Можно ли отказаться от принудительного психиатрического лечения?

Принудительное лечение

Можно ли отказаться от принудительного психиатрического лечения?

Принудительными мерами медицинского характера являются оказание амбулаторной психиатрической помощи, помещение лица, совершившего общественно опасное деяние, подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью Уголовного Кодекса Украины, в специальное лечебное учреждение с целью его обязательного лечения, а также предупреждения совершения им общественно опасных деяний.

Статья 93. Лица, к которым применяются принудительные меры медицинского характера

Принудительные меры медицинского характера могут быть применены судом к лицам:

  1. совершившим в состоянии невменяемости общественно опасные деяния;
  2. совершившим в состоянии ограниченной вменяемости преступления;
  3. совершившим преступление в состоянии вменяемости, но заболевшим психической болезнью до постановления приговора или во время отбывания наказания.

Статья 94. Виды принудительных мер медицинского характера

1.

В зависимости от характера и тяжести заболевания, тяжести совершенного деяния, с учетом степени опасности психически больного для себя или других лиц, суд может применить следующие принудительные меры медицинского характера:

  1. оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке;
  2. госпитализация в психиатрическое учреждение с обычным наблюдением;
  3. госпитализация в психиатрическое учреждение с усиленным наблюдением;
  4. госпитализация в психиатрическое учреждение со строгим наблюдением.

2. Оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке может быть применено судом в отношении лица, страдающего психическими расстройствами и свершившего общественно опасное деяние, если лицо по состоянию своего психического здоровья не нуждается в госпитализации в психиатрическое учреждение.

3.

Госпитализация в психиатрическое учреждение с обычным наблюдением может быть применена судом в отношении психически больного, который по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в принудительном порядке.

4.

Госпитализация в психиатрическое учреждение с усиленным наблюдением может быть применена судом в отношении психически больного, который совершил общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь других лиц, и по своему психическому состоянию не представляет угрозы для общества, но нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в условиях усиленного наблюдения.

5.

Госпитализация в психиатрическое учреждение со строгим наблюдением может быть применена судом к психически больному, совершившему общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь других лиц, а также к психически больному, который по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния представляет особую опасность для общества и нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в условиях строгого наблюдения.

6. Если не будет признано необходимым применение к психически больному принудительных мер медицинского характера, а также в случае прекращения применения таких мер, суд может передать его на попечение родственникам или опекунам с обязательным врачебным наблюдением.

Статья 95. Продолжение, изменение или прекращение применения принудительных мер медицинского характера

1.

Продолжение, изменение или прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляется судом по заявлению представителя психиатрического учреждения (врача-психиатра), оказывающего лицу такую психиатрическую помощь, к которому прилагается заключение комиссии врачей-психиатров, обосновывающее необходимость продолжения, изменения или прекращения применения таких принудительных мер.

2. Лица, к которым применены принудительные меры медицинского характера, подлежат освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в 6 месяцев для решения вопроса о наличии оснований для обращения в суд с заявлением о прекращении или об изменении применения такой меры.

При отсутствии оснований для прекращения или изменения применения принудительной меры медицинского характера представитель психиатрического учреждения (врач-психиатр), оказывающий лицу такую психиатрическую помощь, направляет в суд заявление, к которому прилагается заключение комиссии врачей-психиатров, содержащее обоснование необходимости продолжения применения принудительной меры медицинского характера. При необходимости продолжения применения принудительной меры медицинского характера свыше 6 месяцев представитель психиатрического учреждения (врач-психиатр), оказывающий лицу такую психиатрическую помощь, должен направить в суд по месту нахождения психиатрического учреждения заявление о продолжении применения принудительной меры. К заявлению прилагается заключение комиссии врачей-психиатров, содержащее обоснование необходимости продолжения оказания лицу такой психиатрической помощи. В дальнейшем продолжение применения принудительной меры медицинского характера проводится каждый раз на срок, который не может превышать 6 месяцев.

3.

В случае прекращения применения принудительных мер медицинского характера ввиду изменения психического состояния лица к лучшему, суд может передать его на попечение родственникам или опекунам с обязательным врачебным наблюдением.

4.

