Есть ли нарушение со стороны судьи?

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Есть ли нарушение со стороны судьи?

Иванов Антон

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты.

Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты. 

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно.

К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться.

Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ).

ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования.

При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает.

Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий.

А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей.

Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения.

Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта).

Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты.

Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения.

Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению.

Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело.

Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

Источник: //www.garant.ru/ia/opinion/author/ivanov_anton/613040/

Вс разобрался с судьей, собравшим две флешки компромата на руководство

Есть ли нарушение со стороны судьи?

Moscow Live

Апелляционная коллегия Верховного суда РФ 2 апреля разбирала жалобу судьи Наро-Фоминского городского суда Московской области 41-летнего Дмитрия Ивлева, досрочно лишенного полномочий из-за серийных нарушений в организации гражданского судопроизводства. Ранее цивилист безуспешно пытался вернуть себе мантию в дисциплинарной коллегии ВС (подробнее об этом читайте на Legal.Report здесь и здесь).

ДК ВС на заседании 15 января не только отклонила административный иск Ивлева, но и обвинила судью в тайных манипуляциях с дисциплинарным делом.

Согласно докладной записке сотрудников аппарата коллегии, Ивлев в ходе знакомства с материалами в здании Верховного суда на Поварской подписал протоколы судебных заседаний по ряду рассмотренных с его участием гражданских дел, не обращая внимания на замечания персонала суда.

Кроме того, по словам очевидцев, судья вырвал из тома две страницы с подписями членов комиссии, проводивших комплексную проверку Наро-Фоминского суда в марте 2018 года.

Прошлогодняя служебная проверка была инициирована Мособлсудом и выявила многочисленные процессуальные нарушения со стороны судьи.

Так, оказалось, что Ивлев не сдал в канцелярию 235 дел, не назначил даты заседаний по 139 делам, по 24 не подписал протоколы заседаний, а еще по 27 – не изготовил. В числе прочего на служителя Фемиды поступило несколько десятков жалоб от граждан.

В 2018 году ККС Московской области учла, что у Ивлева ранее было непогашенное дисциплинарное взыскание, и лишила его мантии, с чем согласилась ВККС. Обжалуя эти решения, цивилист поставил под сомнение сам факт проведенной проверки.

Он также заявил, что ее итоговые документы без подписей являются ненадлежащими доказательствами. Суд первой инстанции опроверг эти доводы после допроса проверяющих и изучения ксерокопий «исчезнувших» страниц, которые истребовали из Наро-Фоминска.

В апелляционной инстанции автор жалобы и его адвокат Олег Катаев продолжали настаивать, что служебная проверка, по сути, не проводилась, ее итоговые документы не подписывались, а основанные на них решения обеих квалифколлегий и суда первой инстанции являются формальными, незаконными и необоснованными. Проступки своего доверителя адвокат назвал «неумышленными ошибками ординарного характера», а меру дисциплинарной ответственности «несоразмерной и произвольной».

– Я хочу, чтобы суд разобрался! А не просто вынес решение: мол, не нужен нам такой судья, – эмоционально обратился Ивлев к членам апелляционной коллегии.

Автор жалобы предложил затребовать биллинг мобильных телефонов сотрудников аппарата дисциплинарной коллегии, а также записи с видеокамер в ВС, чтобы «было видно, что суд заносил в зал заседания и с чем удалялся в совещательную комнату».

– Он как-то должен доказать свою позицию, что не вырывал эти листы и что подписи не ставил… Он может доказать это только видеозаписями с камер! – напирал на членов коллегии адвокат Катаев.

Тройка судей, посовещавшись, отказалась удовлетворить требование о приобщении видеозаписей как не имеющее отношение к рассматриваемому делу.

– Каждый раз из материалов дела то пропадает что-то, то «вшивается», – не сдавался Ивлев.

Судья утверждал, что акт о якобы его манипуляциях с материалами был оперативно составлен во время перерывов в судебном заседании 15 января и вшит в дисциплинарное дело – «чтобы защитить решение двух коллегий».

