Как восстановится бывшему сотруднику милиции

«Находил данные в открытых источниках»: «инфотрейдер» из МВД оправдан

Как восстановится бывшему сотруднику милиции

Безопасники МВД и следком обвиняли Наиля Рашитова в торговле информацией из закрытой ведомственной базы. Он доказал, что его оклеветали

Право на реабилитацию получил уволенный сотрудник МВД Наиль Рашитов. Такое решение принял Верховный суд Татарстана, рассмотрев апелляцию на его приговор за передачу информации из баз данных МВД.

ВС РТ пришел к выводу, что программа, которой пользовался мужчина, не способна выдавать тех сведений, которые якобы продавал майор.

Сейчас Рашитов хочет восстановиться на работе и получить моральную компенсацию.

Больше года доказывал свою невиновность теперь уже бывший сотрудник управления наркоконтроля УМВД по Казани Наиль Рашитов

Больше года доказывал свою невиновность теперь уже бывший сотрудник управления наркоконтроля УМВД по Казани Наиль Рашитов.

Криминальная история старшего оперуполномоченного по особо важным делам началась в августе 2018 года. Рашитова задержали сотрудники службы безопасности МВД Татарстана, а следком заподозрил сотрудника полиции в торговле закрытыми данными из ведомственных баз.

Во время обыска в машине полицейского Volkswagen Tiguan нашли боевой 9-миллиметровый патрон. Его происхождение Рашитов объяснить не смог.

Его доставили в следственный комитет, где возбудили сразу три уголовных дела — по статьям «Получение взятки», «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Незаконное хранение боеприпасов». Полицейского уволили со службы.

В окончательном обвинении Рашитова осталось лишь злоупотребление должностными полномочиями. Следком не смог доказать ни факта получения взятки, ни то, что патрон принадлежал именно Рашитову.

В январе 2019 года уголовное дело поступило в Кировский райсуд для рассмотрения по существу. Через 9 месяцев «инфотрейдера» осудили и дали 2 года условно.

 На такой же срок ему запретили занимать должности в государственных и правоохранительных органах. 

Суд первой инстанции решил, что полицейский имел доступ к программному комплексу «ТОР» — закрытой базе данных МВД.

Суд определил, что мужчина искал в социальных сетях клиентов, которым за плату «пробивал» информацию о людях через номера их автомобилей — их имена, номера телефонов, адреса.

А клиентов для Рашитова подбирал его знакомый — один из администраторов закрытого скандального паблика во «ВКонтакте» «Мужское мнение / Казанские курицы» Руслан Хазиев. По делу он проходил как свидетель. 

Позиция уволенного полицейского за это время не изменилась: он утверждал, что его голословно оклеветали. В последнем слове экс-полицейский упирал на сфабрикованность обвинений. «Сторона обвинения продолжает ссылаться на сфальсифицированные доказательства. Я не виноват и преступления не совершал», — говорил он в суде. В «шитом белыми нитками уголовном деле» Рашитов обвинял безопасников МВД.

Мотив, по мнению Рашитова, у них был простой. Оперативники УСБ неровно дышали к его бывшей службе в ФСКН. Более того, он подозревал, что оперативник Руслан Файзуллин хотел занять его должность. Рашитов жаловался, что Файзуллин применял в отношении него пытки и принуждал его к признанию вины. Жаловался оперуполномоченный и на угрозы его семье. 

В суде Рашитов заявил, что служебную информацию посторонним лицам никогда не предоставлял и уж тем более условия оплаты ни с кем не обговаривал. Он признался, что сам «разрабатывал» администратора паблика «Казанских куриц», предполагал, что тот занимается распространением наркотиков.

Рашитов начал общаться с Хазиевым, чтобы втереться к нему в доверие. Через какое-то время его собеседник стал интересоваться, может ли Рашитов пробить персональные данные человека, зная лишь номер автомобиля. Полицейский уверял: находил информацию в открытых источниках в интернете. Оплату, утверждал Рашитов, за помощь в поиске людей он не просил и это не обговаривал.

Хазиев же на следствии утверждал, что Рашитов сам предложил ему заработать на продаже сведений о лицах. И уже потом админ дал объявление в паблике: «Пробить авто за 1000 рублей». Заработок якобы делился пополам.