В случае прекращения применения принудительных мер медицинского характера ввиду выздоровления лица, совершившие преступления в состоянии вменяемости, но заболевшие психической болезнью до постановления приговора, подлежат наказанию на общих основаниях, а лица, заболевшие психической болезнью во время отбывания наказания, могут подлежать дальнейшему отбыванию наказания.

Статья 96. Принудительное лечение

1.

Принудительное лечение может быть применено судом, независимо от назначенного наказания, к лицам, совершившим преступления и имеющим болезнь, которая представляет опасность для здоровья других лиц.

2. В случае назначения наказания в виде лишения свободы или ограничения свободы принудительное лечение осуществляется по месту отбывания наказания. При назначении других видов наказаний принудительное лечение осуществляется в специальных лечебных учреждениях.

Статья 96-1. Специальная конфискация

1.

Специальная конфискация – принудительное безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства денег, ценностей, в том числе средств, находящихся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, иного имущества, включая имущество третьих лиц, в случаях, определенных настоящим Кодексом, за совершение преступления, предусмотренного статьями 146-150-1, 152-156, 190-192, 198, 201, 209-212-1, 222, 233, 255-260, 301-320, 354, 361-365 2, 368-369-3 настоящего Кодекса.

Статья 96-2. Случаи использования специальной конфискации

1.

Специальная конфискация применяется в случае, если деньги, ценности и иное имущество:

1) полученные в результате совершения преступления и/или является доходами от такого имущества;

2) назначались (использовались) для склонение лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение;

3) были предметом преступления, кроме тех, что возвращаются владельцу (законному владельцу), а в случае, когда его не установлено, – переходят в собственность государства;

4) были найдены, изготовленны, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения преступления, кроме тех, что возвращаются владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать об их незаконном использовании.

2. В случае если деньги, ценности и другое имущество, указанные в пункте 1 части первой данной статьи, были частично или полностью превращены или преобразованы в другое имущество, специальной конфискации подлежит полностью или частично преобразованое имущество.

Если конфискация денег, ценностей и иного имущества, указанных в пункте 1 части первой данной статьи, на момент принятия судом решения о специальной конфискации невозможна вследствие их использования или невозможности выделения из приобретенного законным путем имущества, или отчуждение, или по другим причинам, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости такого имущества.

3.

Специальная конфискация применяется также в случае, когда лицо не подлежит уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого может наступать уголовная ответственность, или невменяемостью, или освобождается от уголовной ответственности или наказания по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, кроме освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

4.

Деньги, ценности, в том числе средства, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, иное имущество, указанные в настоящей статье, переданные лицом, совершившим преступление, предусмотренное настоящим Кодексом, третьему лицу, которое получило или приобрело у подозреваемого, обвиняемого или осужденного имущество, полученное преступным путем, в случаях, предусмотренных частью первой статьи 96-1 настоящего Кодекса, безвозмездно или в обмен на сумму, значительно ниже рыночной стоимости, или знало должно было знать, что цель такой передачи – избежание конфискации или специальной конфискации, подлежат специальной конфискации.Вышеупомянутые сведения в отношении третьего лица должны быть установлены в судебном порядке на основании достаточности доказательств.

Специальная конфискация не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя

5.

Специальная конфискация не применяется к деньгам, ценностям и другому имуществу, указанному в настоящей статье, которое по закону подлежит возврату собственнику (законному владельцу) или предназначено для возмещения ущерба, причиненного преступлением.

6. Специальная конфискация не применяется в случае совершения лицом преступления по неосторожности.

46591

Источник: //meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniy-kodeks/razdel-14/

Чем грозят новые правила психиатрической госпитализации

Можно ли отказаться от принудительного психиатрического лечения?

Новая поправка к закону позволяет прокурорам отправлять людей в психиатрические больницы

В среду Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Кодексу об административном судопроизводстве (КАС РФ), которые дают право прокурорам подавать иск о недобровольной госпитализации гражданина в психиатрическую больницу. Раньше это могли делать только руководители медучреждений. О том, к чему это может привести, The Village поговорил с экспертами по психиатрической помощи, включая тех, кто сам проходил через такую госпитализацию.

