Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

Житомирский суд приговорил подростка к лишению свободы за убийство, в котором призналась его мать

Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

О нашумевшей истории в Народичском районе Житомирской области «ФАКТЫ» писали в октябре 2014 года. 15-летний Руслан Сиренко, чтобы спасти от тюрьмы маму, взял на себя вину в тяжком преступлении — убийстве его отчима.

Взамен Руслан потребовал от матери, чтобы та бросила пить и наконец-то начала ухаживать за младшими детишками (меньшей дочери тогда было несколько месяцев).

38-летняя женщина пообещала взяться за ум, но слова не сдержала: вскоре снова пустилась в пьяный загул в компании очередного сожителя, бросив троих детей в палате районной детской больницы. И тогда Руслан понял, что отбывать наказание за такую маму не стоит.

«Мама пила в течение всей беременности. Ее и в роддом забрали пьяной»

Семья Анны и Александра Ковальчук (фамилия изменена) хоть раньше и не состояла на учете в службе по делам детей, была известна среди односельчан как неблагополучная. Супруги работали от случая к случаю. Родив одного за другим троих детишек (Руслан был сыном Анны от первого брака), муж с женой пропивали «детские» деньги.

— Брат с сестрой вечно бегали голодными, есть ходили к бабушке или соседям, — говорит Руслан. — Мать с отчимом задолжали во всех местных магазинчиках и самогонщикам. Меня вместо школы часто отправляли к дядьке, который варил самогон на продажу.

Я помогал ему по хозяйству, на огороде. За это он списывал мамины долги за водку. Но часто бывало так, что к вечеру мать звонила этому дядьке и просила дать мне с собой бутылку. Так что долги не уменьшались.

Когда мама снова забеременела, отчим сразу стал подсчитывать, что купит на первую часть пособия. Обрадовался, что кредит выплатит, хотел подержанную машину взять. Мама пила в течение всей беременности. Ее и в роддом забрали пьяной.

После рождения малышки они действительно получили деньги, около 20 тысяч гривен. Раздали долги, и ничего не осталось.

Однажды Александр, который хотел как-то изменить жизнь, закодировался от пьянства. Мама сказала, что ей это не нужно, она и так пить не будет. И сорвалась первая. Отчим пришел с работы, а она пьяная. Дома грязно, есть нечего.

Начался скандал, продолжавшийся изо дня в день. Отчим запретил ей кормить грудью, и тогда мать вовсе перестала заниматься ребенком. Маленькая Лиза постоянно кричала, ведь была голодная.

Пришлось мне покупать молочную смесь за свои деньги и самому кормить сестру.

Парень не удержался, чтобы не похвастаться. Летом, помогая односельчанам по хозяйству, ему удалось заработать неплохие деньги.

Купил себе подержанный мотоцикл, бензопилу и косилку, чтобы иметь возможность еще больше подработать.

Только покупаемый для этой техники бензин имел свойство постоянно исчезать: отчим с матерью, ощущая нехватку в средствах, продавали стоящие в сарае канистры с топливом.

— Видя, что мать не просыхает, отчим снова стал пить, — продолжает Руслан. — Бросил работу, целыми днями лежал на диване. Утром они просыпались, выпивали по стакану, закусывали и снова спали.

А вечером постоянно ругались. Между ними начались драки, сначала редко, потом почти каждый день. Тогда я старался уходить из дому. На лавочке сидел или у соседей.

Возвращался в два-три часа ночи, когда в доме затихало.

Беда случилась осенью 2013 года. Руслан тогда учился в девятом классе.

— В очередной раз они поругались из-за денег, — говорит парень. — Саша взял деньги в банке, чтобы рассчитаться за предыдущий кредит, а вместо этого купил себе мобильный телефон. Около одиннадцати вечера я уложил малышей спать, сидел и качал люльку с Лизой.

Отчим с матерью начали драться. Чтобы прекратить это, я встал между ними. В результате мне тоже досталось, но не сильно. Потом оба, продолжая ругаться, пошли в комнату, но я за ними не пошел — надоело.

Хотя надо было! Отправился на кухню, убрал со стола мусор, разбитые рюмки.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Из кухни я не слышал, что происходило в комнате (Руслан нарисовал схему дома, чтобы было понятнее. — Авт.). Вроде тихо, думаю, — угомонились. Вдруг мать вышла ко мне и говорит: «Я его убила». Я не поверил, заглянул в комнату. Отчим лежал на кровати мертвый, голова вся в крови. Рядом окровавленный топор. Я вышел на веранду, мать была там, курила.

Я не знал, что сказать. Мне было страшно. Тоже закурил. Мы долго молчали. Потом мама сказала, что тело надо спрятать, переждать время, пока Сашу будут искать, и уехать куда-нибудь далеко. Решили зарыть в сарае. Мать нашла большой полиэтиленовый пакет, я надел его убитому на голову, чтобы кровь не капала. Выкопал яму в сарае, на простыне перетащил его туда.

Тело засыпали землей, утрамбовали. Это было уже под утро. Мать попросила сходить с ней к самогонщикам за водкой. Выпила и заснула. На следующий день к нам пришла Сашина мать, спросила, где он. Мы с мамой пожали плечами: «Сами не знаем, дома не ночевал. Может, подался куда?» И тут бабушка говорит: «Мне такой страшный сон приснился, будто его убили…» Я растерялся.

Что ей ответить?

«Я согласился взять вину на себя в обмен на обещание матери перестать пить»

Возможно, многодетной пьянчуге и удался бы ее замысел. Кроме матери, исчезнувшего Александра никто в селе не хватился. В милиции тоже не спешили заводить уголовное дело по факту пропажи человека, мотивируя привычным: «Погуляет — придет». В разоблачении убийцы оказалась «заслуга»… самой Анны.

Спустя три дня после преступления, выпивая в компании соседей, она призналась им в совершенном преступлении, заодно сообщив, что тело убитого зарыто под сараем. Свою откровенность объяснила так: «Жалко Сашу, пусть уж люди найдут, похоронят по-человечески». Соседи в ужасе побежали в милицию.

На следующее утро в дом Ковальчуков пришли оперативники с ордером на обыск. Нашли и труп, и остатки окровавленной простыни в печке.