«Сторона обвинения продолжает ссылаться на сфальсифицированные доказательства. Я не виноват и преступления не совершал», — говорил Рашитов в суде

В апелляционной жалобе Рашитов и его адвокаты утверждали, что суд первой инстанции не учел обстоятельств дела. Защита даже заявляла ходатайство о проведении следственного эксперимента — в ходе него Рашитов показал бы, как получал сведения из общедоступных источников. «Суд безосновательно отказал в удовлетворении данного ходатайства», — считают адвокаты.

Защита настаивала и на том, что, используя закрытую базу МВД «ТОР», невозможно установить данные о владельцах машин по их номерам, если эти автомобили не были замешаны в каких-либо происшествиях или не проходили по уголовному делу.

Адвокаты сетовали, что просили суд допросить специалиста МВД по вопросам функциональности программы. Но им также было отказано без приведения мотивов.

Недовольны они были и тем, что после задержания Рашитова из его телефона были удалены переписки и данные, которые могли бы подтвердить слова подзащитного.

Удалили и результаты оперативных действий, по их мнению, они были сфальсифицированы и изготовлены задним числом.

Ложными назвали адвокаты и показания свидетелей обвинения — админа паблика Хазиева, а также неких Руслана СкащенкоВячеслава Романова (вероятно, оба — заявители по делу, якобы покупавшие у Рашитова данные) и оперативника Файзуллина. ВС РТ пришел к выводу, что Скащенко и Романов действовали под присмотром оперативников, которые проверяли Рашитова.

Обвиняемый согласен: к нему действительно обращались с просьбой «пробить инфу». Данные он нашел в открытых источниках и отправил Хазиеву. Тот, по версии Рашитова, сам, без просьбы, прислал на карту 500 рублей. От Скащенко Рашитов получил 2 тыс. — якобы этих денег полицейский также не просил.

Председательствующий судья Миннулин постановил, что обвинительный приговор подлежит отмене — «в связи с отсутствием состава преступления»

ВС РТ пришел к выводу, что программа «ТОР» не предоставляет информацию о владельцах авто по их номеру. В частности, речь идет о четырех машинах, которые пробивал Рашитов. В программе были лишь данные о моделях, годе выпуска и идентификационных номерах кузова/двигателя автомобиля. Персональные данные владельцев машин просто отсутствуют.

Апелляция установила и то, что Рашитов сначала пробивал нужный номер авто в общедоступных источниках, узнавал личные данные владельцев, отправлял их запрашиваемому, а потом вбивал ФИО собственника машины в «ТОР» — но уже в целях оперативного интереса. Данные из программы третьим лицам он не передавал. Это подтвердилось скриншотами переписки и аудитом обращений Рашитовым в картотеку «ТОР».

Суд признал, все действия полицейского не выходили за рамки его допустимых полномочий. Соответственно, состава преступлений в его действиях не было.

Много претензий у судьи Айрата Миннулина было и к работе Кировского райсуда. Приговор в первой инстанции Рашитову выносил федеральный судья Ринат Камалов.

Так, в своем решении он не указал обстоятельств о причинении действиями Рашитова существенного вреда, не сообщил, как именно подсудимый нарушил права и законные интересы граждан. Судья не указал и то, какие у экс-полицейского были мотивы для совершения преступления.

В приговоре при описании преступления указано, что обвиняемый дискредитирует своим поступком органы государственной власти, подрывает к ним доверие со стороны общества. Но чем именно Рашитов дискредитировал сотрудников МВД, там также не было указано.

Раскритиковал Верховный суд РТ и работу гособвинения. За то, что не были истребованы и представлены фактические данные о владельцах запрашиваемых авто. То есть не доказано, что сведения, которые передавал Рашитов Хазиеву, вообще были реальными.

Таким образом, председательствующий судья Миннулин постановил, что обвинительный приговор подлежит отмене — «в связи с отсутствием состава преступления». Арест, наложенный на автомобиль Volkswagen Tiguan Рашитова, был также отменен.

Адвокат Рашитова Эдуард Гайнуллин заявили, что клиент намерен воспользоваться своим правом на реабилитацию по полной программе. В первую очередь оправданный хочет восстановиться на службе в МВД

Уволенный полицейский на этом не останавливается: его адвокат Эдуард Гайнуллин заявил, что клиент намерен воспользоваться своим правом на реабилитацию по полной программе. В первую очередь оправданный хочет восстановиться на службе в МВД, сделать это собирается через суд.