Сейчас часть 1 статьи 275 КАС РФ гласит:  «Административное исковое заявление о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке гражданина, страдающего психическим расстройством (далее — административное исковое заявление о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке), подается представителем медицинской организации, в которую помещен гражданин». В конце этой фразы теперь появятся слова «либо прокурором».

Кроме того, новая редакция части 3 статьи 275 выглядит так: «Административное исковое заявление подписывается руководителем медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, его заместителями либо прокурором».

При этом в пояснительной записке к законопроекту авторы аргументируют необходимость изменений проблемой распространения туберкулеза в России (поправки в КАС затрагивают и туберкулезные диспансеры). Аналогичных обоснований для психиатрических заболеваний они не приводят.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Я была госпитализирована где-то полтора года назад, и у меня была недобровольная госпитализация. Она была очень неприятной, потому что у нас [в России] это происходит довольно жестко. Если человек действительно находится в психотическом состоянии, к нему могут применять разные запрещенные меры.

Например, на меня надевали наручники, хотя я не была в агрессивном состоянии и не бросалась на врачей. Я просто была в бредовом приступе: плакала, говорила какую-то глупость. Но суть в том, что наручники не имеют права надевать, их вообще не должно быть в арсенале.

Это мы узнали, когда готовили «Психгорфест» (фестиваль, посвященный проблемам душевного здоровья и болезней. — Прим. ред.) и расписывали законные и незаконные моменты недобровольной госпитализации: что можно делать и что нельзя, какие-то правовые нормы, которые необходимо знать пациенту.

Но со мной это было, и, более того, это было не только со мной.

Вообще есть определенные правила госпитализации, там указано, в каком случае санитары должны ограничивать движения человека и применять к нему какую-либо силу, каким образом ограничивать эти движения, то есть как правильно брать человека, чтобы не причинить ему никакого вреда.

Есть законный способ ограничения движения пациента — вязки. Но это не наказательная процедура, это процедура, которая применяется в самый последний момент, чтобы обезопасить пациента от себя и обезопасить окружающих.

Вязки должны накладываться не таким образом, чтобы сдавить человеку все или прекратить поток крови к ногам и рукам, а чтобы удержать его на какое-то время и можно было сделать ему успокаивающий или снотворный укол. Выглядит эта процедура жутко, но иногда она необходима.

Похожее было со мной, но никто не имеет права надевать наручники на человека, который плачет или не очень хочет идти в карету скорой помощи.

Видимо, дело в том, что в некоторых больницах нет юриста (а он нужен по закону для подачи заявления о недобровольной госпитализации), поэтому прокуроры по просьбе медработников подают заявление в суд. Суд зачастую отказывает, потому что это не прописано в законодательстве.

Речь идет о недобровольной, а не о принудительной госпитализации. Недобровольная госпитализация — это когда человек страдает психическим расстройством, он беспомощен или представляет риск для себя и окружающих, а принудительная — в том случае, когда человек совершил преступление.

В недобровольной госпитализации сейчас действует такая практика, что врач может оставить человека в больнице на двое суток, где не позднее этого срока его осматривает комиссия из трех врачей.

Затем они подают заявление в суд с просьбой разрешить госпитализировать пациента, и в течение пяти дней суд решает вопрос о госпитализации больного.

То есть в принципе на любом этапе какая-то из инстанций может отпустить человека.

Евгений Касьянов

администратор паблика «Психиатрия & нейронаука»

Виды недобровольной и принудительной госпитализации существовали ранее и регулировались Уголовным кодексом и законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», где четко прописаны все критерии таких госпитализаций. Прокуроры, кстати, и ранее направляли заявления о принудительном лечении в суды, большинство из которых были удовлетворены. Однако некоторые суды им отказывали в рассмотрении ввиду противоречий в законодательстве.

В любом случае без заключения психиатрической экспертизы никто положить в психиатрический стационар не сможет. И если мы говорим о принудительном лечении, то в таком случае человек, совершивший преступление, просто будет исполнять наказание согласно УК.

Татьяна Мальчикова

пресс-секретарь Гражданской комиссии по правам человека

Если вы прочитаете пояснительную записку к данному законопроекту, то увидите, что авторы очень подробно и тщательно обосновали необходимость наделить прокуроров полномочиями инициировать госпитализацию людей, больных туберкулезом в открытой форме.