Ивлев также рассказал, что просил суд первой инстанции приобщить флешку с важными аудио- и видеозаписями, но «накопитель из материалов дела исчез», и оценка доказательствам так и не была дана. По словам истца, на записях, помимо прочего, представлены откровенные разговоры председателя Наро-Фоминского суда Владимира Подкопаева.

Ивлев назвал дисциплинарное разбирательство «политическим делом», причиной которого является его жесткий личный конфликт с главой городского суда.

– Меня пытались выжить с этого суда за то, что я отказался выполнять незаконные коррумпированные решения председателя, – пояснил причину предвзятого отношения служитель Фемиды.

Как считает Ивлев, председатель Наро-Фоминского суда намеренно создавал невыносимые условия для его работы и вдобавок не мог контролировать обстановку в суде.

– Пьяные приставы ходят, пьяные сотрудники ходят, – сокрушался судья. – Это все я снял на видео, все на флешке. Там видно, как приставы выбивают двери в суде, как сам председатель им дарит ящик водки…

Члены апелляционной коллегии внимательно слушали откровения истца, который поспешил их заверить, что ему уже не стыдно так говорить, поскольку «этот сор сам председатель вынес из избы».

– Уважаемый суд, а я прикладывал к [апелляционной] жалобе две флешки, они должны быть в материалах административного дела, – в какой-то момент занервничал Ивлев. – Прошу их учесть и дать им оценку!

– Это все пришло. Флешки есть ваши, – успокоил истца председательствующий судья Владимир Зайцев. Он добавил, что члены коллегии уже ознакомились с записями и при необходимости еще раз «посмотрят и послушают их в совещательной комнате».

– На флешке представлена видеозапись, как мне приставы запрещают проходить в здание суда, представлена аудиозапись телефонного разговора с работником канцелярии ВККС… – продолжал перечислять содержимое накопителя Ивлев.

– Скажите, а вы всех работников предупреждали, что записываете разговоры с ними? – с полуулыбкой поинтересовался Зайцев.

– Гласность! Я имею право записывать всех буквально. Я никого не должен предупреждать! – с вызовом ответил Ивлев.

Позднее, выступая в прениях, он объяснил, что вел записи, дабы «подтвердить свою невиновность»: «Чтобы мне потом не вменяли, что я кому-то что-то там пообещал, кому-то угрожал, с кем-то как-то вел себя некорректно».

Представитель ККС Московской области Юлия Артемьева выступила коротко, но крайне эмоционально.

– При определении меры наказания мы учитывали степень совершенного проступка, он очень значителен. Цифры допущенных нарушений просто ужасающие! Реально ужасающие! – отметила Артемьева. – Что касается жалоб граждан, то были действительно вопиющие. Например, когда мать маленького ребенка, еще в декрете, не может 1,5 года получить алименты…

Артемьева пояснила, что ККС учитывала три основных фактора, повлиявших на решение отнять мантию у Ивлева. Это волокита, нарушение правил оформления процессуальных документов и частные определения в адрес судьи.

– Безусловно, учитывалось отношение господина Ивлева к совершенному поступку. Мы неоднократно на квалифколлегии пытались выяснить мотивы. В ответ слышали: «Все нарушают, чего тут такого? Председатель – взяточник, пьет… Виноваты природа,  погода…» А деятельного осознания совершенных проступков нет! – резюмировала Артемьева.

После получасового совещания тройка судей оставила жалобу Ивлева без удовлетворения.

Источник: //legal.report/vs-razobralsja-s-sudej-sobiravshim-dve-fleshki-kompromata-na-rukovodstvo/

Сторона сомневается в беспристрастности всего суда. Шансы на отвод

Есть ли нарушение со стороны судьи?

14июняИсточник: Журнал “Арбитражная практика”Коллектив авторов, VEGAS LEXВ процессуальных кодексах нет правил по отводу всего суда. На практике отвод суда редко, но случается. Примеры успешных отводов всего суда – в статье.