«Чтобы возместили довольствием и стаж засчитали. В принципе, у него чуть ли не месяц назад пенсия была бы», — рассказал корреспонденту нашей газеты адвокат. В случае успешного иска уволенный сотрудник автоматом получит пенсию за выслугу лет.

Естественно, Рашитов хочет добиться погашения расходов, которые он понес в ходе уголовного процесса. И возмещения морального вреда, который он претерпел за время уголовного преследования. Бывший полицейский намерен и наказать тех, кто его оклеветал. Адвокат Гайнуллин уточнил, что будет добиваться привлечений к ответственности оперативника УСБ МВД и двоих свидетелей по делу.

Гайнуллин отметил, что о преступлении в отношении Рашитова заявляли еще на стадии судебного следствия. Сейчас, передает адвокат, им готовится заявление в следственные органы: «Все эти материалы, которыми мы располагаем, соберем и вместе с заявлением о возбуждении уголовного дела направим в соответствующий орган».

Источник: //www.business-gazeta.ru/article/445741

Мвд судится с «бывшими»

Как восстановится бывшему сотруднику милиции

В результате переаттестации работников органов внутренних дел, прошедшей с 1 марта по 1 августа прошлого года, были уволены 183 тысячи человек. Многие из них сейчас активно пытаются восстановиться на работе, подавая заявления в суды.

Бывший сотрудник УВД Шигонского района Самарской области Александр рассказывает: «Во время аттестации мне сказали: «Ты работал настолько халатно, что уголовное дело возбудить можно». О знании законов и прочем меня даже не спрашивали. Руководитель комиссии решил: не годен.

Аттестация была фарсом, члены комиссии и руководство УВД заранее решили, кто уйдёт, а кто останется. Я обратился в суд с требованием исключить из текста аттестации необоснованные факты, отменить проведённую аттестацию и направить её на новое рассмотрение”.

«СП»: — У вас были взыскания за время работы в милиции?

— Иногда делали замечания, но официально не наказывали. Всем делают замечания… Многие мои коллеги, оставленные без работы такими «аттестаторами» намерены обратиться в суд.

В столице, по словам председателя координационного совета профсоюза сотрудников полиции Москвы Михаила Пашкина, в суды с просьбами о восстановлении на работе обратились несколько сотен экс-милиционеров: «Некоторые уже выиграли. Однако в отделах кадров им говорят, что согласно указу президента им нужно переквалифицироваться в полицейских, а аттестационные комиссии завершили работу 1 августа прошлого года.

В законе «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» сказано, что восстановленным на работе сотрудникам могут предложить вакантную должность, а могут и не предложить. Решение остаётся за кадровиками.

Ранее в этом законе содержалось требование сообщить обо всех вакантных должностях. Ныне названное требование имеется в Трудовом кодексе Российской Федерации — основополагающем документе, регулирующем трудовые отношения в стране.

Выходит, закон «О службе в органах…» противоречит ему.

Также в законе «О службе…» сказано, что восстановление человека на работе происходит после вступления решения суда в законную силу, а Гражданский кодекс требует восстановить его немедленно.

Что получается? Приходит восстановленный судом сотрудник в отдел кадров, а ему отвечают: «Иди домой. Жди вступления решения в силу». А произойти это может через месяц или два. Но даже после истечения этого срока ему могут отказать в трудоустройстве.

Так российская власть защищает сотрудников правоохранительных органов, которые среди прочих, обязаны охранять и её.

«СП»: — Но хотя бы часть из получивших положительные решения суда, приняли на работу?

— Некоторых восстановили, записали, что они прошли переаттестацию до 1 августа. Случается, судьи указывают: «восстановить в прежней должности», а эта должность в ходе реформы упразднена. Кадровикам приходится выкручиваться.

Выходит, лишили людей работы по закону «О полиции», а в восстановлении на ней отказывают оттого, что не являются они полицейскими?

Корреспондент «СП» обратился в ГУ МВД России по городу Москве, дабы прояснить ситуацию, однако там от комментариев отказались.

Адвокат, бывший старший следователь Следственного комитета при МВД РФ Владимир Жеребенков утверждает, что увольнять милиционеров, руководствуясь законом «О полиции» было нельзя, поскольку они не успели стать сотрудниками полиции.

«СП»: — Милиционеры понимали, что их увольняют неправомерно?

— Многие понимали, поэтому и обращаются в суды. Хотел бы заметить, что большое количество правоохранителей было переаттестовано до официального начала переаттестации — в феврале.