А вот расширение этих полномочий на психиатрических пациентов не обосновывается практически никак. Говорится только, как бы довеском, что и в психиатрии нужно расширить.

Мне кажется, распространение на прокурора полномочий психиатра способно сыграть с правоприменением очень злую шутку.

Во-первых, на прокурора взваливают ответственность за решение о психическом статусе человека, то есть побуждают вторгаться в область, в которой объективных критериев оценки нет, а есть только субъективная оценка поведения.

Это отсутствие не может не создавать угрозу злоупотреблений. Ранее это было несчастьем исключительно для психиатров, теперь же его распространят и на прокуроров.

Вполне возможно, что кто-то воспользуется этими новыми полномочиями, чтобы избавляться от граждан, создающих проблемы.

Но представим противоположную ситуацию: прокурор, исходя из собственной оценки, воздержался от принудительной госпитализации человека, угрожавшего спрыгнуть с балкона из-за неспособности погасить долги перед кредиторами.

Если позднее, так и не расплатившись с долгами, этот человек что-то над собой учинит, полномочия, которыми наделили прокуроров, дадут основания обвинить прокурора в том, что он этими полномочиями не воспользовался.

В результате прокуроры будут склонны, опасаясь таких обвинений, недобровольно госпитализировать граждан, которых помещать в сумасшедший дом не следует. Это открывает возможность злоупотреблений психиатрической властью, хоть и совсем иного рода, чем было в советское время.

Здесь уместно процитировать книгу Александра Подрабинека о советской карательной психиатрии: «В конце концов все решают люди, а не система».

Маша Пушкина

создатель сайта Bipolar

Я не возьмусь судить о тонкостях законодательства, для этого нужна практика в этой области. Но, конечно, дополнительные возможности для принудительной госпитализации — это всегда риск злоупотреблений против пациентов.

С 80-х российская психиатрия меняется в сторону гуманизации и признания прав пациентов, так что очень нелогично делать сейчас шаги назад. Насколько я понимаю, речь идет о закреплении существующей практики.

Но, конечно, когда решение о госпитализации принимает не врач, который понимает особенности болезни, а чиновник со своими представлениями о порядке, это всегда опасно для общества.

Вообще в психиатрии госпитализация далеко не самая эффективная мера, в современном мире, наоборот, стараются свести к минимуму время в стационаре. Если есть цель улучшить состояние пациентов, а не подавлять их, нужно развивать систему профилактики и социальной адаптации и, главное, просвещения — чтобы люди сами вовремя обращались за помощью и не боялись вместо нее получить репрессии.

Если бы в законе имелось в виду, что прокурор может обращаться в суд без привлечения мнения врача, то это, конечно, неправильно. В таком случае закон можно будет использоваться в неблаговидных целях.

Но это маловероятно, потому что по логике законов, регулирующих этот вопрос, для подачи заявления о госпитализации человек уже должен быть в больнице, а там он не может оказаться без освидетельствования (осмотра) врачом.

Попытки применения психиатрии в целях контроля со стороны власти были, есть и будут, но для того, чтобы избежать этого, существует закон о психиатрической помощи. Задача общества — не позволять представителям власти злоупотреблять психиатрией в своих интересах.

Вообще, психиатрия должна как можно дальше дистанцироваться от вмешательства государства, за исключением случаев защиты интересов своих пациентов, и, разумеется, заниматься лечением, а не вопросами контроля инакомыслящих. Смущает закрытость этих возможных изменений и отсутствие разъяснений.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Представьте себе ситуацию, когда человека задерживают за некий перформанс или акцию. Его сопровождают в отделение полиции, где его необходимо как-то изолировать.

И выясняется, что он состоит на так называемом учете (на самом деле это просто фигура речи, так как с 1975 года как такового учета нет), у него есть карточка в психиатрической больнице, и он является носителем расстройства.

Но поскольку у него не получается уголовка никак, а его нужно все-таки как-то наказать, прокурор обращается в психиатрическую больницу вне зависимости от того, находится ли человек в психозе или не находится.