ЧЕМ РЕГУЛИРУЮТСЯ ВОПРОСЫ О БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СУДЕЙ

Беспристрастность суда – одно из фундаментальных условий справедливого судебного разбирательства, которое является сущностным свойством судебной власти. Это условие закреплено нормативно.Каждый имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических права, п. 1ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).Конституция РФ предполагает запрет какого-либо влияния на судью при осуществлении правосудия, провозглашая его независимость и беспристрастность (ч. 1 ст. 120).Закон о статусе судей призывает судью избегать всего, что могло бы вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (п. 2 ст. 3).АПК предусматривает, что справедливое разбирательство беспристрастным судом относится к задачам судопроизводства. Суд сохраняет беспристрастность для обеспечения состязательности процесса (п. 3 ст. 2, ч. 3 ст. 9).В ГПК РФ беспристрастность предусмотрена как условие осуществления судом своих функций (ч. 2 ст. 12).Действующий Кодекс судейской этики требует от судьи способствовать поддержанию уверенности общества и участников процесса в беспристрастности его и органов судебной власти. В целях объективного рассмотрения дела судья должен стремиться к исключению каких-либо сомнений в его беспристрастности (ст. 9).

Когда закон допускает отвод всего суда

Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо есть иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности (п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК, п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК). Для отвода достаточно обоснованных сомнений в беспристрастности. Заявителю нужно представить лишь косвенные, а не прямые доказательства, вызывающие такие сомнения. При определенных обстоятельствах могут возникнуть сомнения в беспристрастности всех судей конкретного суда, в том числе не участвующих в рассмотрении дела. Но ни АПК, ни ГПК не предусматривают возможности заявления отвода всему суду. Закон допускает передачу дела в другой суд лишь в случае, если невозможно сформировать новый состав суда для рассмотрения дела в связи с удовлетворением самоотводов и отводов (ч. 3 ст. 26 АПК, ст. 21 ГПК).Если буквально толковать закон, то чтобы удовлетворить заявление об отводе всего суда, нужно последовательно удовлетворить отвод или самоотвод в отношении каждого судьи этого суда по отдельности. Очевидно, что такой формальный подход существенно нарушает принцип процессуальной экономии, однако суды активно его используют при мотивировке отказов в отводе всего суда. Такая позиция представляется недопустимой. Она может нарушить права участников процесса на рассмотрение дела беспристрастным судом при наличии реальных обоснованных сомнений в его незаинтересованности.

Случаи, когда арбитражные суды отказывают в отводе всего суда

Арбитражные суды отказывают в отводе всего суда в подавляющем большинстве случаев. Это происходит как в ситуациях, когда заявитель не обосновал ходатайство объективными обстоятельствами (например, ссылается на недоверие ко всей судебной власти округа) (определение АС Удмуртской Республики от 25.06.2015 по делу № А71-3282/2015)), так и при указании более весомых мотивов для отвода. Формальным мотивом отказов часто становится указание на то, что отвод всем судьям суда не предусмотрен действующим законодательством (ст. 25 АПК). По закону отвод можно заявить лишь конкретному судье (нескольким судьям или составу суда при коллегиальном рассмотрении), рассматривающему дело. Подобный формальный подход реализуется арбитражными судами при разрешении отводов, заявленных по самым различным основаниям.Представитель одной из сторон раньше был судьей. В одном из дел недоверие ко всем судьям было обосновано тем, что руководитель ответчика (юридической компании) в прошлом являлся судьей данного арбитражного суда. Он неоднократно заявлял о наличии у него возможности разрешать все судебные дела в указанном суде в свою пользу. Однако председатель состава, рассматривая заявление об отводе, сочла эти обстоятельства недостаточными, чтобы сомневаться в беспристрастности любого судьи суда (определение АС Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 14.10.2016 по делу № А75-4243/2016). 

Источник: //www.vegaslex.ru/analytics/publications/side_doubts_the_impartiality_of_the_entire_court_the_chances_of_withdrawal/

Суд и судьи | Экономическая газета

Есть ли нарушение со стороны судьи?

“Здравствуйте, уважаемая редакция!

Обращаюсь к вам с просьбой опубликовать мое письмо, связанное с судебной этикой. Хочу, чтобы ваши читатели никогда не оказывались в ситуации, которая случилась со мной.

Я представляла интересы истца в одном из недавних хозяйственных споров и была поражена высокомерием и бесцеремонностью судьи, хотя закон обязывает не только стороны, но и суд соблюдать культуру судебного заседания, не допускать пренебрежительного отношения к участникам процесса.