«СП»: — Можно ли сказать, что всех уволенных необходимо восстановить на работе?

—  Многие лишились мест по объективным причинам: достижение пенсионного возраста, халатное исполнение обязанностей.

«СП»: — По какой причине на происходящее не отреагировал Конституционный суд?

— Прежде бывшим сотрудникам милиции нужно попытаться восстановиться через суды предыдущих инстанций.

Необходимо отметить и следующее: часто комиссии принимали к рассмотрению негласные материалы.

Присылали из службы собственной безопасности МВД ничем не подтверждённую информацию о том, что такие-то милиционеры занимаются бизнесом, а члены комиссии, вершившие судьбы людей, принимали её за истину.

Или учитывали аудиозаписи разговоров сотрудников органов внутренних дел, сделанные без судебного решения.

Оперативная работа, согласно закону, может проводиться исключительно в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления или готовящих преступление.

«СП»: — Переаттестацию рядовых сотрудников милиции проводили более 1000 комиссий, созданных самими органами внутренних дел…

—  Законодательство требует привлекать к работе в этих комиссиях представителей общественности, адвокатского сообщества, министерства юстиции… В большинство комиссий их не допустили. Силовики творили, что хотели.

«СП»: — Почему наиболее значимые перестановки прошли в Следственном комитете при МВД, департаменте экономической безопасности и Бюро специальных технических мероприятий, где сменилось не только руководство, но и ключевые заместители?

— Ход реформы контролировала администрация президента. Во многих случаях руководители на разные посты назначались по её усмотрению, а не по профессиональным качествам.

«СП»: — Чем можно объяснить, что в Северо-Кавказском федеральном округе переаттестацию прошли 95% милиционеров?

— Там очень сильна клановость. На работу в силовые структуры принимают представителей определённых кланов. Свои своих не уволят по результатам переаттестации.

«СП»: — Администрация президента никак на это не могла повлиять?

— Она на Северном Кавказе практически никакой роли не играет…

Сегодня уже ясно, что реформа МВД, которую торопились провести «под выборы», своих целей не достигла. Тысячам профессионалов, не боящихся вступать в спор с начальством, пришлось уйти. Дыры латают, как придется.

Когда в ведомстве Нургалиева говорят, что в полиции остались лучшие, это вызывает, как минимум, вопросы: чуть ли не ежедневно сами полицейские, как и до реформы, попадают в криминальные хроники или скандалы. Взятки как брали, так и берут. Доверять людям в форме мы больше не стали.

Согласно данным индекса доверия, разработанного Фондом «Общественный вердикт» совместно с центром Левады, только 6% граждан уверенно заявляют о том, что полиция работает удовлетворительно. А 46% россиян оценивают качество работы полиции негативно.

В способность полиции защитить граждан в случае преступных посягательств уверенно верят только 6% населения, 50% считают, что полиция не в состоянии защитить их от преступников…

Зато в среду в МВД радостно сообщили, что скоро полицейских оденут в новую форму (это обойдется в 16 млрд рублей). Форма выглядит симпатично. В отличие, к сожалению, от содержания.

Источник: //svpressa.ru/society/article/52257/

Сменившего пол полицейского не восстанавливают на работе

Как восстановится бывшему сотруднику милиции

Дело бывшего сотрудника департамента внутренних дел Алматы, который заявляет, что его вынудили уволиться из полиции после операции по смене пола, дошло до городского суда.

Многие годы этот человек был женщиной, имел звание старшины полиции, служил оператором центра оперативного управления, то есть принимал звонки в полицию и передавал информацию патрульной службе.

Но, как только женщина стала мужчиной, поменяла пол, она, теперь он, потерял работу и теперь тщетно пытается восстановиться.

Бывший сотрудник Центра оперативного управления Алматы требует восстановить его на службе, оплатить «вынужденный прогул» и услуги адвоката, а также возместить «моральный вред» в размере 80 миллионов тенге. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении этих исковых требований, и бывший полицейский подал жалобу в городской суд.

Заседание суда, где сегодня рассматривалась апелляционная жалоба по этому трудовому спору, судья Раушан Куандыкова объявила закрытым, попросив журналистов и наблюдателей покинуть зал суда.

Пришедшая на процесс в качестве наблюдателя правозащитник Татьяна Чернобиль назвала решение судьи закрыть процесс «обескураживающим».

