Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

День за полтора: почему заключение в СИЗО стало суровее, чем в колониях

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

МОСКВА, 6 июл — РИА Новости, Виктор Званцев.

Один день в следственном изоляторе приравняли к полутора дням в колонии общего режима, двум дням в колонии-поселении и трем дням исправительных работ — соответствующий закон на этой неделе подписал президент России.

Документ имеет обратную силу, поэтому в скором времени на свободу раньше срока могут выйти десятки тысяч заключенных. О том, зачем в законодательство внесли изменения и каких категорий осужденных они не коснутся, — в материале РИА Новости.

Гуманизация системы

Правозащитники и эксперты добивались принятия этого закона ровно десять лет — проект с поправками впервые внесли в Госдуму еще в июне 2008-го.

“Условия содержания в следственном изоляторе существенно суровее, чем в колониях общего режима и колониях-поселениях.

Это может сравниться лишь с зонами строгого режима, — объясняет РИА Новости председатель Общественной наблюдательной комиссии Московской области, член общественной комиссии при ФСИН России Антон Цветков.

 — Большинство СИЗО переполнены — в камерах в полтора, а порой и в два раза больше людей, чем должно быть по регламенту. Заключенным даже приходится спать по очереди. К тому же многие российские тюрьмы построены не один десяток лет назад и их оснащенность порядком устарела”.

Впрочем, по мнению экспертов, условия содержания в СИЗО новый закон не изменит. Зато на свободу раньше положенного срока выйдут многие осужденные, отбывающие наказание в колониях общего режима и колониях-поселениях.

“Для этого заключенным или их адвокатам нужно обратиться в суд с заявлением о перерасчете срока, — рассказывает РИА Новости один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. — В документе нужно указать даты поступления в СИЗО и колонию. Пересмотреть и сократить сроки могут десяткам тысяч человек”.

Однако это не касается осужденных за терроризм, государственную измену, шпионаж, захват воздушного судна, вооруженный мятеж, торговлю и производство наркотиков, нападения на представителей власти, а также на людей и здания, пользующиеся международной охраной. Кроме того, закон не распространяется на особо опасных рецидивистов и тех, кому пожизненным или 25-летним сроком заменили смертную казнь.

“Законопослушным гражданам не о чем беспокоиться — все матерые уголовники, которые сидят за убийства, изнасилование, разбои и другие тяжкие преступления, останутся за решеткой, — отмечает Цветков. — На свободу выйдут лишь осужденные за преступления небольшой тяжести, такие как кражи, мошенничество и тому подобное”.

Авторы законопроекта также выразили надежду на то, что после принятия закона судьи будут более взвешенно подходить к избранию меры пресечения.

Дома “сидеть” невыгодно

Между тем два дня пребывания под домашним арестом теперь засчитываются только за один день содержания под стражей и лишения свободы. Интересно, что эта поправка появилась в законопроекте относительно недавно. Большинство экспертов, опрошенных РИА Новости, признали ее вполне обоснованной.

“Конечно, условия содержания под домашним арестом более мягкие, чем в СИЗО и на зонах. Одно дело находиться в камере с десятью потенциальными преступниками, другое — жить в квартире с родственниками, — объясняет РИА Новости бывший член ОНК и правозащитник Игорь Сажин. — Однако не исключено, что адвокаты, которые понимают, что их клиенты виновны, теперь будут не только добиваться их заключения под стражу, но и затягивать расследование”.

По словам Павла Крашенинникова, это остается исключительно на совести адвокатов. “Безусловно, юристы могут манипулировать законом, — отмечает автор проекта. — Но представлять интересы подзащитных — их работа, за которую они получают деньги. Сложно в этом их обвинять”.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году судьи удовлетворили почти 6,5 тысячи ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста.

По мнению правозащитников и юристов, порой тех, кто совершил преступление небольшой тяжести, специально помещают в СИЗО — для оказания давления. Угодив на нары, человек понимает, что, скорее всего, дело кончится обвинительным приговором, и охотно идет на любые уступки.

“Конечно, работать с подследственным проще, если он за решеткой. У коммерсантов таким способом нередко пытаются отобрать бизнес, — говорит Крашенинников. — Мы надеемся, что новый закон сведет к минимуму подобные случаи”.  

Кроме того, эксперты уверены, что после перерасчета сроков наказания на свободу выйдет много предпринимателей — большинство из них сейчас находятся либо в колониях общего режима, либо на поселении. “Их освобождение положительно скажется на всем бизнес-сообществе, — уверен Антон Цветков.

 — Ведь многие коммерсанты наверняка вернутся на рынок”.

По данным ФСИН России, в стране сейчас 226 следственных изоляторов, в которых содержится более ста тысяч заключенных. В колониях общего режима отбывают наказание свыше 120 тысяч человек, в колониях-поселениях — порядка 35 тысяч.