Естественно, первым желанием было написать жалобу. Однако голословные обвинения к делу не пришьешь. Обжаловать решение суда — особых оснований тоже нет, т.к.

судья не допускала явных нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы повлиять на исход дела.

Вот только после таких процессов нет никакого желания обращаться к судье “Ваша честь” и к суду “Высокий суд”, как требует ст.139 Хозяйственного процессуального кодекса”.

Из письма Елены Телеш, сотрудницы юридического отдела ОАО “Красносельскстройматериалы”, г.Волковыск

ОТ РЕДАКЦИИ. Разумеется, Е.Телеш в деталях поведала нам о своих претензиях к судье. Суть их в том, что судья при очевидном исходе дела в пользу истца продержал его представительницу в ожидании вердикта в течение нескольких часов в коридоре суда, отказался отметить командировку.

На все вопросы и просьбы, связанные с тем, что Е.Телеш предстоял еще неблизкий путь домой и необходимо было успеть на единственный рейс междугородного автобуса, следовал один короткий ответ: “Ждите!”. По форме, может, и правильно, а по существу — издевательство.

Похожие истории встречались и в других письмах…

Как же сторонам в процессе защитить себя от неэтичного поведения судьи? Для этого существует принцип открытости и гласности судебного разбирательства (ст.3 Закона “О хозяйственных судах в Республике Беларусь” от 9.12.98г. N 217-30).

Казалось бы, что еще нужно? Однако, сетуют наши авторы, споры обычно рассматриваются судьей без протокола и с участием в процессе зачастую представителя лишь одной стороны. Законодателям, полагают они, в этом направлении еще есть над чем работать.

Согласны ли с такой оценкой сами служители Фемиды? Какие вообще права и обязанности определяют служебный и нравственный статус судей? Ответить на эти вопросы мы попросили Тамару КИТАЕВУ — председателя квалификационной коллегии судей хозяйственных судов Беларуси, судью Высшего хозяйственного суда.

— Факт поступления в газету жалоб по поводу нарушения судебной этики настораживает квалификационную коллегию. Однако трудно давать оценку действиям судей без соответствующей проверки.

Тем не менее не хотелось бы, чтобы мои коллеги давали повод к подобным обращениям, поскольку успех правосудия определяется прежде всего уровнем кадров.

В связи с этим особое значение приобретают правила профессиональной этики, изложенные в Кодексе чести судьи Республики Беларусь, принятом на первом съезде судей 25.12.97г. Нелишне сегодня о них напомнить.

Судья должен так вести судебное заседание, чтобы лица, участвующие в деле, присутствующие при рассмотрении дела, не сомневались в его объективности и беспристрастности.

Судью должны отличать вежливое, корректное обращение, терпение, принципиальность, стремление глубоко разобраться в существе вопроса, умение выслушать, взвешенность и аргументированность при принятии судебных актов. Несомненно, бывает достаточно сложно сдержаться, когда представитель заинтересованной стороны старается втянуть его в спор. И все же в любом случае он не имеет права поддаваться эмоциям.

Судебная процедура — это сложная и ответственная работа трех субъектов — суда, истца, ответчика. Поэтому, предъявляя исковое заявление, истцу необходимо продумать свою позицию, четко сформулировать предмет и основание своих требований, подкрепить доказательствами каждый довод и взять эти доказательства в судебное заседание, чтобы его не пришлось откладывать.

То же относится и к ответчику. Следует помнить, что доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Законом определены сроки рассмотрения дел.

Почему-то считается, что эти нормы обязательны прежде всего для судьи, но ведь и стороны являются участниками процесса, только от них зависит явка в судебное заседание, наличие необходимых документов и т.д.

Соблюдение этики взаимоотношений, уважение интересов друг друга также способствуют более быстрому и правильному разрешению спора. Поэтому в ходе судебного разбирательства сторонам следует внимательно выслушивать друг друга, поскольку у каждой будет возможность высказаться.

Статья 61 Закона “О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь” указывает, что при осуществлении судебной власти судьи должны неукоснительно соблюдать Конституцию и законы Республики Беларусь, быть справедливыми и беспристрастными.