— Сначала нас с мамой хотели везти в райотдел милиции в разных машинах, но потом посадили в одну, и нам удалось поговорить, — вспоминает Руслан. — Мама причитала, что если ее посадят в тюрьму, то детей разбросают по интернатам. Мы договорились, что я возьму вину на себя, — мол, несовершеннолетнему много не дадут.

Она пообещала, что перестанет пить, будет смотреть за детьми и устроится на работу. Ведь у нее есть специальность повара, она даже когда-то работала в ресторане. Мама плакала, обещала… Так и договорились, что в показаниях мы поменяемся ролями.

После драки она якобы убирала на кухне, а я пошел в комнату вслед за отчимом и, желая отомстить за побитую маму, зарубил его топором. Так я и сказал на первом допросе.

В ходе следствия Анне осталось лишь подтвердить слова сына. В результате в материалах дела женщина оказалась даже не свидетелем (по ее версии, во время убийства она ничего не видела и не слышала), а представителем несовершеннолетнего преступника. Впрочем, задерживать мальчика в милиции не стали, отвезли мать с четырьмя детьми в районную больницу.

— Следствие шло быстро, — говорит Руслан. — Правда, я путался во время следственного эксперимента. Например, на вопрос, сколько раз ударил отчима, отвечал наобум: «Два раза, обухом топора».

А в заключении экспертов указывалось, что ударов было семь. Следователь подсказывал: «Вспомни как следует, ведь не два раза ударил, а больше.

И не обухом, а лезвием!» В результате такой беседы все детали в конце концов «совпали», и дело направили в суд.

Тем временем Анне надоела роль заботливой матери. Привычно бросив малышей на старшего сына, горе-мамаша рванула на поиски счастья и вскоре нашла его в лице очередного пьянчужки. Дети остались в больничной палате на попечении Руслана, и наконец-то их судьбой заинтересовалась служба по делам детей. Вскоре суд лишил Анну родительских прав.

— Наши врачи и медсестры сразу не поверили в то, что этот вежливый и доброжелательный паренек мог совершить такое страшное преступление, — рассказывает медсестра Надежда Маслюк. — По всему было видно, что он спокойный и уравновешенный. Любит младших сестер и брата, играет, гуляет с ними. Начали потихоньку расспрашивать, и он рассказал правду.

— Я хотел спасти маму от тюрьмы не для того, чтобы она снова пила водку, — вздохнул Руслан. — Пожалел малышей, но в итоге они все равно остались без матери. Поэтому решил больше не выгораживать ее.

Подросток решился рассказать в суде правду об обстоятельствах преступления. Но… ни следователя милиции, ни самого судью такой поворот не устраивал — уж слишком ладно было сшито уголовное дело, никому не хотелось его пересматривать. Младших детей раздали по приемным семьям, а 15-летнего Руслана усыновила медсестра Надежда Маслюк.

— После того как Руслан поменял показания, нас с ним вызвали в милицию, — говорит Надежда. — Мальчику пригрозили: «Ты что делаешь? Дело в суде, ты подсудимый! Если подтвердишь свои показания, получишь условный срок. Нет — будет тебе пять лет за дачу ложных показаний». Но я говорила: «Не сдавайся, настаивай на правде!»

«Собираюсь поступать в медучилище. О том, что могу оказаться в тюрьме, стараюсь не думать»

Этой историей заинтересовались и журналисты. В ходе съемки программы «Один за всех» Анна пояснила, что очень боялась тюрьмы, но теперь поняла: нельзя ломать жизнь родному сыну. И призналась в убийстве. Рассказала такие подробности, которые мог знать только настоящий убийца.

«Теперь мне стало даже как-то легче, — заметила женщина, на этот раз выглядевшая вполне трезвой. — Дети, хочу чтобы вы знали: я вас очень люблю. Сынок, расскажу в суде всю правду, только не бросай сестренок и брата».

Прибывшие по вызову правозащитника Эдуарда Багирова сотрудники милиции задержали Анну прямо в студии.

— В студии задержали, а потом отпустили, — саркастически заметила Надежда. — В милиции сказали, что преступление совершено в другой области, так что Анна спокойно вернулась в Народичи. На следующем заседании суда появилась в таком состоянии, что даже не могла ровно сидеть на лавке.

Судья поинтересовался: «Сколько же вы перед этим выпили?» Тем не менее открыл заседание, стал слушать показания пьяницы. И тут выяснилось: никакой правды горе-мамаша говорить не собирается.

Во время допроса она вновь назвала сына убийцей, обзывала его, орала: «Расскажи лучше, как ты его убивал!» С тех пор Руслан, находящийся на подписке о невыезде, ходил как под дамокловым мечом. Ему нельзя было покидать райцентр, визиты журналистов воспринимались в штыки.

В любой момент школьника могли взять под стражу. Я думала только о том, чтобы ему дали спокойно закончить 11 классов.

Между тем Руслан, которого приемная мама шутя называет золотым ребенком, полностью оправдал ее ожидания. Подтянул слегка запущенную учебу, по всем предметам приносил не меньше 10—11 баллов. Подружился с названным братом Андреем, вместе с ним пошел в спортзал. Увлекся компьютером и занял 3-е место на областной олимпиаде по информатике.

*Надежда Маслюк не может нарадоваться: «Какой золотой ребенок!»

Судебные заседания тянулись около двух лет. Слушания осложнялись тем, что «представитель несовершеннолетнего обвиняемого» Анна то и дело пропускала заседания — то из-за невменяемого состояния, то «по болезни». В конце концов ходить и вовсе перестала — оказалась в колонии за кражу из магазина.

— Вместе с сожителем они то и дело совершали набеги на ларьки, чтобы поживиться спиртным, — объяснила Надежда Маслюк. — Вначале Анне дали условный срок — чтобы находилась на свободе и ходила на заседания суда. Но после повторного ограбления Анна таки получила три с половиной года лишения свободы, сейчас она находится в Житомирском СИЗО.

Однако свое дело мать сделала. Свидетельствуя против сына, добилась того, что его признали виновным в убийстве отчима. В апреле нынешнего года Народичский районный суд приговорил Руслана Сиренко (которому недавно исполнилось 17 лет) к восьми годам лишения свободы. Недавно Житомирский областной суд оставил приговор в силе.

Руслан пока находится на свободе. Успел отпраздновать школьный выпускной бал, сейчас сдает ВНО. Мы созвонились по телефону.