Раньше в таком случае было бы так: сотрудники полиции отвозят вас в психиатрическую больницу и приводят на прием к главврачу. Он, так как не находится под влиянием полиции, не имеет права принять решение класть вас в клинику, если вы не находитесь в остром состоянии. Он просто проводит освидетельствование, разговаривает с вами и, если вы в порядке, отпускает вас домой.

Он может сказать, что он думает про ваше поведение: что оно асоциальное или какое-то еще. Но если вы не больны, то он вас не положит. Теперь получается, что решение о госпитализации принимает не врач, а прокурор.

Соответственно, психбольница возвращается в лоно наказательной системы и превращается не в место, где тебя лечат, а место, куда ты попадешь, если будешь плохо себя вести.

Источник: //www.the-village.ru/village/city/react/317649-psihiatricheskaya-prinuditelnaya-gospitalizatsiya

По домам: к чему приведет реформа психиатрии

Можно ли отказаться от принудительного психиатрического лечения?

Европейское сообщество в последние десятилетия работает над гуманизацией психиатрии: пациентов стараются лечить в амбулаторных службах по месту жительства. Сторонники реформы считают, что это поможет больным преодолеть страх перед врачами, противники опасаются, что они могут выпасть из поля зрения медиков и стать серьезной угрозой безопасности.

И подобные случаи уже были. Например, на днях выяснилось, что в одном из медучреждений Челябинска по поддельному диплому работал мужчина, в прошлом совершивший ритуальное убийство одноклассника и проходивший принудительное психиатрическое лечение.

Не повлечет ли гуманизация психиатрии рост числа таких историй и как в идеале должна работать модернизированная система — разбирались «Известия».

Смена курса

Одной из первых к «демократизации» психиатрии пришла Италия. Кардинальные перемены в законодательство внес психиатр Франко Базалья. До него в Италии к душевнобольным относились исключительно как к источнику общественной опасности.

Достаточно сказать, что психиатрические больницы находились в ведении министерства внутренних дел, а покинуть учреждение можно было лишь по решению суда.

Более того, госпитализация неизбежно влекла за собой и потерю гражданских свобод, вне зависимости от того, совершил ли человек преступление.

Франко Базалья не просто добился изменений в работе больниц — он ликвидировал этот институт. К 2000 году в стране не осталось ни одной государственной психиатрической больницы. Вместо них появились локальные медицинские учреждения с отделами охраны психического здоровья.

commons.wikimedia.org/MLucan

Франко Базалья

Законопослушные граждане, страдающие психическими расстройствами, получили возможность отказаться от лечения. Принудительно госпитализировать можно было лишь психически больных людей, нарушающих закон.

В разных регионах система реализовывалась по-разному. Где-то действительно создавали новые центры и наладили процесс внестационарной реабилитации, а где-то начали с того, что закрывали больницы, и пациенты оказывались на улице.

Тем не менее сама идея перехода от принуждения и изоляции больного к его доброй воле и возвращению в социум была высоко оценена мировым сообществом. От закрытой системы психиатрии, но менее радикальными способами стали уходить и другие европейские страны.

В 2013 году ВОЗ разработала план действий в области психического здоровья до 2020 года, где предлагалось свести к минимуму принудительные госпитализации, сократить число коек для таких пациентов в больницах и перейти к системе лечения по месту жительства.

Реализовывать всё это предлагалось постепенно.

В первую очередь рекомендовалось разработать механизм закрытия психиатрических учреждений продолжительного пребывания, организовать амбулаторное обслуживание, отделения для госпитализированных во всех больницах общего профиля, выездные службы и службы поддержки на дому.

Как подчеркивалось в документе, эффективнее эти меры станут, если удастся наладить сотрудничество между институтами здравоохранения, образования, занятости, социального, жилищного обеспечения.

Работа в связке

Внестационарное лечение психических расстройств в России нельзя назвать новшеством. В законе «О психиатрической помощи» 1992 года был прописан порядок работы амбулаторных служб. Уже тогда наряду с круглосуточными стационарами существовали и дневные отделения, где пациенты могли пройти необходимые процедуры, а на ночь отправиться домой.

Но эффективность подобного лечения оставляла желать лучшего. «Я работала в диспансере (ПНД), при необходимости мы отправляли пациента в стационар, — вспоминает Лариса Бурыгина, главный врач психиатрической клинической больницы № 4 (ПКБ № 4).