Судья не должен допускать влияния на свою деятельность со стороны кого бы то ни было, в том числе должностных лиц вышестоящих судов, других должностных лиц, независимо от занимаемой должности и положения, коллег по работе, родственников, друзей или знакомых.

Судья не вправе использовать свое служебное положение в личных целях, а равно для удовлетворения чьих-либо интересов вопреки требованиям Конституции Республики Беларусь, а также давать своим поведением повод другим лицам создавать впечатление, что они располагают возможностью влиять на него.

Судья должен быть осмотрительным при выборе друзей и знакомых, избегать связей, которые могут скомпрометировать его.

Во всех случаях судья должен продуманно осуществлять любой свой поступок, предвидеть его возможные последствия, соотносить его с нормами нравственности.

За соблюдением всех этих норм следит квалификационная коллегия судей хозяйственных судов Республики Беларусь. И надо отметить, что особых поводов для беспокойства у нас нет.

Большинство судей — люди высокой квалификации, действующие в строгом соответствии с присягой, которую они произносят, вступая в должность: “Торжественно клянусь перед народом Республики Беларусь честно и добросовестно выполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велит мне долг судьи”.

В судебном заседании важным является все: правильно взятый тон, манера держаться, деловитость и объективность, предоставление участникам процесса возможности высказать все их доводы по рассматриваемому спору. И все это ради главного — принятия аргументированного, законного и обоснованного судебного акта.

Источник: //neg.by/novosti/otkrytj/sud-i-sudi-2318

Кодекс судейской этики (утв. VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г.) (утратил силу) :: Кодекс судейской этики :: Система арбитражных судов Российской Федерации

Есть ли нарушение со стороны судьи?

страница    Правовые основы    Кодекс судейской этики

Правосудие не может существовать без честного и независимого судейского корпуса. Для обеспечения его честности и независимости судья обязан принимать участие в формировании, поддержании высоких норм судейской этики и лично соблюдать эти нормы.

Глава 1. Общие требования, предъявляемые к поведению судьи

Статья 1. Обязанность судьи соблюдать правила этического поведения

В своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, руководствоваться Законом Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и другими нормативно-правовыми актами, правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.

Статья 2. Приоритет в профессиональной деятельности судьи

Исполнение обязанностей по осуществлению правосудия является основной задачей судьи и имеет приоритетное значение в его деятельности.

Статья 3. Требования, предъявляемые к званию судьи

Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

Глава 2. Правила поведения судьи при осуществлении профессиональной деятельности

Статья 4. Обязанности судьи при осуществлении правосудия

1.

Судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти.

Судья должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности и принимать все необходимые меры для своевременного рассмотрения дел и материалов.

2. Судья обязан быть беспристрастным, не допускать влияния на свою профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было.

При исполнении своих обязанностей судья не должен проявлять предубеждения расового, полового, религиозного или национального характера.

3. Общественное мнение, возможная критика деятельности судьи не должны влиять на законность и обоснованность его решений.

4. Судья должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства. Судье следует требовать аналогичного поведения от всех лиц, участвующих в судопроизводстве.

5. Судья не вправе разглашать информацию, полученную при исполнении своих обязанностей.

Статья 5. Правила поведения судьи при исполнении иных служебных обязанностей

1.

Судья должен требовать от работников аппарата суда и своих непосредственных подчиненных добросовестности и преданности своему делу.

2. Судье, имеющему организационно-распорядительные полномочия в отношении других судей, следует предпринимать необходимые меры для обеспечения своевременного и эффективного исполнения ими своих обязанностей.

Статья 6. Правила поведения судьи во взаимоотношениях с представителями средств массовой информации

1.

Судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним постановлений. Судья не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению постановления судов, вступившие в законную силу, и критиковать профессиональные действия своих коллег.

2. Судья не может препятствовать стремлению представителей средств массовой информации освещать деятельность суда и, если это не будет создавать помех проведению судебного процесса или использоваться для оказания воздействия на суд, должен оказывать им необходимое содействие.

Статья 7. Поддержание уровня квалификации, необходимого для осуществления полномочий судьи

Судья должен поддерживать свою квалификацию на высоком уровне, необходимом для надлежащего исполнения обязанностей по осуществлению правосудия.

