобы затянуть процесс,” – говорит Светлана Бурцева, адвокат Люберецкой коллегии адвокатов, полностью одобряя решение ВС.

Юрист и сама не раз сталкивалась с подобными ситуациями.

Среди самых популярных способов подделки она выделяет “сканирование подписи” – ее преобразуют в цифровой формат и через принтер выводят на любой другой документ.

Павел Ивченков, юрист компании “Деловой фарватер”, указывает, что часто приходится проводить почерковедческую экспертизу, когда надо доказать реальность сделки: “Без нее не обходится в делах, где заемщик банка пытается доказать, что это не он оформлял кредит, а мошенники воспользовались его паспортом”.

Антон Пуляев, адвокат, заместитель председателя коллегии адвокатов “Де-Юре”, подчеркивает, что заключение эксперта – это всего лишь одно из доказательств по делу, которое суд оценивает по своему внутреннему убеждению: “Для него никакие доказательства не имеют заранее установленной силы”.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/review/view/128022/?cl=N

Источник: https://centerekspert.ru/novosti/kak-pravilyno-podpisyvaty-pustye-listy-esli-ih-nug

Законовед
Добавить комментарий