Всего же за решеткой находится почти 600 тысяч человек.

“Принятие этого закона — серьезное событие, гораздо важнее любых амнистий, — резюмирует Крашенинников. — Это шаг в сторону гуманизации системы исполнения наказаний, а также усиления борьбы с коррупцией”.

Источник: //ria.ru/20180706/1524032276.html

Закон о пересчете времени содержания в СИЗО – Юридические советы

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

Определение сроков наказания за уголовные преступления регулируется новой редакцией статьи №72 Уголовного кодекса РФ.

Сроки лишения свободы определяются в месяцах и годах, если происходит:

  • назначение исправительных работ;
  • наложение ограничений на службу в Вооруженных Силах РФ;
  • арест;
  • содержание в дисциплинарном воинском подразделении.

При замене наказания сроки могут определяться в днях. В соответствии с положениями части №1 статьи №71 УК РФ 240 часов работ обязательного характера автоматически приравниваются к одному календарному месяцу заключения под стражу или к 60 календарным дням исправительных работ.

Период содержания физического лица по стражей засчитывается во время лишения свободы в расчете день к одному, если осужденный:

  • отбывает назначенное наказание в исправительной колонии;
  • в изоляторе для штрафного отбывания;
  • в изоляторе дисциплинарного типа;
  • в помещении, построенном по типу камеры.

Нахождение граждан под арестом на дому может быть засчитано в период ареста под стражей до начала разбирательства в уполномоченной судебной инстанции.

Изменения и последние новости

Госдума РФ в середине июня 2019 года поддержала внесение поправок в статью №72 Уголовного кодекса о зачете времени содержания граждан под стражей до вынесения решения судьей. Соответствующее Постановление было размещено на официальном портале нижней палаты парламента РФ.

Время, проведенное провинившейся стороной в СИЗО, будет приниматься во внимание при учете других форм пресечения в виде уголовного наказания.

Один день в изоляторе будет приравнен:

К 2 днямК 3 днямК 1,5 дням
Принудительные работыИсправительные работы в дисциплинарном батальоне
Ограничение свободыОграничение по военной службе
Арест

Читайте  Срок давности по уголовным делам

Дополнительно произойдет уменьшение коэффициента зачета для домашнего ареста. До принятия законопроекта данный формат содержания граждан не засчитывался в срок лишения свободы. Один день содержания под стражей на дому приравнивается к 0,5 дням в колонии строгого режима.

Когда поправки начнут действовать

В статье №2 Поправок к регламентирующему законодательству содержатся нормативы о том, что положения должны вступить в законную силу:

В течение 90 дней с момента подписания проектаНорма действует по отношению к тем лицам, которые совершили преступное деяние и находятся в воспитательной колонии. Одни сутки в территориальном отделении СИЗО автоматически приравниваются к 1,5 дням стандартного заключения.
В течение 180 дней с момента принятия проектаВ отношении преступников, отбывающих заключение в колониях строгого режима и лиц, которые столкнулись с назначением следующих работ по результатам судебного Постановления:
  • на принудительных началах;
  • обязательные;
  • для исправления.

Положение вступает в полноценную силу для военнослужащих, которые отбывают наказание в дисциплинарных подразделениях. Закон был официально принят парламентариями 14 июля 2019 года.

Кого коснутся новые правила проекта

По мнению представителей Правительства Российской Федерации, изменения коснутся несколько десятков тысяч человек, осужденных по легким статьям.

Речь заходит не о полноценном освобождении с учетом выхода из тюрьмы, а о перерасчете конкретного времени пребывания.

Государство не может на постоянной основе проводить амнистию по одним и тем же статьям.

Если уполномоченный орган судебной власти приговорит подсудимого к заключению в исправительной колонии (или в воспитательном аналоге для несовершеннолетних категорий лиц), то каждый день в следственном изоляторе будет приравниваться к полутора дням, проведенным в исправительной инстанции.

Некоторые категории заключенных должны условно освободить.

Читайте  Статья за вымогательство

Перерасчет срока содержания

Перерасчет назначенных сроков содержания проводится в судебном порядке. Направлением материалов дела занимаются уполномоченные представители администраций исправительных органов. В условиях смягчения законодательства соответствующий порядок является основным.

ФСИН обязуется пересчитать время пребывания в колониях поселениях в течение 3 календарных месяцев. Для колоний общего время отводится срок в 6 месяцев.

Закон предполагает четкую систему определения времени содержания в органах СИЗО или ИВС (до помещения в изолятор).

Представители ФСИН выражают надежду в том, что после принятия законопроекта повсеместно будут разгружены следственные изоляторы.

В 2019 году в СИЗО содержится много заключенных, общее количество которых превышает общепризнанную норму.