— Мама купила мне на выпускной настоящий смокинг, девчонки одобрили, — шутит Руслан. — Закончил школу с похвальной грамотой. Сейчас усиленно занимаюсь, разве что раз в день удается сбегать искупаться на речку. Сначала хотел поступать в медицинский институт, но потом решил начать с медучилища. Украинский язык сдал на 127 баллов, историю на 121. Но мои основные предметы — биология и химия.

По ним результатов еще не знаю. О том, что могу оказаться в тюрьме, стараюсь не думать. Часто вижусь с младшими сестренками, они вдвоем попали в хорошую семью. Максим живет у бабушки, матери убитого. Она твердо уверена, что его убил я, и не разрешает брату видеться со мной. Но, вспоминая случившееся, я ощущаю свою вину лишь в том, что тогда ушел на кухню, не разнял дерущихся отчима и мать.

— Руслана могут взять под стражу в любой день, — пояснил адвокат Евгений Гришин. — Приговор суда должен быть исполнен в течение трех месяцев, поэтому с минуты на минуту к нему домой может прийти участковый с постановлением об аресте. Думаю, в милиции работают тоже люди и, понимая ситуацию, дали юноше возможность закончить школу и сдать вступительные экзамены.

Сейчас мы подаем кассацию в Верховный специализированный суд в надежде, что дело все-таки отправят на пересмотр. Хотя процесс этот сложный, многие доказательства невиновности Руслана уничтожены или утеряны. Первоначальная ошибка следствия состояла в том, что его мать сразу была исключена из списка подозреваемых и даже свидетелей, проходя как «представитель несовершеннолетнего».

— Почему суд не принял во внимание ни показания односельчан, которым мать призналась в убийстве, ни ее признание на телекамеру в зале, где было полно народу?

— Логика такая: в процессе следствия и судебных слушаний мать ни разу не меняла своих показаний. Ее позиция: «В тот день я была трезвая, мы не ссорились. Что сыну взбрело в голову — не знаю». А Руслан показания поменял, чем и вызвал дополнительную неприязнь. Но мы будем за него бороться!

«ФАКТЫ» обещают следить за дальнейшим развитием этой истории.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/218356-zhitomirskij-sud-prigovoril-podrostka-k-lisheniyu-svobody-za-ubijstvo-v-kotorom-priznalas-ego-mat

Почем нынче короб лжи

Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

23.12.2006

Лояльное законодательство провоцирует дачу ложных показаний.

«ВЫ НЕСЕТЕ уголовную ответственность за дачу ложных показаний», – с этой фразы начинается каждый судебный процесс. Несмотря на предупреждение, многие свидетели лгут «во спасение» друзей, соседей или просто приятелей. Лжесвидетели уверены: они почти ничем не рискуют, а предупреждение судей расценивают как необходимую процессуальную формальность.

Такая вольность объясняется весьма лояльным законодательством по отношению к лжецам. Статья 309 УК РФ устанавливает уголовную ответственность лишь в случае подкупа или принуждения к даче ложных показаний. У нас же в большинстве случаев лгут не по принуждению, а по просьбе «хорошего» человека – добровольно, желая порадеть человеку за решеткой.

А как с наказанием лжесвидетелей в странах с вековой устоявшейся судейской системой? Один из сотрудников прокуратуры, побывавший в Америке, был несказанно удивлен, узнав, что иностранные коллеги редко сталкиваются с враньем.

В США дача заведомо ложных показаний считается серьезным преступлением, за которое можно на несколько лет угодить за решетку. В Российской Федерации ранее действовавший Уголовный кодекс тоже был строг к фантазерам – один год лишения свободы.

Нынешний УК РФ наказывает лжецов штрафом до 80 тысяч рублей, исправительными работами, либо арестом на три месяца. Но эту «суровую» меру применяют весьма редко. Обычно лгун отделывается штрафом, как, например, управляющий делами администрации Миасса Александр Удачин.

Будучи свидетелем в деле по обвинению в получении взяток бывшего главы города Владимира Григориади и выгораживая бывшего начальника, Удачин лжесвидетельствовал в суде. По данному факту в начале нынешнего года прокуратура области возбудила уголовное дело, чиновник признан виновным в ложных показаниях.

Наказание получил в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей. Жителя Читинской области, который пытался выгородить дружка, изнасиловавшего несовершеннолетнюю, за лжесвидетельство приговорили к 2500 рублям штрафа.

Поймать лгуна на слове не столь сложно. Обычно его показания в суде противоположны тем, которые занесены в следственные протоколы. В подобных случаях суд «критически расценивает» слова «забывчивого».

Наказание за лжесвидетельство требует отдельного расследования, а, значит, дополнительного времени, которого, как всегда, в обрез. Обманщики же, преисполненные гордости за внесенную лепту «во спасение» ближнего, с чистой совестью покидают суд.

Преступление против правосудия для них чуть ли не доблесть, а весьма призрачный риск быть наказанным лишь возвышает их в собственных глазах.

Как часто россияне пытаются обвести вокруг пальца Фемиду? Редко какой из процессов проходит без обмана. На одном из заседаний была свидетелем поголовного вранья: лгали и подсудимый, и свидетели.

Слушали дело по статье 105 УК РФ «Убийство». 62-летний Анатолий задушил сожительницу – инвалида по зрению Нину Абрамову.

Соседи, гражданские супруги Зинура и Наиль, всего за несколько минут до совершения преступления покинули застолье. На судебном процессе 40-летняя бойкая Зинура напрочь «забыла» события того вечера.

Защищая «дядю Толю», она вылила ушат грязи на покойную, рассудив, что мертвым все равно: «мертвые сраму не имут».

– Нина хоть слепая и больная была, а все палец в рюмку совала – проверяла, есть ли водка, – резала «правду-матку» возмущенная Зинура. – И дядю Толю она все время доставала, постоянно орала: то ей одно подай, то другое….

На вопрос судьи, видела ли она, как подсудимый бил сожительницу, Зинура, продолжая выгораживать соседа, сослалась на свои семейные порядки:

– Если я своему Наилю грубое слово скажу, так он мне тоже так вдарит… Нет, при мне не бил.