— Получается, что судья на собственное усмотрение посчитала это дело чувствительным, ранимым для общественности, хотя стороны не возражали [против присутствия СМИ], — говорит Татьяна Чернобиль.

Адвокат Жанара Балгабаева, представляющая в суде бывшего полицейского, сменившего пол. Алматы, 11 августа 2015 года.

Сам истец на процессе в городском суде не присутствовал, его интересы представляли адвокат Жанара Балгабаева и доверенное лицо Мадина Аимбетова. Они заявили ходатайства с просьбой сделать слушания открытыми для прессы.

— Здесь не рассматриваются госсекреты, и если истец не возражает против того, чтобы подробности его жизни были оглашены, то почему бы и нет.

Я задавала вопрос председателю апелляционной судебной коллеги, буквально на прошлой неделе. И он сказал, что судья первой инстанции допустил ошибку, сделав процесс закрытым.

Но сейчас его подчиненный фактически делает то же самое, — сказала Мадина Аимбетова после завершения заседания.

Представитель ответчика — департамента внутренних дел Алматы — воздержалась от комментариев.

— Работник обжаловал свое же собственноручно написанное заявление «по собственному желанию». В апелляционной жалобе было отказано, — говорит представитель ДВД Алматы Айгуль Имашева.

Репортеру Азаттыка удалось поговорить с самим бывшим полицейским, оспаривающим увольнение. Он говорит, что сразу после выхода на работу после операции по смене пола руководство ДВД вынудило его написать рапорт об увольнении «по собственному желанию». Однако в тот же день, как утверждает бывший полицейский, он написал заявление об отзыве рапорта, но это заявление принимать отказались.

По словам бывшего полицейского, в органах внутренних дел он проработал почти десять лет, нареканий в его адрес не было.

— Я всегда жил в чужом теле. Их [руководство полиции] устраивало, как я выгляжу. Есть грамоты, всегда премии получал, — говорит бывший полицейский.

Однако ситуация изменилась осенью прошлого года — после того как человек сделал операцию по смене пола (операция была бесплатной, проводилась по государственной медицинской квоте).

После операции полицейский планировал продолжить службу в ДВД, однако, как он рассказывает, столкнулся с давлением руководства.

Письма и жалобы в Астану после увольнения результата не дали, поэтому бывший сотрудник полиции обратился в суд. Результат тяжбы, по его словам, был предсказуемым.

Я ожидал, что я проиграю. Это говорит о том, что многие люди и чиновники — гомофобы.

— Я ожидал, что я проиграю. Это говорит о том, что многие люди и чиновники — гомофобы. Если они дадут мне выиграть, то они пойдут против системы. Им проще идти против меня, я же один человек, тем более трансгендер, а система говорит, что если я выиграю, то им придется признать, что в правоохранительных органах нарушаются права человека, — говорит бывший полицейский.

По словам истца, он будет оспаривать увольнение вплоть до высшей судебной инстанции в Казахстане и, если проиграет, обратится в Комитет ООН по правам человека. Он рассказывает, что семь месяцев жизни под постоянным давлением и без стабильного заработка закалили его.

Сейчас, как говорит бывший полицейский, он перебивается подработками, но, несмотря на это, чувствует себя счастливым человеком.

Он сказал репортеру Азаттыка, что хочет получить новые документы с мужскими именем и фамилией, зарегистрировать отношения с гражданской женой и воспитывать приемного сына.

сюжет Азаттыка с места события:

Источник: //rus.azattyq.org/a/kazakhstan-transgendery-prava-cheloveka/27183304.html

Реформа МВД: армия уволенных милиционеров уйдет в криминал | ВЕСТИ

Как восстановится бывшему сотруднику милиции

Вчерашние майоры и полковники оказались никому не нужны. Силовики готовятся завались суды исками

Уволенные после упразднения милиции правоохранители ищут работу охранниками, помощниками руководителей, а им предлагают быть комбайнерами и скотоводами.

Впрочем, эксперты говорят, что часть из них могут перейти в криминал.

По неофициальным данным, примерно треть бывших милиционеров уволена с субботы, 7 ноября.

«Нас собрали, зачитали списки, кто остается, а кто уволен. Заявили, что мы не прошли проверку службы внутренней безопасности. Никаких объяснений — почему, за что — никто не давал. Поэтому мы теперь не имеем права даже на переаттестацию», — рассказал на условиях анонимности бывший сотрудник милиции.