— Но ПНД и больница были отдельными учреждениями, по сути, пациент наблюдался у разных врачей. Поэтому нередко возникали существенные расхождения курсов терапии во время госпитализации и после выписки.

Между звеньями не было никакой связи, и сказывалось это на пациенте».

С 2013 года в России начали выстраивать современную модель психиатрии, в основе которой лежит взаимодействие между этими организациями и разделение задач. Классический стационар — для пациентов в крайне тяжелом состоянии (по оценкам специалистов, их процент от общего числа людей с психическими расстройствами невелик) и амбулатория — для всех остальных.

«Для большинства больных наиболее комфортно амбулаторное лечение, без утраты связи с социумом, — полагает Михаил Левин, заместитель главного врача по медицинской части ПКБ № 4. — У него есть разные формы.

Наиболее приближены к круглосуточному больничному наблюдению дневные стационары, располагающиеся на базе районных диспансеров.

Здесь оказывают и медикаментозную помощь, и помощь психолога, предоставляют питание и некую занятость — начиная от просмотра передач, заканчивая тренингами по развитию мелкой моторики. При этом человек ночует дома и не ограничен стенами больницы».

Часто дневной стационар — этап реабилитации, следующий после выписки из больницы. Для тех, кто в силу каких-либо причин не может самостоятельно прийти в диспансер, существует отделение интенсивного оказания психиатрической помощи. Врачи этой службы приезжают к больному на дом.

«Кроме того, в системе существует такой формат, как МРО, или медико-реабилитационное отделение.

В первую очередь он направлен на ту категорию пациентов, кто относительно стабилен в своем психическом состоянии, но утратил социальные связи, имеет нарушения навыков самообслуживания.

Они получают более активную психологическую поддержку, работают с психотерапевтами, работают в группах с психологами. С привлечением и приглашением родственников, если есть на то желание», — отмечает Михаил Левин.

Опасения и у специалистов, и у рядовых граждан вызывает то, что не все пациенты после выписки из стационара продолжают лечение в амбулаторных условиях. «Рекомендованные сроки среднего пребывания в стационаре теперь стали сокращаться.

Часто они недостаточны для того, чтобы вывести пациента из острого состояния, — отмечает Вячеслав Ряховский, заместитель главного врача ФГБНУ «Научный центр психического здоровья».

— Когда администрация стремится их соблюдать, выходит, что выписываются недолеченные пациенты».

Закон позволяет установить определенный контроль только в отношении лиц, страдающих хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми или часто обостряющимися проявлениями.

«После стационара пациент продолжает наблюдаться у участкового врача-психиатра, который следит за его состоянием, если нужно корректирует лечение, оказывает необходимую помощь. По закону, диспансерное наблюдение позволяет пригласить пациента на осмотр.

Любые другие формы требуют, чтобы пациент пришел сам», — объясняет Михаил Левин.

Принудительное амбулаторное лечение возможно лишь по решению суда и только в отношении некоторых категорий преступников. Однако как именно осуществляется этот процесс — неясно.

«Ни уголовное, ни уголовно-исполнительное законодательство не определяют процедуру исполнения такой принудительной меры, — говорит «Известиям» юрист Европейской юридической службы Юрий Телегин.

— Закон РФ «О психиатрической помощи» устанавливает только, что такие меры осуществляются в медицинских организациях государственной системы здравоохранения, оказывающих психиатрическую помощь».

Леченье — свет

Особая работа проводится в больницах с теми гражданами, которые не нарушили закон, но оказались в больнице против своей воли.

По закону, недобровольная госпитализация возможна, если тяжелое психическое расстройство больного обусловливает либо его опасность для себя или окружающих, либо его недееспособность, либо если при отсутствии медицинского вмешательства существует риск ухудшения психического состояния человека.

Для того чтобы эта категория лиц после выписки из стационара продолжала заниматься своим здоровьем, в больницах начинают развивать программы психообразования.