Организации, входящие в когорту правозащитников, выступаю за уменьшение числа людей, содержащихся под стражей до решения суда.

После первого чтения законопроекта Государственной Думой РФ был расширен перечень статей, на которые не могут распространяться новые правила. Для осужденных за наиболее тяжкие преступления сохраняется прежний принцип расчета срока наказания.

Это следующие категории осужденных:

  • за особо опасный рецидив;
  • на пожизненной основе и для тех, кому смертная казнь замещена на аналогичную максимальную меру пресечения;
  • взыскание дисциплинарного характера;
  • по статьям Уголовного Кодекса РФ о террористических деяниях, содействии публичным призывам, обучении в целях противоправной деятельности, создании радикально настроенных сообществ или организаций;
  • захват заложников при участии в организованной преступной группировке или при действиях, повлекших за собой тяжкие последствия, включая смерть человека;
  • за захват воздушных судов в целях осуществления террористической атаки;
  • незаконная покупка, хранение или транспортировку наркотических и психотропных веществ (в особо крупном размере) + сбыт, производство, хищение и вымогательство препаратов в любом, даже самом незначительном размере;
  • за государственную измену и шпионаж в пользу иностранного государства;
  • угрозу жизни деятелей государства и общества;
  • за попытку насильственного захвата власти, в том числе и на местах;
  • вооруженный мятеж;
  • нападение на физическое лицо, находящееся под международной защитой.

Читайте  Статья УК РФ: кража

Такой заключенный не выйдет из тюрьмы даже в случае приемлемого поведения в течение нескольких лет.

Пересмотр старых приговоров

Ключевые положения статьи №10 Уголовного Кодекса РФ оговаривают то, что каждое законодательное изменение может иметь обратную силу.

Это прямо говорит о том, что лица, отбывающие наказание в колониях-поселениях или в местах заключения общего режима могут претендовать на изменение сроков в сторону уменьшения, если приговор приобрел силу задолго до принятия поправок.

Поправки не коснутся тех категорий заключенных, которые отбывают наказание в виде домашнего ареста. Ключевое условие – вступление приговора в юридическую силу до 14 июля 2019 года.

Не допускается ухудшение текущих положений приговоренных до введения поправок. Изменение условий содержания является основанием для незамедлительного обращения в суд через общественного или личного адвоката. Представители гражданина направляют иск и прикладывают к нему компетентную документальную базу.

Как подать ходатайство в суд

В статьях №396-397 УПК РФ подробно фиксируется, что изменение времени содержания по статье №72 УК РФ происходит в той же судебной инстанции, которая занималась вынесением первоначального приговора. Если лицо уже получило срок, то официальное прошение подается по месту отбывания наказания.

Правило распространяется для граждан, содержащихся в колониях Москвы и остальных регионов России. Прошение составляется в свободной форме на обычном листе формата А4.

проблема заключается в том, что во многих регионах РФ до сих пор не укоренилась судебная практика, затрагивающая вопрос. Верховный Суд РФ не дает дополнительные разъяснения.

Источник: //rusfinancist.net/den-za-poltora-v-sizo.html

«День за полтора в СИЗО»: закон 2018 года – последние новости, свежие, законопроект 73983-5, текст, зачет срока | Таков Закон

Долгожданный закон о зачете года в СИЗО за полтора в колонии принят в третьем чтении и 4 июля 2018 года подписан президентом РФ Владимиром Путиным (законопроект 73983-5 — Федеральный закон от 3 июля 2018 г.

№ 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Документ вступит в силу уже 13 июля, через десять дней после опубликования в официальном органе печати в соответствии с законодательством РФ.

Таким образом, будет сокращен срок наказания гражданам, уже находящимся в местах заключения.

Теперь старый принцип «один день за один день» в отношении зачета срока, проведенного в СИЗО, в срок отбытия наказания больше не будет применяться для большей части осужденных.

Расскажем, как будет происходить зачет срока по схеме – «день за полтора в СИЗО» по закону 2018 года.

Последние новости

Законопроект 73983-5 поступил в Госдуму еще в 2008 году и рассматривался, таким образом, более десяти лет. Первого чтения он ждал до 2015 года, но и затем не был сразу принят.

Как говорят авторы законопроекта, столь длительное рассмотрение связано с разногласиями относительно правил перерасчета сроков.

Ведь сейчас придется пересчитать сроки нахождения в местах заключения для очень большого количества людей.

Авторы законопроекта обосновывают его принятие необходимостью применения принципа справедливости при отбывании гражданами наказания в виде лишения свободы в местах заключения.

Они утверждают, что в СИЗО условия содержания значительно хуже, чем в тех исправительных учреждениях, в которых большинство граждане будет впоследствии находиться.