Глава 3. Правила поведения судьи во внеслужебной деятельности

Статья 8. Общие требования, предъявляемые к судье во внеслужебной деятельности

1.

Внеслужебная деятельность судьи не должна вызывать сомнений в его порядочности и честности.

2. Судья вправе заниматься любым видом деятельности, не противоречащим требованиям Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и настоящего Кодекса.

3. Судья может участвовать в общественной деятельности, если она не наносит ущерба авторитету суда и надлежащему исполнению судьей своих профессиональных обязанностей.

4. Судья может взаимодействовать с органами законодательной, исполнительной власти и местного самоуправления по вопросам права, судебной системы, судопроизводства, судоустройства, избегая при этом всего, что может вызвать сомнение в его независимости и беспристрастности.

5. Судья не вправе принадлежать к политическим партиям и движениям, поддерживать их материально или иным способом, а также публично выражать свои политические взгляды, участвовать в шествиях и демонстрациях, имеющих политический характер, или в других политических акциях.

6. Судья должен избегать любых личных связей, которые могут причинить ущерб репутации, затронуть его честь и достоинство.

7. Судья должен воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей.

Статья 9. Особенности поведения судьи при реализации права на объединение, свободу мысли и слова

1.

Судья пользуется свободой слова, вероисповедания, правом участия в ассоциациях и собраниях. При этом он должен всегда вести себя таким образом, чтобы не умалять уважения к своей должности и сохранять независимость и беспристрастность.

2. Судья обладает свободой создавать ассоциации судей или другие организации и правом вступать в них для защиты своих интересов, совершенствования профессиональной подготовки и сохранения своей судейской независимости.

3. Судья должен подать заявление о приостановлении своих полномочий в случае выдвижения кандидатом в депутаты органа законодательной (представительной) власти Российской Федерации, органа законодательной (представительной) власти субъекта Российской Федерации, представительного органа местного самоуправления либо на иную выборную должность.

Статья 10. Особенности поведения судьи при осуществлении научной, преподавательской и иной творческой деятельности

Судья вправе не в ущерб интересам правосудия совмещать основную работу с научной, преподавательской, лекторской и иной творческой деятельностью, в том числе носящей оплачиваемый (возмездный) характер.

Глава 4. Ответственность судьи за нарушение требований настоящего Кодекса

Статья 11. Дисциплинарная ответственность судей

1.

За совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и положений настоящего Кодекса) на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:

– предупреждения;

– досрочного прекращения полномочий судьи.

2. При решении вопроса о мере дисциплинарной ответственности судьи учитываются все обстоятельства совершенного проступка, ущерб, причиненный авторитету судебной власти и званию судьи, личность судьи и его отношение к совершенному проступку.

Глава 5. Порядок вступления в силу и пределы действия настоящего Кодекса

Статья 12. Пределы действия настоящего Кодекса

Настоящий Кодекс устанавливает правила поведения судьи в профессиональной и во внеслужебной деятельности, обязательные для каждого судьи Российской Федерации, независимо от занимаемой должности, а также для судей, находящихся в отставке, но сохраняющих звание судьи и принадлежность к судейскому сообществу.

Статья 13. Порядок вступления в силу настоящего Кодекса

Со дня утверждения настоящего Кодекса признать утратившим силу Кодекс чести судьи Российской Федерации, утвержденный постановлением Совета судей Российской Федерации от 21 октября 1993 года.

Страницы: | 1 |

Источник: //www.arbitr.ru/law/kodeks_sud_etiki/

Выносить суд из избы — PRAVO.UA

Есть ли нарушение со стороны судьи?

Прошлогоднее показательно-назидательное увольнение ряда судей «по сокращенной процедуре» фактически без права на апелляцию не прошло бесследно. Получив добрый запас свободного времени и вооружившись гарантиями Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, уволенные в мае—сентябре 2010 года судьи год спустя «дошли» до Европейского суда по правам человека.

Сегодня европейской справедливости ожидают не менее 8 бывших судей, уверенных: приставка «бывший» — временна.