«В процессе лечения пациента и психиатры, и психотерапевты, и психологи объясняют ему, что и почему необходимо принимать, какие есть побочные эффекты, что случится, если прекратить прием лекарств, как заранее почувствовать обострение и своевременно обратиться за помощью, — объясняет Лариса Бурыгина. — Такие лекции проводятся еще и для родственников, которым важно понять, где патологические особенности, где особенности характера человека, как вообще с ним себя вести».

Помочь пациенту преодолеть страх перед лечебным учреждением призваны и различные реабилитационные мероприятия, кружки и тренинги. «Есть разные индивидуальные и групповые программы.

Последние формируются исходя из потребностей пациентов по разным тематическим направлениям, для людей с похожими трудностями, — объясняют в ПКБ № 4.

— В результате после выписки пациент уже не боится и в случае необходимости может обратиться к своему участковому врачу».

Не наш профиль

Реформы в психиатрии всегда сопровождались громкими скандалами, связанными с закрытием больниц. И действительно, количество этих лечебных учреждений в Москве с 2013 года сократилось в разы.

Более чем из десятка остались три психиатрических объединения с прикрепленным населением, два научно-практических центра, один психоневрологический диспансер, обслуживающий Зеленоград, и одна специализированная больница для принудительного лечения.

По словам Антона Масякина, заместителя главного врача по медицинской части психиатрической клинической больницы № 1, сокращение числа больниц связано с уменьшением коечного фонда, который на протяжении многих лет использовался неэффективно.

Во многих учреждениях пациенты оставались значительно дольше необходимого срока или вовсе без показаний для госпитализации. «Все-таки стационар — для оказания экстренной помощи. У нас давно, еще с советских времен, было распространено «пойти в больницу покапаться».

Тем самым блокировались койки для тех, кто в этом действительно нуждается, — рассказал специалист «Известиям». — У нас похожая ситуация. Кому-то просто нужны тепло, уход, питание.

Кто-то хочет обратиться в силу психического состояния, но оно, как выясняется, не требует лечения в условиях стационара. Таким людям помощь будет оказана в других формах».

Такого же мнения придерживается и главврач ПКБ № 4 Лариса Бурыгина: «Раньше было очень много свободных коек, на которых никто не лежал. Когда всё пересчитали, оказалось, что социальных коек нужно больше, чем психиатрических.

Тогда больницы № 10, № 15, № 2 были переданы департаменту социальной защиты для психоневрологических интернатов. Население стареет, больше пациентов с деменцией, плюс не у всех есть возможность ухаживать за своими престарелыми родственниками.

Для них необходимы ПНИ (психоневрологические интернаты. — Ред.)».

Опасения у психиатров вызывает главным образом то, что такие преобразования нередко сопровождаются уходом из больниц персонала, дефицит которого медицина и так испытывает в последние годы. На одного участкового врача в психоневрологическом диспансере в среднем приходится 200–300 пациентов. При этом предполагается, что с каждым из них специалист проводит серьезную и кропотливую работу.

По мнению экспертов, российская психиатрическая система действительно постепенно меняется в сторону европейской традиции, становится более открытой и многопрофильной. Однако до массового распространения и полноценного ее запуска еще далеко.

Проект, несмотря на экономию за счет сокращения числа больничных коек, потребует значительных финансовых вливаний.

Помимо перепрофилирования больниц необходимо значительное расширение сети амбулаторных служб, решение вопросов сопровождения пациентов и серьезное увеличение штата работников.​​​​​

Еще в 2016 году анализ, проведенный НИИ здравоохранения и медицинского менеджмента департамента здравоохранения Москвы, показал, что для полноценного запуска амбулаторных служб столице нужно не менее 370 врачей, 150 медицинских сестер, 400 немедицинских специалистов — клинических психологов, специалистов по социальной работе.

Источник: //iz.ru/843541/mariia-rubnikovich/po-domam-k-chemu-privedet-reforma-psikhiatrii

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. порядок применения принудительных мер медицинского характера

Можно ли отказаться от принудительного психиатрического лечения?

В каких случаях возможно помещение в психиатрический стационар специализированного типа без согласия пациента? Условия продления пребывания лица, нуждающегося в психиатрической помощи. Кто принимает решение о продлении госпитализации лица?

Отношения, связанные с деятельностью в области оказания психиатрической помощи, регулируются Федеральным законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.