Наиль тоже впервые слышал о фактах рукоприкладства со стороны «доброго» дяди Толи. После таких слов мягкосердечных соседей вошел в роль невинного агнеца и сам Толя. Вопреки заключению суд-

медэкспертов, констатировавших, что женщина была задушена, пенсионер стал убеждать судью, что Нина скончалась от алкоголя. Якобы в ту ночь она втихомолку, по стеночке, добралась до кухни и допила остатки спиртного.

По всему выходило: невиновен дядя Толя в убийстве – выпускать надо. Возмущенный прокурор зачитал первоначальные показания сожителей, которые они давали на следствии: «При нас, во время гулянки, Анатолий бил Нину по лицу. Он мог бить ее беспричинно».

Факт лжесвидетельства тем более вопиющ, что в томах уголовного дела есть документ – «явка с повинной», в которой Анатолий собственноручно написал: «Я сжимал руками шею сожительницы около трех минут». Однако пенсионер пытался убедить суд, что написал признание под давлением следователя.

– Каким образом он давил на вас?

– Он заставлял меня смотреть ему в глаза…

С дядей Толей все понятно: чтобы избежать этапа, он готов ухватиться даже за гнилую соломинку. Но почему соседи вдруг стали выгораживать убийцу? Видно, у свидетелей в сознании теплится лишь одно чувство – помочь собутыльнику. Стали бы они грудью защищать убийцу, зная, что им придется ответить за ложь?

Суд «критически воспринял» показания сожителей, что не помешало Наилю и Зинуре покинуть процесс с чувством исполненного перед дядей Толей долга.

Заметим: лжесвидетельство подсудимого никоим образом не повлияло на срок приговора. Для сравнения: американская Фемида не позволяет так изгаляться над правосудием. В США нередки случаи, когда преступнику к основному сроку прибавляют несколько лет за лжесвидетельство.

Более того, на скамье подсудимых оказываются и родственники уголовника, вздумавшие его выгораживать. А наше уголовно-процессуальное законодательство проявляет к ним гуманность: освобождает от уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против супруга или близких родных.

Поэтому, защищая «горемычного», нет необходимости врать с три короба.

Как ни странно, но милосердие большинство свидетелей проявляет не к жертвам, а к преступникам. Подобная ложь во спасение грабителей, насильников и убийц возвращается всем нам бумерангом – ростом криминализации общества.

Несколько лет назад в Ленинском суде состоялся процесс по уголовному делу о вооруженном ограблении фирмы, которая располагалась в здании бывшего НИИметиза. Преступник, некто Игорь Язин, во время налета на инкассаторов получил огнестрельное ранение. Грабителей задержали по горячим следам.

Следствие доказало причастность Игоря и его подельника к преступлению, в котором убит человек и похищена крупная сумма денег.

Однако на судебном процессе череда добропорядочных граждан: продавец, парикмахер, сотрудница кафедры физвоспитания МГТУ – пытались уверить судью, что их приятель Игорек ходил с забинтованной рукой задолго до ограбления.

Если исходить из свидетельских показаний многочисленных приятельниц Игорька – гулять бы убийце на свободе. Но следствие предоставило другие неоспоримые доказательства вины Язина, тем самым доказав факт лжесвидетельства его «сердобольных» друзей.

В судебных процессах клевещут не только взрослые. В преступление против правосудия вовлекают и детей. Одна дамочка, спасая сожителя от решетки, разыграла «детскую» карту: привела на процесс семилетнюю дочку.

«Уста младенца» должны были убедить суд в необходимости переквалификации деяния подсудимого – изменении статьи 111 на 114 УК РФ: причинение тяжкого вреда здоровью должно было выглядеть как превышение пределов необходимой обороны.

Хотя обороны там и в помине не было – обнаглевший садист искалечил ни в чем не повинных людей.

Ребенок сбивчиво пересказал заученный текст, из которого можно было понять, что в тот роковой день к ним в квартиру якобы ворвались незнакомые дяденьки и набросились на доброго дядю Колю. Она так напугалась, что с тех пор стала писаться в постель.

Показания девчушки подтвердила и ее бабушка, которая уверяла, что у внучки произошел нервный срыв, требующий длительного лечения у психиатра.

Всего один вопрос разрушил стройную пирамиду вранья, выстроенную ушлой мамочкой: «Случались ли ночные конфузы до памятного скандала?» Ребенок честно признался: сколько она себя помнит, столько и страдает этим недугом.

В судейском коридоре девочку ждала рассвирепевшая мамаша, которая едва удержалась от рукоприкладства в присутственном месте. Ребенок так и не понял: за что? Ведь клеветала дочка так, как учила мама.

Только по этому делу судья выслушала «пять коробов» вранья: от троих ребятишек и двоих взрослых. Все они пытались спасти от решетки «хорошего человека», размозжившего череп одному из парней.

Получается, что лжесвидетельство в российском законодательстве считается нормой? Один из правоохранителей добавил, что почти вся защита у нас построена на обмане.

В таком случае, почему бы и закон, пусть даже излишне лояльный, не употребить? Ведь попустительство и безнаказанность лишь усугубляют ситуацию. Однако нельзя сказать, что суды вовсе не рассматривали дела по ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показания, заключения эксперта или неправильный перевод».

И хотя такие уголовные дела – довольно редкое явление, в суде Ленинского района был вынесен приговор за дачу заведомо ложных показаний.

В уголовном деле фигурировали следующие факты: смерть гражданина Рязанова наступила в результате ножевого ранения. Эксперты установили, что удар в область живота несчастный получил за несколько дней до кончины. В больницу мужчина не обращался – умер в своей квартире.

В деле были указаны два свидетеля: Егор и Марина. На суде женщина заявила, что за несколько дней до смерти Рязанов признался ей, что у него открытая язва. Чтобы избавиться от мучений, он решил свести счеты с жизнью – ударил себя ножом.

Егор вторил Марине, утверждая, что Рязанов, истекая кровью, сказал, что ему надоело жить. Если верить словам свидетелей – налицо факт суицида, только очень уж странный.

Болезнь – не смертельная, да сам недужный, решив ударом ножа прекратить адовы муки, только продлил их, неудачно сделав харакири.

Кого в данном случае покрывали свидетели? Как выяснило следствие, сожительницу Рязанова Надежду. Именно она в пьяном угаре всадила нож в живот опостылевшего мужика. Чтобы уйти от наказания, лгали и сама убийца, и собутыльники-свидетели.