Напомним, с принятием Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно недопущения злоупотреб­ления правом на обжалование», когда процедура обжалования решений Высшего совета юстиции, Верховного Совета Украины и Президента Украины была сведена до одной инстанции — специализированной палаты Высшего административного суда Украины, все судьи, которые тем или иным образом были неугодны власти, или действительно допустили нарушение присяги (но оно поблекло на фоне процесса), были почти одномоментно уволены с должностей.

Увольнение проводилось примерно по такой схеме: внесение представления в Высший совет юстиции (для особо ценных — завершение продолжительной проверки) — внесение представления об увольнении с должности за нарушение присяги после второго (иногда первого) заседания, на котором судья отсутствовал, — поддержка представления ВСЮ Комитетом Верховного Совета по вопросам правосудия и постановление парламента об увольнении с должности за нарушение присяги (для судей, избранных ранее на должность бессрочно) или издание Указа Президента аналогичного содержания (для судей, назначенных на 5‑летний срок полномочий впервые).

При этом неявка судьи на заседание обеспечила продление процесса не более чем на неделю, а затем стала формальным основанием для отмены решения парламента. Однако даже после позитивного решения пятой палаты ВАСУ некоторые судьи были уволены, причем на основании тех же представлений ВСЮ, что и в первый раз. А после изменения законодательства — без прохождения профильного комитета.

К слову, формально представление ВСЮ, принятое советом со старыми полномочиями, не было отменено.

Но является ли представление, которое требует одобрения профильным парламентским комитетом (принятое до 30 июля 2010 года), тем же документом, который вносит ВСЮ после вступления в силу Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», то есть обязательным для формального поддержания парламентом? Думается, вряд ли — полномочия не те, да и процедура изменилась. Однако этому факту, очевидно, ­придется давать оценку и Европейскому суду.

Стоит отметить, что, сократив до минимума процесс обжалования решений отдельных органов, тем самым уменьшено количество национальных средств защиты нарушенного права, что, ­фактически, после решения пятой палаты ВАСУ переводит спор в юрисдикцию Европейского суда по правам человека.

Что касается продвижения дел наших судей в Европейском суде, то, по информации «Юридической практики», по нескольким жалобам уже открыто производство, направлено уведомление государству (правительству Украины) о заявлении и предложено дать ответы на некоторые интересные вопросы.

Например, европейских судей интересует мнение правительства о том, можно ли считать пятую палату ВАСУ такой, которая сформирована в полной независимости от администрации и председателя суда, и является ли Высший совет юстиции независимым органом. А также прочие вопросы, связанные с оценкой процедуры увольнения суда и обжалования принятого решения на предмет соответствия их статье 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Ответы на эти вопросы уже должны быть направлены в Суд, который в октябре может начать рассмотрение первых жалоб.

Кстати, среди первых должна быть жалоба Владимира Корзаченко, уволенного Указом Президента Украины от 6 июля 2010 года с должности судьи Носовского районного суда Черниговской области на основании представления ВСЮ от 7 июня 2010 года. Интересно, что ВСЮ усмотрела нарушение присяги со стороны судьи в тех действиях, которым два года назад уже была дана оценка, за что ему был вынесен выговор.

Впрочем, вероятнее всего, пользуясь преимуществами новой процедуры, Европейский суд, рассмотрев одно дело, будет руководствоваться собственной практикой, и другие жалобы рассмотрит по сокращенной процедуре. Однако есть вероятность, что не все.

Дело «Волков против Украины» по жалобе Александра Волкова, уволенного с должности судьи Верховного Суда Украины, имеет шансы быть рассмотренным в порядке устного производства, и обещает быть не менее показательно-назидательным, но уже для правительства Украины, чем увольнение судьи ВСУ для судей.

Ждать, ввиду повышенного интереса Европейского сообщества к украинскому правосудию, долго вряд ли придется. Любопытно, каким будет «приговор» украинскому правосудию, а вместе с ним и всей судебной системе?

Ведь в рамках такого рода дел, когда нарушения (если подтвердятся судом) допущены на столь высоком уровне, это может бросить тень не только на деятельность Высшего совета юстиции, Высшего административного суда Украины, но и парламента. А затем будет стоять вопрос о соответствии украинской правовой системы заявленным ею же принципам?