1992 № 3185-1 (далее Закон № 3185-1), а также нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на решение вопросов в области оказания психиатрической помощи, а также нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В силу ст. 5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

Согласно п.3 ст.

5 Закона № 3185-1, ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами возможно только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Статья 29 Закона № 3185-1, регулирует основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке.

Так, лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: его непосредственную опасность для себя или окружающих, или его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, а также может причинить существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В соответствии с п. 3 ч. 9 ст. 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами.

Лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, по основаниям, предусмотренным статьей 29 Закона № 3185-1, подлежит обязательному психиатрическому освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров медицинской организации, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, он подлежит немедленной выписке.

Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в ней.

Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на пребывание в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, только в течение срока, необходимого для оказания психиатрической помощи в таких условиях.

Постановление судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Вместе с тем, пребывание лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке продолжается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация.

Согласно п. 2 ст.

36 Закона № 3185-1 лицо, госпитализированное в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, в течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров указанной медицинской организации для решения вопроса о продлении госпитализации. При продлении госпитализации свыше шести месяцев освидетельствования комиссией врачей-психиатров проводятся не реже одного раза в шесть месяцев.

По истечении шести месяцев с момента госпитализации лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления такой госпитализации направляется медицинской организацией, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в суд по месту нахождения указанной медицинской организации. Судья постановлением может продлить госпитализацию. В дальнейшем решение о продлении госпитализации лица, госпитализированного в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, принимается судьей ежегодно.

Порядок применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Если говорить о принудительных мерах медицинского характера, то в соответствии со ст.

13 Закона № 3185-1, принудительные меры медицинского характера применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, по основаниям и в порядке, установленным Уголовным кодексом Российской Федерации и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Порядок назначения принудительных мер медицинского характера установлен главой 15 УК РФ с учетом разъяснений, указанных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера».

В части первой статьи 102 УК Российской Федерации, сказано, что продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, проводившего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Новеллой в законодательстве является то обстоятельство, что суд принимает решение о продлении и прекращении принудительной меры.

Ранее продление и прекращение принудительного лечения, а речь шла только о лечении в психиатрическом стационаре, осуществлялось по решению комиссии врачей-психиатров, которое формулировалось на основании коллегиального осмотра пациента

В силу ч.2 ст. 102 УК РФ, лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения.

Заключение комиссии представляется в суд независимо от тех выводов, которые сделала комиссия. Заключение комиссии подлежит оценке судом, и суд должен сам вынести соответствующее решение.

Представление в суд заключения комиссии врачей-психиатров направляет администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение (ранее эта функция возлагалась на главного психиатра органа здравоохранения, которому подчинен психиатрический стационар). Решение комиссии врачей-психиатров в повседневной практике представляет в суд руководитель психиатрического стационара, где осуществляется принудительное лечение, либо лицо, его замещающее.

Основанием для продления принудительных мер медицинского характера служит сохранение возможности причинения этими лицами иного существенного вреда либо опасность для себя или других лиц, что расценивается как отсутствие оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера.

Иначе говоря, суд продлевает принудительные меры медицинского характера по тем же основаниям, что и назначает их.

Суд, принимая решение о необходимости продления принудительных мер медицинского характера, не только выносит решение об отсутствии положительной динамики психического расстройства, но и оценивает психическое состояние лица, прогноз, учитывающий течение расстройства, стойкость полученного эффекта от принудительного лечения.

В судебной практике в психиатрическом стационаре специализированного типа продлевается принудительное лечение лицу с психическим расстройством, проявляющимся сдерживаемой агрессивностью по отношению к окружающим, а также аутоагрессивностью, т.е. требующим постоянного наблюдения.

Такой пациент не относится критически к своему заболеванию, отрицает значение проводимого лечения. Необходимость постоянного наблюдения в отношении этого лица обусловлена реальной опасностью повторного совершения общественно опасного деяния.

При отсутствии подобных показаний к пребыванию в психиатрическом стационаре специализированного типа по решению суда изменяется принудительная мера с переводом лица в психиатрический стационар общего типа.

Источник: //www.samproc.ru/regulatory/proc_answer/?ELEMENT_ID=10661

Законовед
Добавить комментарий