В следственных изоляторах нет возможности заниматься каким-либо видом деятельности, заключенные находятся в закрытых камерах, только один раз имеют право в день на часовую прогулку. Таким образом, условия приравнены практически к тюремным и более справедливым будет засчитывать день за полтора в СИЗО.

Источник: //lawsymphony.com/zakon-o-pereschete-vremeni-soderzhaniya-v-sizo/

День за полтора. Госдума внезапно одобрила новые правила зачета срока, проведенного в СИЗО

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

Законопроект о перезачете срока содержания в СИЗО был внесен в Госдуму в июне 2008 года. Одним из его авторов была Татьяна Москалькова, которая сейчас занимает пост уполномоченного по правам человека.

«В соответствии с законодательством Российской Федерации условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по степени изоляции соответствуют самым строгим, примерно таким как в тюрьмах», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Авторы документа даже цитировали решения Европейского суда по правам человека, который указывал, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий назначенного судом наказания. Поэтому было предложено изменить существующий порядок, когда день в СИЗО приравнивается ко дню в колонии.

«Что это значит: что человек на этапе нахождения в СИЗО претерпел более тяжелые условия содержания под стражей, чем он должен был претерпеть с учетом того, что вынес ему суд.

В СИЗО не допускаются длительные свидания, невозможна работа человека, и, конечно, разница между нахождением в СИЗО и в колонии-поселении, куда могут приезжать родственники, где может человек зарабатывать, выплачивать долг, алименты, совершенно разная», — объяснила Москалькова «Медиазоне» необходимость принятия законопроекта.

Новые правила расчета срока наказания

В колонии общего режима и воспитательной колонии: день в СИЗО равен полутора дням в колонии.

В колонии-поселении: день в СИЗО равен двум дням в колонии-поселении.

Старый принцип «один к одному» сохранится только для тех, кого приговором суда отправили в тюрьму, колонию строгого или особого режима.

Срок домашнего ареста по УПК до сих пор приравнивался к сроку в СИЗО из расчета день в день. Теперь один день под домашним арестом будет равен половине дня в СИЗО и половине дня лишения свободы. Тем, кто уже находится в колонии, увеличивать срок (из-за понижающего коэффициента 0,5) не будут — УК запрещает ухудшать условия при принятии новых законов.

Пересчитать сроки в сторону уменьшения тем, кто отбывает наказание, должны будут в ближайшее время. За три месяца после вступления закона в силу будут пересчитаны сроки заключеным в воспитательных колониях и колониях-поселениях, за полгода — все остальные.

Но есть исключения

После первого чтения в законопроект добавили перечень статей УК, по которым срок вне зависимости от режима колонии будет учитываться по коэффициенту «один к одному»: терроризм (205–205.

5 УК), захват заложников (части 3 и 4 статьи 206 УК), угон самолета, судна или поезда (часть 4 статьи 211 УК), госизмена (275 УК), шпионаж (276 УК), международный терроризм (361 УК).

Помимо этого, по статьям о посягательстве на жизнь чиновника или общественного деятеля (277 УК), захвате власти (278 УК), вооруженном мятеже (279 УК) и нападении на лиц под международной защитой (360 УК) правило «один к одному» будет применять в случае, если эти преступления «сопряженные с осуществлением террористической деятельности».

Никакого перезачета сроков также не будет для осужденных по статьям о хранении наркотиков в крупном и особо крупном размере (части 2 и 3 статьи 228), производстве и сбыте (228.1 УК) и хищении наркотиков (229 УК).

Кроме того, день в СИЗО будет зачитываться за один день назначенного срока наказания при «особо опасном рецидиве преступлений» и для осужденных, которым смертную казнь заменили на пожизненный срок или 25 лет лишения свободы.

Если уже после отправки в колонию осужденного поместили в штрафной или дисциплинарный изолятор (либо помещение камерного типа), то дни такого наказания также будут заново пересчитаны «один к одному».

Исходя из текста законопроекта, это означает увеличение общего срока наказания, если к осужденному применили взыскание (дни в ШИЗО будут «вычитаться» из срока, перезачтенного после СИЗО).

Как эта мера будет применяться на практике, при обсуждении документа в Госдуме не объяснили.

Законопроект долго лежал на полке, но был срочно одобрен

Первого чтения документ ждал семь лет — оно состоялось еще в феврале 2015 года. Уже тогда все ждали, что либерализация зачета сроков состоится в ближайшее время. Но затем документ снова отправился на полку.

Вспомнили о нем в июне 2018 года, когда комитет по законодательству рассмотрел новую редакцию и вне очереди включил его в программу рассмотрения. Соавтор законопроекта и глава комитета Павел Крашенинников, выступая на заседании, напомнил, что документ рассматривался 10 лет.

«Совершенно очевидно, что у нас условия содержания в следственных изоляторах достаточно тяжелые», — сказал депутат, добавив, что иногда условия в СИЗО сравнивают с пыточными.