Судьи, уволенные с должности за нарушение присяги после принятия Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно недопущения злоупотреблений правом на обжалование» от 13 мая 2010 годаПостановления Верховного Совета Украины «Об увольнении судей»
№ 2316-VI от 3 июня 2010 годаВалентина Смилянец, судья Хозсуда г. КиеваОлег Бачун, судья Окружного админсуда г. КиеваНаталия Гандзий, судья Приморского райсуда г. ОдессыИрина Свинская, судья Малиновского райсуда г. Одессы

Сергей Конякин, судья Голованевского райсуда Кировоградской области

№ 2352-VI от 17 июня 2010 годаАлександр Волков, судья Верховного Суда УкраиныСветлана Полищук, судья Апелляционного суда г. КиеваАнтонина Муштат, судья Синельниковского горрайсуда Днепропетровской областиВалентина Паламарчук, судья Згуровского райсуда Киевской областиАндрей Остахнович, судья Фастовского горрайсуда Киевской областиВиктор Шудря, судья Семеновского райсуда Полтавской области

Татьяна Киселева, судья Шполянского райсуда Черкасской области

№ 2515-VI от 9 сентября 2010 годаПавел Тюхтий, судья Макаровского райсуда Киевской областиОлег Пампура, судья Арбузинского райсуда Николаевской области

Виталий Лесогоров, судья Хозяйственного суда Одесской области

№ 2557-VI от 23 сентября 2010 годаВиталий Рыжиков, судья Мукачевского горрайонного суда Закарпатской области
№ 2643-VI от 21 октября 2010 годаЮрий Кибальный, судья Юрьевского районного суда Днепропетровской областиЕлена Деревлева, судья Артемовского горрайонного суда Донецкой областиВиктор Заборовский, судья Мукачевского горрайсуда Закарпатской области

Юрий Коршенко, судья Хозяйственного суда Полтавской области

№ 2865-VI от 23 декабря 2010 годаКирилл Кормушин, судья Шевченковского райсуда г. Киева
Олег Карякин, судья Енакиевского городского суда Донецкой области
№ 2867-VI от 23 декабря 2010 годаИгорь Бараненко, судья Киевского апелляционного админсудаЛюдмила Стасовская, судья Заводского райсуда г. Днепродзержинска Днепропетровской областиГеннадий Мищенко, судья Ворошиловского райсуда г. ДонецкаАлександр Демченко, судья Малиновского райсуда г. ОдессыЛюдмила Артакова, судья Червонозаводского райсуда г. Харькова

Нина Бабич, судья Святошинского райсуда г. Киева

№ 3288-VI от 21 апреля 2011 годаИгорь Бондаренко и Алексей Завирюха, судьи Бориспольского горрайсуда Киевской области
№ 3543-VI от 16 июня 2011 годаВиктор Нерознак, судья Пустомытовского райсуда Львовской области
Указы Президента Украины «Об увольнении судей»
№ 666/2010 от 4 июня 2010 годаИван Кавка, судья Иршавского райсуда Закарпатской области
Олег Стародуб, судья Уманского горрайсуда Черкасской области
№ 667/2010 от 4 июня 2010 годаЛеонид Чубенко, судья Днепропетровского райсуда Днепропетровской области
№ 709/2010 от 18 июня 2010 годаПетр Ковзель, судья Окружного админсуда г. Киева
Вадим Рыков, судья Ковпаковского райсуда г. Сумы
№ 755/2010 от 6 июля 2010 годаВладимир Корзаченко, судья Носовского райсуда Черниговской области
№ 771/2010 от 16 июля 2010 годаНаталия Миняйло, судья Михайловского райсуда Запорожской области
№ 899/2010 от 14 сентября 2010 годаВладимир Данько, судья Коминтерновского райсуда г. Харькова
№ 642/2011 от 6 июня 2011 годаОлег Бондаренко, судья Святошинского райсуда г. Киева
№ 700/2011 от 22 июня 2011 годаВладимир Донин, судья Ивановского райсуда Одесской области

Источник: //pravo.ua/articles/vynosit-sud-iz-izby/

Законовед
Добавить комментарий