Оставшиеся будут проходить тестирование, которое включает 800 вопросов. А претенденты на руководящие должности, кроме прочего, также должны будут пройти устное собеседование с аттестационной комиссией.

Уволенные сотрудники теперь активно ищут работу. По словам менеджера по связям с общественностью портала rabota.ua Татьяны Пашкиной, у них сейчас немало резюме бывших милиционеров.

«Несколько бывших сотрудников ищут работу личного водителя-телохранителя. Есть девушка с опытом работы в милиции полтора года, она хочет быть помощником руководителя», — говорит Пашкина. Зарплаты просят от 5–8 тысяч грн. А вот основные предложения для экс-милиционеров — это работа в охранных фирмах.

«Есть работа для них в пенитенциарной службе. Также их приглашают в фермерские хозяйства, там есть перспектива роста. Например, могут начинать работу с неквалифицированного труда, скажем, скотником, обучиться и стать комбайнером, там платят больше», — указала Пашкина.

По ее словам, многие бывшие сотрудники рангами повыше будут искать личные связи для трудоустройства.

«Думаю, часть из них даже не будут обращаться к порталам работы, а поднимут своих знакомых или сарафанное радио», — полагает эксперт.

«Я уже точно уволен, несмотря на то что имею офицерское звание и был в АТО. Почему — объяснять не захотели. Друг предложил поработать у него юристом. Зарплата небольшая. Я пока думаю», — рассказал теперь уже экс-милиционер.

По словам нашего собеседника, его коллеги — в шоке. Им предлагают идти просто охранниками за 4 тысячи грн.

«Один знакомый буквально в воскресенье пошел работать водителем к бизнесмену и тут же ушел. Говорит, не привык к тому, что им командуют. Психологически сложно перестроиться. Некоторые просто ушли сейчас в запой», — поделился бывший силовик.

Пойдут в криминал

Президент Всеукраинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта сказал, что бывшим силовикам найти работу сложно.

«Звонят хорошие спецы, которые проработали в милиции много лет, порядочные люди. Но не все же из них могут пойти охранниками в магазины? Они могут быть хорошими кризис-менеджерами, руководителями служб безопасности коммерческих предприятий, руководителями охранных фирм. Но такие вакансии ограничены, особенно в кризис», — говорит Шабовта.

По его словам, людям осталось до милицейской пенсии по 1,5-2 года. Майоры, подполковники оказались никому не нужны. «Тем более что благодаря созданному вокруг милиции общественному мнению их считают бандитами, преступниками. Бизнес от них нос воротит», — подводит итог Шабовта.

Также многие бывшие сотрудники вынуждены будут искать себе новое жилье, поскольку общежития и служебные квартиры у них заберут. 

По словам эксперта, единственным выходом для некоторых будет криминал.

«Если человек много лет занимался борьбой с наркотиками, он знает, как организованы потоки, или разбирается в следствии, оперативной работе – он может пойти в криминальные структуры.

Некоторым из них предложат хорошие финансовые условия, и человек просто сломается. Ведь сейчас его выставили на улицу», — приводит пример наш эксперт.

​Уволенные милиционеры идут в суд

Адвокат Ростислав Кравец говорит, что бывшие милиционеры уже готовы завалить суды исками.

«Только за понедельник день к нам обратилось восемь уволенных сотрудников. Причем шансы восстановиться на работе у них есть. Во-первых, каждого из них должны были уведомить об увольнении лично.

Им должны были предложить вакансии во вновь созданной полиции. Также должны были взять согласие на увольнение в их профсоюзе, чего не сделали. Т. е.

там есть ряд нарушений, которые будут учтены в суде», — говорит Кравец.

По словам юриста, при увольнении сотрудникам, прослужившим более 10 лет, положена компенсация в размере 50 процентов от оклада за последние десять лет.

Тем, кто прослужил меньше, — единоразовая выплата в размере зарплаты за год.

«Часть из них получит хорошую компенсацию и на этом успокоится. А часть из них готовы судиться», — говорит адвокат.

Реформа МВД. Новости по теме

Закон о полиции: что сделает с силовиками Хатия Деканоидзе

Аваков анонсировал начало переаттестации милиционеров

Источник: //vesti.ua/strana/123081-reforma-mvd-armija-uvolennyh-milicionerov-ujdet-v-kriminal

Законовед
Добавить комментарий