«У нас ситуация не применительно к конкретному приговору и конкретному человеку. Мы хотим сделать универсальную систему, с тем, чтобы не было истории, когда мы по амнистиям выпускаем по одним и тем же составам [преступлений] каждый раз. Получается ситуация: мы тащим туда людей — потом выпускаем», — объяснил Крашенинников.

С чем связан вовзрат к обсуждению законопроекта именно сейчас, он не сказал, ограничившись коротким выступлением. Скольких осужденных коснется новый законопроект, Крашенинников не уточнил, ранее он замечал, что речь идет о «значительном числе».

Позже он сказал «Медиазоне», что, «по предварительным данным, пересчeт коснeтся более сотни тысяч» заключенных.

В разговоре с «Медиазоной» Татьяна Москалькова предположила, что рассмотрение законопроекта затянулось из-за правил перерасчета сроков. «Позиции были разные у Минюста и Генпрокуратуры.

Расходились они в вопросах этапности введения этого закона с учетом большой затратности на перерасчеты. Нужно перерасчитать сроки нахождения достаточно большого количества людей. Обсуждался вопрос о режимах.

Я бы, конечно, поддержала [пересчет] не только колонии-поселения и общий режим, но и строгий», — сказала она.

Во втором чтении законопроект приняли единогласно — его поддержали все 395 депутатов, присутствовавших в зале. Крашенинников сказал, что в третьем чтении он будет принят уже на следующий день, 21 июня. Затем он отправится в Совет Федерации и на подпись президенту.

Исправлено 28 июня в 15:15. Исправлены правила перезачета срока домашнего ареста.

Обновлено в 17:58. Материал дополнен комментарием Павла Крашенинникова.

Источник: //zona.media/article/2018/06/20/counter

Закон о зачете срока в СИЗО: как он будет работать | ОВД-Инфо

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

Владимир Путин подписал закон, который приравнивает один день в СИЗО к полутора в колонии общего режима. От внесения законопроекта до принятия прошло 10 лет. По одной из версий, нововведениям сопротивлялся СКР.

День в СИЗО за полтора в колонии — только одно из нововведений в сфере расчета времени, которое люди проводят за решеткой до приговора.

Разбираем, как новый закон будет работать и кого из политзаключенных он может коснуться.

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда.

Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки.

Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства.

Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести.

Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир».

Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек.

Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Источник: //ovdinfo.org/articles/2018/07/07/zakon-o-zachete-sroka-v-sizo-kak-budet-rabotat

Из тюрем освободят попавших под новый закон: тысячи выйдут раньше срока – МК

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

Заместитель директора ФСИН: «Процессом перерасчета займется суд»

— Валерий Александрович, все-таки правда, что закон так долго не принимали в том числе потому, что ФСИН была против него?

— ФСИН публично не высказывалась по поводу проекта этого документа. Сейчас, когда он принят, могу вас заверить, что руководство пенитенциарной системы считает его важным достижением, шагом в сторону гуманности.

Директор ФСИН постоянно подчеркивает, что в СИЗО находятся люди, которые еще не признаны виновными. По факту же условия в изоляторах хуже, чем в колониях. Человек в СИЗО не может выходить из камеры, работать, заниматься творчеством и т.д.

В то время как в колонии осужденный живет в отряде, свободно перемещается по территории, может трудиться, посещать клуб, заниматься спортом и многое другое. Сейчас даже в колониях строгого режима по факту жить легче, чем в СИЗО.

Правда, новый закон не распространяется на тех, кто отбывает наказание в колониях строгого и особо строгого режима, а также на пожизненно осужденных.

— Скольких осужденных, по примерным подсчетам, коснется закон?

— Сейчас в учреждениях УИС отбывают наказание 487,7 тыс. человек, из них подпадают под действие закона около 100 тыс. Получается, что каждый пятый.

— Но почему так мало? Ведь каждый второй заявляет, что до приговора провел хотя бы какое-то время в СИЗО!

— Как я уже говорил, действие закона не распространяется на некоторые виды исправительных учреждений (он касается только колоний общего режима, воспитательных и колоний-поселений).

Не подпадают под него также лица, осужденные за преступления террористического характера, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ в крупном и особо крупном размерах, против основ конституционного строя, а также сопряженные с осуществлением террористической деятельности.

— Много ли женщин будет отпущено?

— Точной статистикой пока не располагаем. Вообще в местах лишения свободы содержатся 38,9 тыс. женщин, которым судом назначено отбывание наказание в ИК общего режима и колониях-поселениях.

То есть теоретически все они могут надеяться на перезачет при условии, что содержались в СИЗО. Но имейте в виду, что самая жесткая мера пресечения — заключение под стражу — в отношении женщин сегодня выбирается редко.