Надежду приговорили к шести годам лишения свободы в колонии общего режима. В отношении лжесвидетелей, пытавшихся ввести в заблуждение суд, возбудили уголовное дело. Они признаны виновными в даче заведомо ложных показаний.

Лгунов приговорили к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием 10 процентов из заработка в доход государства.

Возможно ли определить, сколько стоит ложь? Возможно, и не только в моральном аспекте. Только представьте, в какие суммы выливается труд дознавателей, следователей, работников прокуратуры, вынужденных проводить огромный комплекс мер: повторные экспертизы, допросы, очные ставки, следственные эксперименты, чтобы разоблачить ложные сведения.

Получается, ложь влетает государству в копеечку. Не стоит сбрасывать со счетов и моральный вред – безнаказанное вранье развращает общество, снижает статус института судейства. Однако, чтобы изменить существующее положение вещей, не требуется каких-либо существенных финансовых вливаний.

Достаточно лишь ужесточить наказание за дачу заведомо ложных показаний.

ИРИНА КОРОТКИХ, коллаж ИРИНЫ ЖУРАВЛЕВОЙ

Имена и фамилии изменены, совпадения могут носить лишь случайный характер. Автор благодарит суд Ленинского района за предоставленный материал.

Источник: http://magmetall.ru/contribution/3366.htm

Показания свидетеля. Станут ли они правдивее под присягой? – 14.08.2015

Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

В судебной практике свидетель нередко дает ложные показания, чем препятствует деятельности суда и следствия.

В цивилизованных странах участники процесса, скрывшие от суда фактические обстоятельства дела, получают штраф либо тюремный срок, в России же случаи наказания за дачу ложных сведений суду единичны.

И уж абсолютным феноменом выглядит ситуация, когда суд признает допустимыми взаимоисключающие показания одного и того же свидетеля.

Формализованное предупреждение об уголовной ответственности за ложь в суде свидетель, возможно, осознавал бы глубже при добавлении психологического фактора, считают эксперты.

Здесь уместно говорить о присяге, обете, клятве или ином торжественном личном заверении участника процесса в недопустимости ее нарушения по аналогии с клятвой врача, военного, судьи или президента.

Поскольку такая клятва дается в присутствии свидетелей, ее соблюдение отражается и на репутации гражданина. Это могло бы сократить количество случаев лжесвидетельства в суде.

Следование данной однажды клятве требует также некоторые религии.

И если следовать примеру американского суда, надо ли в России держать на свидетельской кафедре библию, коран или священные книги других конфессий? К слову, судьи Великобритании предложили исключить клятву на Библии из церемонии принятия присяги в суде: атеисты с легкостью соглашаются на клятву, которая их не сдерживает. Авторы реформы считают, что люди должны «действительно понимать, что их могут оправить в тюрьму, если они скажут неправду».

Клятва как психологический фактор на службе закона не отменяет предупреждение об ответственности за ложь в суде. Нужна ли клятва в отечественном судопроизводстве, и что она, по-вашему, должна включать?

Маркарьян Рубен,
адвокат, главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», заместитель Президента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член рабочей группы президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и взаимодействию со структурами гражданского общества, кандидат юридических наук:

«Зуб даю», и да поможет мне Бог?

Меня с детства учили говорить правду. Это не значит, что я не врал никогда, но если я говорил: «Зуб даю!» или что-то в этом роде, то я говорил правду. Так и в суде должно быть.

Человека сейчас нельзя упрекнуть в том, что он «наврал под присягой». Ничего он никому не обещал, просто его о по нынешнему закону о чем-то там предупреждают, а он даже толком и не понимает иногда, о чем.

Мы с коллегами по «ЗАКОНИИ» решили подойти к вопросу серьезно, привлекаем экспертов – психологов, лингвистов, юристов и даже священнослужителей, чтобы разобраться.

Если в суде свидетель будет не просто «предупреждаться об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний» и тупо расписываться в протоколе, а произносить слова присяги лично, это ведь может хоть одного из тысячи заставить говорить правду? Ведь произносят клятву врачи, военные, следователи, полицейские, адвокаты, даже прокуроры, хотя эти честны от рождения!
А если и в суде человек будет вынужден что-то лично? Мол, клянусь не врать! И что он тогда должен сказать? То есть какие слова больше всего подходят для присяги, которую должен давать человек в суде?

«Клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды, и да поможет мне Бог»? Или Бога лучше оставить в покое, пока не решили, какой Бог. И кому будут клясться  атеисты?

Или «Будь я проклят, если совру»?

Виноградов Михаил,
руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр-криминалист, доктор медицинских наук, профессор психологии:

Присяга перед дачей показаний не остановит лжесвидетеля

Если говорить о свидетелях, то введение присяги в суде перед дачей показаний часть свидетелей напугает и заставит говорить правду. Но подчеркиваю, какую-то часть. Потому что, во-первых, менталитет нашей страны и менталитет свидетелей на западе, где присяга обязательна, другой.

Второе, свидетелей обвинения часто запугивают подельники обвиняемого, поэтому в очень маленьком проценте случаев такая клятва может сработать, в очень небольшом проценте. Попробовать ввести присягу можно, но, думаю, большого эффекта не будет. У нас с введением присяги результат будет мизерный.

Америка страна более ответственная, и за дачу ложных показаний можно получить очень большой срок. У нас за дачу ложных показаний со стороны свидетелей не предусмотрены никакие сроки. Сказал, ушел. Я ошибся. я не видел, и весь разговор.

Менталитет другой. Суду у нас не доверяют в большей степени, чем на западе. Даже бывало, что присяжные набирались из людей, хорошо знакомых той или иной стороне.

Там присяжные всегда случайные люди, в чью пользу они будут говорить, никто не знает. 

Шенкнехт Сергей,
адвокат:

Безнаказанность лжесвидетей – одна из главных проблем правосудия

Если мы введем клятву свидетелей перед дачей показаний, я думаю, она сработает, и дополнительный процент лиц, уже отказавшихся лжесвидетельствовать, она повысит. Другое дело, что она не является панацеей. Ложные показания идут от слабого качества следствия.