Потому многие до приговора были дома.

— Подпадает ли под действие закона известная арестантка Варвара Караулова?

— Караулова хоть и отбывает наказание в ИК общего режима, но осуждена по статьям террористического характера. Так что данный федеральный закон на нее не распространяется.

— Вы говорите, что пересчет коснется примерно 100 тысяч человек. Все ли они выйдут на свободу?

— Нет, так как в соответствии с новым федеральным законом у части осужденных будет просто смягчено наказание в виде снижения срока. Непосредственно же освобождению подлежит, по нашим предварительным подсчетам, около 14 тыс. человек.

— Есть ли уже «первые ласточки», отпущенные на свободу?

— Пока никого не выпустили. Закон вступил в силу только 14 июля, нужно какое-то время для его реализации.

— А как вообще идет процесс перерасчета? Кто этим занимается?

— Суд. Есть два варианта, как он это делает: по ходатайству осужденного либо по представлению учреждения, исполняющего наказание.

— Правильно ли я поняла, что автоматического перерасчета не будет? И вот еще вопрос: обязана ли администрация учреждения рассказать всем осужденным об их праве на перерасчет?

— Абсолютно точно вам говорю: в отношении всех осужденных, подпадающих под действие федерального закона, приговоры будут пересмотрены. Если человек сам не пишет ходатайство в суд (отказывается по какой-то причине), то это все равно сделаем мы. Администрация исправительного учреждения обязательно подготовит необходимые материалы и отправит их Фемиде.

Что касается доведения до осужденных их прав, связанных с реализацией этого федерального закона, то ФСИН дала соответствующее распоряжение всем регионам. Процесс уже начался. Колонии разъясняют арестантам права, собирают документы для суда. В некоторых регионах уже отправили материалы, и слово осталось только за судьями.

— А не получится ли так, что о ком-то из осужденных забудут, и человек будет продолжать сидеть, хотя мог бы уже оказаться на свободе?

— Надеюсь, что нет. Вообще вся эта работа по выявлению лиц, подпадающих под действие закона, — большая нагрузка на сотрудников ФСИН. Но они к этому готовы.

— Валерий Александрович, а каков средний срок пребывания в СИЗО? Раньше ФСИН называла 1,5–2 года. Может быть, он уменьшился?

— По закону человек может находиться максимум 18 месяцев под стражей на период предварительного расследования до передачи уголовного дела в суд. Плюс еще со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора — до 6 месяцев.

Но впоследствии этот срок может неоднократно продлеваться судом, так что ограничений, увы, по факту нет. Официальной статистики о среднем сроке содержания под стражей ФСИН России не ведет.

Но действительно мы знаем о случаях, когда люди до приговора сидят в СИЗО и по три года, и больше.

Читайте материал: “Заключенные крымской колонии заявили о пытках: “Раздели, били, травили”

Матвиенко предложила убрать из залов суда клетки для подсудимых

Источник: //www.mk.ru/social/2018/07/22/iz-tyurem-osvobodyat-popavshikh-pod-novyy-zakon-kto-vyydet-ranshe-sroka.html

Мой путь к Богу

Правда что в СИЗО 1 день идёт за 1,5 суток?

Литургия Преждеосвященных Даров в СИЗО № 6 Горелово СПб
Станислав Марченко

Вот обычный день в СИЗО ‑ отец Максим, правда, немного задержался – забыл документы. А чтобы войти в следственный изолятор, надо иметь хотя бы паспорт. Приходится нам: хору, мне, дьякону и алтарнику Геннадию, ‑ ждать. Но вот наконец приходит священник Максим и мы по трое (больше сразу по здешним правилам нельзя) проходим внутрь.

Несмотря на то, что здесь нас хорошо знают, всегда внимательно осматривают. Прозванивают на металл, заглядывают в мой пакет с облачением. Особенное внимание привлекает сумка Геннадия: она велика, ведь он должен принести и свечи, и воду, и все необходимое для алтаря.

За проходной мы всегда выстраиваемся в узеньком проходе – ждем провожающего.

Мы сюда все приходим добровольно, и поэтому обстановка всегда радостная и непринужденная. Алтарник Геннадий, режиссер телевидения, ещё преподает в университете Наталии Нестеровой. Но вот пришел провожающий, и мы идем еще к одной двери, где сдаем документы, – паспорт также нельзя проносить в СИЗО. Открывается дверь ‑ и мы на плацу.

Геннадий утверждает, что будто бы здесь снимались знаменитые кадры новеллы «Напарник» из кинофильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Тогда, до 1992 года, этот следственный изолятор был еще ЛТП № 3 (лечебно-трудовым профилакторием для принудительного лечения алкоголиков и наркоманов). Проходим через несколько дверей по коридору.

Здесь бывает шумно: какой-нибудь неспокойный арестант вызывает дежурного.

Храм, занимающий помещение одной из камер, мы запираем на свой замок. Администрация СИЗО-5 также накладывает свои запоры. Считается, что так лучше, чтобы не было взаимных претензий. Сопровождающий идет за заключенными. А для меня наступает время действия.

Надо быстро переодеться и идти в алтарь, доставать евхаристический набор и даже антиминс из маленького сейфа – здесь очень мало места и поэтому все, по возможности, небольшое: и престол, и жертвенник, и сейф. Но вот все разобрано, отец Максим достает просфоры, которые служащий священник всегда приносит с собой, и мы идем совершать входные молитвы.

Сегодня произошла невольная заминка, мы задержались с проскомидией, и вот уже приводят заключенных – их всего пятеро. Дело в том, что на службу могут привести всего одну камеру – таковы Правила Внутреннего распорядка следственных тюрем.

Люди под следствием по одному делу не должны общаться между собой, а присутствие их на службе может привести к общению подельников. Сначала меня удивляло и даже возмущало это обстоятельство. Конечно, на службе могло бы присутствовать и больше человек.

Но с другой стороны – так и лучше. Здесь, в тюрьме, очень важна исповедь. Тут надо особенно внимательно исповедовать заключенного. Его жизненное положение очень тяжело, а попасть на службу возможно всего один раз за время следствия – камер-то много.

Так что уж надо со всем вниманием: если кто забудет какой-то грех, то исповедаться ему представится возможность нескоро. И кроме того, многие приходят на исповедь впервые – священнику надо найти подход к каждому арестанту. Поэтому три-семь человек вполне достаточно для такой службы.

Мне приходилось служить и буквально слышать за своей спиной людское море, а тут всего несколько человек. Вот уж воистину церковь идет за одной овцой заблудшей.

И старший священник изолятора СИЗО-5 иерей Иоанн Чураков, и мой хороший знакомый старший священник бутырского изолятора СИЗО-2 отец Константин Кобелев, считают, что находясь в следственном изоляторе, когда человек ждет решения своей судьбы, если еще не последнего суда, но временного, – то напрягает все свои силы, и многие арестанты устремляются к Богу, каются в своих грехах. По крайней мере, это очень сильный толчок к изменению своей жизни. И такому человеку нужно помочь. Современная жизнь стала более комфортабельной, и человек меньше стал задумываться о вечности. Поэтому запирающиеся двери следственного изолятора для русского человека порою становятся отверстыми дверями покаяния.

Геннадий-алтарник задает традиционные вопросы: все ли православной веры, все ли крещеные, у всех ли есть кресты? Димитрий, певчий, читает часы. А Юля с Иваном предлагают нашим сегодняшним прихожанам иконы и книги.

Предлагать надо тоже умеючи, чтобы кто-то не взял лишнего, чего ему не нужно. Чтобы не бросил где-то икону или Евангелие. Неслучайно еще в конце 19 века циркуляром от 8 Августа 1891 г.

№ 11, предписывалось:
«Ввиду замеченного крайне небрежного обращения арестантов, особенно в пути, с выдаваемыми им каждому лично книгами Священного Писания, указано на желательность принятия следующей меры: получаемые или приобретаемые арестантами книги Нового Завета, молитвенники и т.п. должны вноситься в список принадлежащего им имущества, и в случае утери выданные им книги должны быть приобретаемы на их собственный счет».

И в тогдашней России уже существовали такие сложности…

«Я пока поминаю, пойди побеседуй с ними», ‑ говорит мне отец Максим. Я иду к заключенным. Мне трудно понять, о чем говорить с ними, – батюшке проще: он изо дня в день заглядывает в души осужденных. А я пока могу заглянуть только в глаза. Но и они говорят многое.

Когда-то во время моей учебы в Свято-Тихоновском институте (тогда еще не университете) у нас преподавал протоиерей Сергий Правдолюбов. Он иногда делал очень красочные отступления.

Однажды он заметил, что у его отца на фотографии, сделанной в заключении, было выражение лица, типичное для зека, что многие даже на свободе, особенно выходцы из советского времени, имеют такую печать.

После этого я видел многие подобные фотографии, даже новомучеников, и на многих лицах видел это неумолимое отражение тюрьмы. Какая-то смесь подавленности, угрюмости и сдержанного страдания.

Вот такие же глаза, такие лица передо мною ‑ и я теряюсь. Начинаю им бубнить что-то традиционное о покаянии и Таинстве причастия. Но чувствую, что мои слова не доходят до них. Только один из пятерых причащался когда-то ранее. У других жизнь прошла фактически вне церкви.

К сожалению, я узнаю, что камеру не предупредили, что утром поведут на литургию, – такое случаются, ‑ и все, соответственно, позавтракали. В тюрьме же всегда с большим вниманием относятся к еде.