Когда доказательства основаны на субъективном факторе, на показаниях 1-2 свидетелей, и производных, всяких экспертизах, экспериментах, и они ставятся во главу угла. тогда это негатив. Эту проблему надо решать помимо клятвы качественной и огромной работой по сбору доказательств.

Главное, не завязывать доказательства только на показания и их оценку, ложные они или не ложные.

По поводу лжи в суде вследствие запугивания, то я как практикующий юрист, категорически против. Механизм защиты от тех же бандитов существует, это защита свидетелей.

Очень большие средства на это выделяются, и механизм этот работает. Он не так очевиден для обывателя и для журналиста, но он работает.

Поэтому не нужно идти к бандитам, нужно идти в отделение, и при определенных условиях помощь будет.

Еще в конце 90-х гг. я столкнулся с обсуждением этой тематики на уровне генеральной прокуратуры, министерства внутренних дел, еще тогда стоял вопрос проблемы ложных показаний, механизма их реализации в суде, и ответственность за них была одной из краеугольных проблем.

Почему люди лгут в суде, и им за это ничего нет? Правоприменительная практика, статистика ее были мизерными. На моей памяти даже пытались ввести уголовную ответственность для адвокатов, использовавших свидетелей, чьи показания были лживыми.

Хотя, конечно же, такое ноу-хау не прошло, и понятно почему.

Не только адвокат отвечает за ту юридическую базу, которая предоставляется в суд, сами свидетели либо подтверждают свои показания, либо пользуются примечанием к статье и отказываются от дачи показаний, если оказывается, что они лживы.

У нас участники процесса – сторона обвинения, сторона защиты. Поэтому если свидетель привлечен, он занимает сторону либо обвинения, либо защиты, этим можно обусловить его мотивацию солгать. Либо он вынужден соглашаться с навязанной позицией следствия, если мы говорим о ложности показаний свидетеля обвинения, либо поддерживает сторону защиты.

Вопрос привлечения к ответственности следователя тоже не проработан. Сложно говорить о его ответственности за представленные доказательства в виде показаний, когда свидетель начинает от них отказываться.

Еще не забывайте о том, что мотив у такого свидетеля, поддерживающего позицию следствия, с которой он сам может быть и не согласен, в том числе и в том, чтобы выгородить себя. Сейчас у нас идет интересное обсуждение в юридической сфере вопроса сделки со следствием.

Когда обвиняемый, обладая иммунитетом, на даче показаний не предупреждается за ответственность за дачу ложных показаний, будучи обвиняемым, дает показания, выгораживая себя, привлекает придуманных им виновных каких-то лиц, чтобы заключить сделку со следствием, и потом этот самый обвиняемый выходит по делу в процесс со стороны следствия уже как свидетель обвинения.

Что делать судье, когда выясняется лживость его показаний? Возвращаться к ранее вынесенному приговору, когда он проходил как обвиняемый? Невыгодно. Это правовой конфликт, и он до сих пор не разрешен. Здесь такой громадный гордиев узел, который надо разрубать. Далеко ходить не надо, тоже самое дело «киллера с собачкой». 

Звездин Алексей,
врач-психиатр, полиграфолог:

Исследование на полиграфе позволит избежать ложных показаний свидетелей

Полиграф, к сожалению, по закону штука добровольная, то есть человек может не согласиться на проведение полиграфического исследования.

Если ввести в закон интерпретацию «отказ от полиграфического обследования свидетелем» это автоматом приводило бы в действие статью о даче ложных показаний. Тогда это могло бы иметь потрясающий эффект.

Как с медицинским освидетельствованием водителя – отказался, значит, пьяный.

Полиграф обмануть невозможно, и специалистов определенного класса, определенного уровня навыков не проведешь. Если фабула уголовного дела не попадает в истинное положение вещей, то это один из мотивов, почему врут свидетели.

Для того, чтобы не попасть в какую-то историю, свидетель спасается, живое же существо, вынужден лгать. А вот на полиграфе, когда он говорит, мы выясняем не только истиное знание свидетеля о происходящем, но даже можем понять причину, почему он лжет.

Его могут запугивать, угрожать ему, удерживать кого-то от дачи показаний.

На современном этапе вероятность ошибки полиграфа составляет всего 10%, и то, это ошибка блуждающая, человек может двояко думать о каком-то событии. Но при повторном проведении опроса вероятность получения правдивой информации достигает 95%.

17.08.2015

Источник: https://www.zakonia.ru/theme/pokazanija-svidetelja-stanut-li-oni-pravdivee-pod-prisjagoj-14-08-2015/all/1/sort/desc

Страшная кара за дачу ложных показаний КоапУК РФ

Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

Такое дело:  гражданин Армении на каршеренговой машине делимобиля ехал по обочине московского МКАДа и, не смотря по сторонам, резко попытался перестроиться  в первый ряд, где ударил задней левой дверью мою машину в крыло.

Опустим все последующие матерные выражения и угрозы в мой адрес от него, т.к. они к делу не относятся.

Вызываю полицию, через несколько минут перезванивают из ГИБДД и сообщают что если не можете составить европротокол, то нужно сделать фото-видео фиксацию последствий и ехать к на пост ДПС (которые теперь посты ЦОДД) самим и там составлять протокол, ждать гаишников на месте не надо.

Ок, снимаю всё на видео, объясняю армянину что нужно делать, он соглашается и мы едем. Я впереди, он за мной. Правда почти сразу отстал и потерялся, ну и хрен бы с ним.

Приехал на пост, жду второго участника, он отзвонился через час и говорит что ему некогда, сегодня он никуда не поедет, давай завтра съездим. Посылаю его. Он обижается. Приезжает ещё через 1,5 часа.

А дальше я узнаю что он, оказывается, вернулся на место ДТП, поставил свою машину не так, как она стояла (на половину в моей полосе, наполовину на обочине), а полностью на обочине. Дождался экипажа ДПС и сказал им что второй участник скрылся. Благо они оформлять не стали, а послали его всё на тот же пост где я в это время его ждал.

Дальше он отфотографировал свою одинокостоящую на обочине машину и поехал на пост, где в объяснении написал: “Выехал с заправки, ехал прямо по полосе и тут в меня сзади врезалась ауди, после ДТП ауди сразу уехала без моего ведома и разрешения”. Т.к.

согласия о виновности между нами не было достигнуто – отправили нас на разбор в ГИБДД через неделю.

И от такого количества вранья в его объяснительной меня, конечно, припекло.
1) На самом деле ни на какую заправку он не заезжал, а просто объезжал пробку по обочине; 2) 2) Въехал в него я когда он перестраивался в мою полосу, а не  я в его полосу заехал; 

3) место ДТП мы покинули по указанию сотрудников ГИБДД вместе и он знал куда ехать и что нужно ехать;

Отдельно возмутило его страстное желание представить всё так, что я покинул место ДТП, а когда не получилось – начал названивать мне и предлагать перенести всё на завтра, дабы я уехал с поста, а он бы в моё отсутствие оформил бы что я “скрылся с места ДТП”.

Его действия понятны  и объяснимы – не хочет брать материальную ответственность на себя, это понять ещё можно. Но ведь мы же живём в правовом государстве и такие действия должны быть наказуемы, подумал я и полез изучать законы. И вот тут моё удивление безгранично:

КоАП РФ Статья 17.9.

Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный переводЗаведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении или в исполнительном производстве – влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей.


Вот это да! Т.е. если я по какой причине не приду на разбор или полицейские на разборе не захотят докапываться до истины, то я попадаю на ремонт своего авто (там примерно на 100к ущерба) и понижение рейтинга в страховой, а врун рискует максимум 1500 рублями. Да и то сомнительно, что кто-то будет выписывать ему этот штраф.

Ну ладно, это административный кодекс. Давайте глянем что бывает за дачу ложных показаний по уголовным делам, там где решает будет ли человек сидеть в тюрьме много лет

УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
1.

Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования – наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, – наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Простым языком тут написано: Совершил уголовку – за дачу ложных показаний максимум дадут 3 месяца ареста. Если обвиняешь кого в тяжком уголовном преступлении – можно 5 лет лишения свободы получить.

Такой закон прямо провоцирует виновных врать и придумывать ложь, расходящуюся с показаниями свидетелей.

Так свидетели будут бояться давать показания, ведь в случае их проигрыша они до 5 лет могут получить, а в случае если ложь виновного проиграет – для него результат не сильно изменится.

Короче говно, а не законы.

Такие дела ¯\_(ツ)_/¯

[моё] Коап РФ Ук РФ ДТП Ложь Негатив Законы РФ Длиннопост Текст

Источник: https://pikabu.ru/story/strashnaya_kara_za_dachu_lozhnyikh_pokazaniy_koapuk_rf_6747180

Свидетели по делу главврача больницы №6 давали показания «под давлением»

Что будет за дачу ложных показаний, если я не сказала всю правду?

Сотрудники больницы №6 заявили в суде, что перед допросами их возили к знакомым юристам главврача и убеждали давать показания, выгодные руководителю больницы

На заседании в Ленинском районном суде города Владимире по уголовному делу главного врача юрьевецкой больницы №6 Марины Крыловой, которую обвиняют в растрате имущества с использованием служебного положения в особо крупном размере, допросили старших медсестер структурных подразделений медицинского учреждения. Сотрудницы инфекционного отделения больницы и поликлиники заявили в суде, что в действительности регулярный техосмотр оборудования не проводился, а выполнялись только заявки на ремонт.

По версии следствия, Крылова утверждала аукционную документацию так, чтобы по итогам торгов заключать договоры на техобслуживание медоборудования с компанией «Лиана». В «Лиане» в должности менеджера по тендерам работал сын Марины Крыловой.

Марина Крылова

С 2015 по 2017 годы услуги больнице №6 города Владимира по результатам торгов оказывала именно фирма «Лиана». Но по версии следствия, техобслуживание оборудования специалисты «Лианы» не проводили. Ущерб от мошеннических действий главврача больницы №6 оценивается в 2 миллиона 125 тысяч рублей.

На заседании 1 августа свидетельницы указали, что перед допросом следователя их возили на «консультацию» с юристами, которых представила Марина Крылова.

Адвокаты, знакомые с Крыловой, сопровождали подчиненных главврача и на допросе.

Обе старшие медсестры впоследствии изменили свои показания, признавшись следователям, что боялись возникновения проблем на работе, если скажут правду в присутствии адвоката.

Старшая медсестра инфекционного отделения больницы №6 города Владимира Людмила Мартьянова, материально ответственная за работу больничного оборудования, пояснила в суде, что ремонт техники проводился по заявкам, а про техосмотр не было и речи:

«Если что-то ломалось, писала служебную заявку, и они приходили: лампы меняли, чинили аппараты суховоздушные, кардиографы. Для технического обслуживания сотрудники не приходили. Я ставила подписи в журнале технического обслуживания медицинского оборудования. Мне приносили журнал, спрашивали: «Работает ли оборудование?», и я ставила подпись. Мне не поясняли, для чего это нужно. Ремонт оборудования был, а технического обслуживания не было». Людмила Мартьянова

В суде представитель прокуратуры, зачитала протокол допроса свидетеля, из которого следует, что изначально старшая медсестра указывала в показаниях, что сотрудники «Лианы» проводят техобслуживание медицинского оборудования в инфекционном отделении раз в месяц.

Но на дополнительном допросе старшая медсестра Людмила Мартьянова призналась, что когда начались проверки оборудования в рамках следствия, главврач Крылова представила сотрудникам своих адвокатов и дала указания являться с ними на допросы.

Услуги адвоката сотрудники больницы не оплачивали.

«Когда я давала показания на допросе, я понимала что если расскажу правду, у меня могут возникнуть проблемы на работе. У меня был страх, испуг.

Нам говорили, что нас вызывают в Следственный Комитет, давали машину, везли к адвокату. Там разговаривали, потом ехали в Следственный Комитет. От других сотрудников мне известно, что и других так возили.

Адвокат меня не запугивала, но не просто же так адвокат сидела со мной на допросе.

В действительности сотрудники ООО НПВЛ «Лиана» проводят только ремонт, а техническое обслуживание не проводят. Они не приходят к нам раз в месяц. Оборудование ломается реже, чем раз в месяц.

Соответственно, если я не давала заявку на ремонт оборудования, то сотрудники НПВЛ «Лиана» к нам не приходят. Они не ходят по отделению.

Ни я, ни сотрудники не видели, чтобы сотрудники «Лианы» ходили по больнице и проверяли оборудование.