Трудно винить в этом администрацию: у них всегда не хватает сотрудников – мало кто стремится сюда на работу.

Тут выходит из алтаря с крестом и евангелием священник отец Максим. Теперь перед ним стоит нелегкая задача, как действовать в этом случае: с одной стороны, по канонам таким людям причащаться нельзя. С другой – неизвестно, когда они причастятся и причастятся ли когда-нибудь.

Кроме того, все произошло не по их вине, и, может, их следует приравнять к больным и даже умирающим, а таких никто не заставляет поститься. Отец Максим начинает беседу, и я чувствую, насколько она отличается в лучшую сторону от моих робких попыток.

Он доступно для заключенных говорит о Таинстве Причастия, о покаянии ‑ все-все самое нужное. Потом следует общая исповедь и отец Максим начинает службу – мы уже и так сильно задержались: индивидуально исповедовать ему придется уже во время службы – благо, есть диакон на богослужении.

Служба идет своим чередом все так же, как и в приходских храмах. Только нельзя забывать, что здесь весьма тесно и нужно согласовывать каждое свое движение.

//www.youtube.com/watch?v=Hj4dlwri2pk

На территории строится отдельно стоящий храм соответствующих необходимости размеров, но отцу Иоанну Чуракову приходится не мало трудиться, чтобы сделать очередной шаг к его завершению. В этом храме нет постоянных прихожан, и средства надо где-то изыскивать. Сейчас в храме идет внутренняя отделка. А сегодня надо довольствоваться лишь храмом размером камеры.

Вот Геннадий читает Апостол. Чтение каждого зачала здесь совершается дважды на церковнославянском и на русском, – чтобы людям, далеким от церкви, было понятно. Бывало, на службы приходили и атеисты, и даже мусульмане. Может, так они сумеют хоть что-то уловить из Евангелия и Апостола.

Может, в их души хоть так попадет какое-то зерно. Евангелие на русском читает, как правило, батюшка. Он относится с пониманием: Евангелие по-русски читать очень трудно.

И особенно трудно переключиться с церковнославянского, где как-то особенно легко растягиваются слова, на разговорный русский, где всякая растяжка как-то противоестественна.

После Евангелия на «Рцем вси» добавляются специальные прошения из службы о заключенных и, конечно же, поминаем председателя Синодального отдела по тюремному служению ‑ Преосвященного Иринарха, епископа Красногорского, всех здешних тюремных священников, читаем записки заключенных и поданные в специальный ящик сотрудниками СИЗО-5.

На заупокойной ектенье молимся и о усопших замечательных священниках: протоиерее Глебе Каледе, протоиерее Николае Матвиенко, не забываем недавно почившего отца Владимира Перфильева, служившего в этом изоляторе. На «Верую» и «Отче наш» Геннадий раздает молящимся тексты молитв: обычно не все их знают наизусть.

Поэтому «Отче наш» они читают хором по бумажке.

Но вот причастие. Выясняется, что отец Максим всех допустил до причастия – таково было его пастырское решение. Хотя это случается далеко не всегда. Каждого он называет по имени, видно, что он подошел к этому решению (причащать без поста) вполне осмысленно.

Но вот служба кончилась: сейчас наших прихожан уведут. Скорее всего более мы никогда не увидимся. Они же говорят, что напишут еще заявление на посещение богослужения и наперебой говорят, как долго им пришлось ждать сегодняшнего.

Что делать? Я представляю, как трудно увеличить количество служб – ведь все батюшки служат на приходах и, кроме того, имеют еще дополнительные нагрузки.

Ведь среди служащих в тюрьмах священников есть и настоятели храмов, и маститые, как говорится, протоиереи.

Конечно, многие тюремные священники говорят и о том, что на приходах надо учитывать «тюремную нагрузку», и что все же надо вводить штатное тюремное духовенство по примеру Белоруссии. Но пока довольствуемся тем, что есть.

Наших прихожан уводят. Мы все убираем, и все движется в обратном порядке: получаем паспорта, потом выходим через проходную. Настроение у всех хорошее. Сделали пусть небольшое, но хорошее дело.

У нас здесь, так сказать, сложился коллектив, маленькая свободная общинка. На службу приходит те, кто может. Иногда регентует матушка отца Иоанна Чуракова.

Есть еще Капитолина и Варвара – храм не остается без певчих.

При выходе отец Максим приглашает меня на трапезу в местную столовую для сотрудников СИЗО-5 ‑ поесть здесь можно недорого и довольно вкусно. Но мне некогда: я спешу на работу в Синодальный отдел по тюремному служению Русской Православной Церкви.

Диакон Петр Пахомов

Источник: //afon-ru.com/Odin-den-v-moskovskom-SIZO-5

Законовед
Добавить комментарий