Я полагала, что мои подписи свидетельствуют о том, что оборудование в отделении работает. Знала, что должна расписаться в журнале, так как об этом меня просили начальники техотдела, которые действовали, следуя указаниям главного врача», – зачитала прокурор выдержку из допроса.

Из показаний, правдивость которых на заседании подтвердила старшая медсестра Мартьянова, следует, что часть оборудования в инфекционном отделении вышло из строя и не подлежит ремонту, но его до сих пор не списали. Кроме того, есть и медицинская техника, которой никто из сотрудников ни разу не пользовался, в частности, дефибриллятор.

Старшая медсестра поликлиники при больнице №6 Ирина Цветкова на заседании суда также указала, что как ответственная за оборудование при поломке писала заявки на ремонт оборудования. Цветкова уточнила, что в поликлинике больше 50 единиц оборудования, чаще всего ломались кардиографы из-за интенсивного использования. Поломки подрядчик устранял в течение недели.

Ирина Цветкова

А вот что касается систематического осмотра, настройки параметров и регулировки, устранения внешних дефектов и проверки работоспособности, чистки, смазки, контроля технического состояния, профилактических работ, предусмотренных эксплуатационной документацией, – таких работ, по словам Цветковой, сотрудники «Лианы» не проводили в поликлинике.

Цветкова отметила, что была уверена в том, что ее подписи в журнале о якобы проведенных техосмотрах оборудования ставятся с ведома главврача, ведь руководитель учреждения знала, что по факту никакого регулярного техобслуживания не было.

«Ремонт оборудования проводился постоянно. Если что-то было неисправно, я писала заявки. Все, что было указано в заявках, было устранено.

В конце месяца приходил начальник технического отдела, меня спрашивали, работает ли оборудование, исправно ли оно, и я подписывала бумаги, где было переписано все оборудование в поликлинике.

Я считала, что расписываюсь в том, что все оборудование работает, все в наличии. Приносили бумаги раз в месяц.

До 2017 года сотрудники «Лианы» приходили только по ремонту, а с журналом приходили начальники технического отдела больницы.

С августа 2017 года нам завели технологические журналы, где уже расписывался представитель «Лианы». При мне он оборудование не осматривал, а без меня кабинет с оборудованием ему бы никто не открыл.

Кроме ремонта, сотрудники «Лианы» ничего не делали», – указала в суде старшая медсестра поликлиники.

На заседании стало ясно, что и старшая медсестра поликлиники городской больницы №6 получала «консультации» от адвокатов, знакомых с главврачом Крыловой, и под их присмотром ходила на допрос к следователю.

«В услугах адвоката не нуждаюсь, хочу давать показания в ее отсутствие. Не могу давать правдивые допросы с участием адвоката. Перед первым допросом мне сказали, что я должна сначала проехать в адвокатскую контору для консультации.

До этого мне известно было, что адвокат является знакомой Крыловой, так как она неоднократно приходила в нашу больницу за оказанием медпомощи. В адвокатской конторе меня спросили, много ли у меня оборудования.

Я сказала, что техническое обслуживание оборудования у меня в поликлинике не проводится, а делается только ремонт.

Мне сказали, чтобы я ни в коем случае не говорила так следователю, так как с его стороны могут возникнуть вопросы о невыполнении мной служебных обязанностей и в моих действиях можно усмотреть халатность.

Меня всячески склоняли к даче ложных показаний, а именно к тому, что сотрудники ООО НПВЛ «Лиана» приходят ежемесячно проводить техническое обслуживание и выполняют обязанности в полном объеме.

Я понимала, что отстаивание своей точки зрения для меня может вылиться в проблемы на работе, так как адвокаты являются хорошими знакомыми Крыловой. В случае дачи не тех показаний у меня могут возникнуть неприятности на работе.

Опасаясь указанных последствий, решила дать следователю ложные показания. Хочу отметить, что до встречи с адвокатами я знала, что они склоняли и других сотрудников к даче ложных показаний.

Я могу с уверенностью сказать, что сотрудники НПВЛ «Лиана» не проводили техобслуживание оборудования, так как приходят они только на ремонт медицинского оборудования.

Когда приходят в поликлинику, подходят только к тому аппарату, который нуждается в ремонте, на который писалась заявка. К другим аппаратам они не подходят.

Приходят раз в месяц, но во время «техобслуживания» не подходят к оборудованию, не проверяют, не проводят каких-либо манипуляций, лишь спрашивают, все ли в порядке, все ли оборудование в наличии, и уходят.

Я ставила подписи в журнале техобслуживания и считала, что расписываюсь за то, что оборудование действует с ведома и по указанию главврача Крыловой. Начальники техотдела говорили, что Крылова знает об отсутствие технического обслуживания, и я полагала, что расписываюсь в журнале с ведома Крыловой.

Никогда крупного дорогостоящего ремонта не проводилось. Если оборудование требовало значительных средств, то оно не ремонтировалось, но и не списывалось», – зачитала государственный обвинитель выдержку из протокола допроса свидетеля Цветковой.

На заседание 1 августа пришла и представитель потерпевшей стороны — юрист больницы №6 Анастасия Коваленко. Но оказалось, что она работает в больнице всего три месяца – с 29 апреля 2019 года.

Юрист не знакома с главврачом Мариной Крыловой, не имеет представления о причине судебного разбирательства и с материалами уголовного дела не знакомилась.

Представитель медучреждения согласилась с тем, что больница №6 является пострадавшей стороной.

Анастасия Коваленко

Отметим, что на предыдущем заседании суда представители департамента здравоохранения администрации Владимирской области и территориального Фонда ОМС заявили, что не считают свои ведомства пострадавшими.

Александр Петров

Кроме того, в суде допросили бывшего заведующего поликлиники больницы №6 Александра Петрова, который заявил, что не является материально ответственным за оборудование и о ремонте и техническом обслуживании медицинского оборудования ничего не знает. При этом свидетель признал, что оборудование в поликлинике находилось в плачевном состоянии и регулярно ломалось, главврач Крылова была в курсе проблемы, но никак не реагировала.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате

Источник: https://zebra-tv.ru/novosti/jizn/svideteli-po-delu-glavvracha-gorbolnitsy-6-davali-pokazaniya-pod-davleniem/

Законовед
Добавить комментарий